Никаких скрипок и саксофонов! – А, по-моему, саксофон будет даже очень кстати, – она от-пила из своего тропического бокала, – я считаю, это очень сексу-альный инструмент


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
©
Юри Балабанов, 0..
6 г,
Из интервью с Юри Балабановым8 «Я родился в Ливиралии, посреди
Мирового океана, недалеко от Гипоталамуса, там, где знаменитая Белая
Бухта, Мы жили на самом берегу океана, в местечке Ирисл, Ирисл в пе
реводе с ливиралийского означает Серый Бугор, –ак оно и было8 песок,
серый, будто выжженный солнцем, и океан, Больше ничего, После очеред
ного шторма океан выбрасывал на берег множество всяких предметов – от
мячиков, с которыми играют собаки, и одноразовых зажигалок до портмо
не и курительных капитанских трубок, Для всех это был хлам, а для меня
за этими предметами скрывался целый мир, который при желании можно
было «расшифровать», оживить в своей фантазии, сделать ещё более до
Своему таланту рассказчика и дедуктивной способности восстанав
ливать события и атмосферу из мелочей, часто ускользающих от нашего
внимания, Ю, Б, нашёл применение в писательском ремесле, отточен
ном вначале в «Штучках» (1760 год, лучшая русская проза, альманах
«L’?nostronhes», Париж), затем в романе «Would wou like to come into mw
Предлагаемое Вам произведение по своему объёму превосходит при
вычное представление о романе, Как утверждает автор, «на этот раз было
много, что рассказать и что восстановить из мелких, тщательно скрытых
«Калининград-Восточная Пруссия» – это незабываемая атмосфера
свободы, лёгкости, сплетения хитроумных увлекательных сюжетов9 бо
лее ста двадцати героев и персонажей, живущих своей неповторимой и
полнокровной жизнью9 драматические коллизии и пикантные ситуации,
реальные факты и концептуальные аллегории, «Калининград-Восточная
Пруссия» – парадокс всей нашей жизни, поиск места под солнцем, столк
1771 Яка,
Певец, «голос андеграунда», накануне своего 11-летия пере
живает жестокий душевный кризис, Волей случая артист попадает в один
из провинциальных городов России, Местные «воротилы» покорены непос
редственной искренностью артиста9 а сам певец пленён городом и новыми
…Но город также раздираем противоречиями8 в стране – расцвет банди
тизма и передела собственности, Не всем приходится по вкусу свободный от
условностей, ищущий и мечущийся артист, демонстрирующий консервативно
настроенному населению «разнузданность и абсолютную свободу нравов», Бо
лее того, вольно или невольно, певец влезает в местные тайны, не предназна
ченные для посторонних, Настало время преподать «заезжей птичке» урок…
Все планы нарушает известный шоумен с Центрального телевидения,
приезжающий специально для того, чтобы взять у певца интервью, Наказы
вать артиста теперь никак нельзя, Но и позволить встретиться с шоуменом –
НктдЬзшйче ркй
, на котором развиваются события в романе (одичание
страны и постепенное отделение от неё не желающих дичать), лишь повод для
обострения сюжета, главную роль в котором играют те, для кого слова «мораль
ный закон и совесть» являются не только словами, но и принципом жизни,
Между тем, маленький островок под названием «Калининград-Вос
точная Пруссия», удерживаемый Центром и раздираемый внутренними про
тиворечиями – невозможность отделиться, как сделали это другие союзные
В силу исторических причин возникновения (эта земля досталась нам
лишь 4. лет тому назад по аннексии), маленькая страна «Калининград» имеет
особые культурные корни, которые не удалось уничтожить ни бомбёжками,
ни политагитацией, Современная Калининградская Область, расположен
ная на территории бывшей Восточной Пруссии всегда была и будет чем-то
особенным, привлекающим внимание не только художников и поэтов, но и
О порой весёлой, а порой и трагичной борьбе Свободного Духа с –олс
DAPD
GIPS
IO MRGWZHGWGR DGS
DNAWGP NIEHVGS
Ywtk Dcncdcnov
MANIPIPIRAD
OSVPRGW
GP
Roocn kn zwgk D
КНИГА
ПЕРВАЯ
В ТЕНИ
ГОЛУБОГО КРЕСТА
Юри БАЛ
БАНОВ
КАЛИНИНГРАД У
ВОСТОЧНАЯ ПРУССИЯ
Роман в двух
В последние годы жизни Кант перестал говорить с посе
тителями о философских предметах, Сидя на уютной
веранде и попивая крепкий чёрный кофе, он рассуждал о
УАНОШ 1
ИКНЖВА “ ЖЁЙДГ
Непонятным мне кажется странное8
ГзЬЮЬ 1
ББАА ДЗД ДГИБЙА?
Наше время, Франция, Париж, кафе «–ристан»,
раннее утро
«Скмкфде иЬобмдЬз азы нтбйЬмды “ щок йб мЬннжЬг, д аЬвб
йб лкЮбнош, д пв оби Экзбб, йб ндйклнднч, нжплчб д нвЬочб,
йб лкгЮкзыъхдб мЬгиЬсйпошны жмчзшыи, йб аЬъхдб ЮкгапсЬ
ибуоб, БбгпнзкЮйк, Юнё акзвйк номкдошны йЬ рЬжоЬс, Йк рЬж
оч щод йб акзвйч Эчош нпсдид, Бнзд оЬж лмкхб лкйыош, Эпаок
мчЭч Ю кжбЬйб, кйд акзвйч жплЬошны Ю ЮкзйЬс Ьоикнрбмч, Йк
бнош оЬжЬы лЬжкнош “ «йбкЭскадикб, йк йбакноЬокуйкб пнзк
Юдб», Никомд8 Ю ндйклнднЬс рЬжокЮ щодс йЬЮЬзки, Ь Юко нЬикЯк
тбййкЯк “ Ьоикнрбмч “ йбо9 Ю лкЮбноыс вб д мЬннжЬгЬс бнош Ьо
Д Юко оЬждб гЬпийчб Юбхд ЯкЮкмдзднш убзкЮбжп, жкокмче
окзшжк здфш йбаЬЮйк йЬуЬз кнЮЬдЮЬош рмЬйтпгнжпъ здобмЬ
опмп Ю кмдЯдйЬзб, лмдуёи, йЬ лбмЮчс лкмЬс “ збЯжкудоЬбикЯк
Лкубип ы оЬж ЯкЮкмъ? “ АЬ лмкнок п АъиЬ йбо оЬждс нзкв
А лмкдгйкндз кй Юнё щок вЬмжди помки, Ю йбЭкзшфки жЬрб
лка йЬгЮЬйдби «ОмдноЬй», уок Ю нЬики йЬуЬзб ЬЮбйъ ИЬж©ИЬ
ЯкйЬ, кожпаЬ ЮдайЬ ЮбмспфжЬ ЩербзбЮке ЭЬфйд д кЮЬзшйче,
Кадй окзшжк Юда НЬжмб Жбм ЮаЬзд, д йЬажпфбййкЯк «жмп
ЬннЬй аб Рзём» лбмба окЭке йЬ нокзб9 кадй окзшжк Южпн уём
йкЯк жкрб, днокуЬъхбЯк мЬенжде ЬмкиЬо, йЬлмкуш ЮчЭдЮЬъо
дг ЯкзкЮч нлкнкЭйкнош ЮкнлмдйдиЬош вдгйш нзквйк, убмбг
ибоЬркмч д рдзкнкрнждб жЬобЯкмдд, дЭк Ю ЯкзкЮб оЮкбе Юнё
лмкакзвЬбо гЮпуЬош АъиЬ, (Бхё Эч! Лкнзб йкуйкЯк н йди нЮд
«Раннее лето висело над Парижем знойным маревом,
которое улетучивалось к вечеру, уносимое лёгким ветром
вдаль с холмов, к Сене, –ам, у воды, оно, лето, остывало
за ночь, но только для того, чтобы утром, часов с десяти,
вновь, нагретое поднимающимся раскалённым солнцем, за
виснуть над городом, грозя задушить его в жарких, тесных
Йп скмкфк, КноЬЮди здобмЬопмйчб гЬЭЬЮч, Щок Эчз йб
АъиЬ, Щок Эчз ы, ЙЬлднЬйк нбЯкайы, жЬж окзшжк лмкнйпзны,
Ич ндабзд Ю жЬрб «ОмдноЬй», д лкнзб омёс ЭкжЬзкЮ фЬи
лЬйнжкЯк, ийб, мЬгикмёййкип йЬноплЬъхбе вЬмке, н омпаки
паЬЮЬзкнш лкйдиЬош, ок, убЯк ы йб икЯ Эч лкйыош аЬвб Ю кубйш
омбгЮки нкнокыйдд д аЬвб Ю лмксзЬаб Йком АЬии аб ЛЬмд, Яаб
гЮпудо зЬочйш, Ь ко Эздгкнод БкЯЬ йбЮкзшйк ноЬйкЮдфшны ипам,
Д йб ыгчжкЮче ЭЬмшбм Эчз окип Юдйке, Ы лпобфбноЮкЮЬз лк
БЮмклб пвб абныош збо9 дгпудз йб окзшжк рмЬйтпгнжде, йк д
лкзшнжде, йбибтжде, ЬЮномденжде (Юнби щоди ы Эбгпийк Якм
впнш), д лк мкап нЮкбЯк мбибнзЬ фЬйнкйшб кЭхЬзны нк ийкЯд
ид зъашид, йк йджкЯаЬ йб днлчочЮЬз н йдид йдубЯк лкакЭйкЯк
Бнзд АъиЬ Эчз азы ибйы «рмЬйтпгнжке лЬнокмЬзшйке
лмкнококе», ок ике ампЯ РЬЭшбйй “ «йбибтжке кмЯЬййке рп
Яке мб©идйкм», Ок бнош, нзпфЬбфш Юбнш щоко йЬЭкм ЬжжкмакЮ,
йдубЯк йб лкйдиЬбфш Ю дс сЬкнб, Ь лкоки, жкЯаЬ сЬкн гЮпжкЮ
Щок д нзпудзкнш мЬййди помки Ю жЬрб «ОмдноЬй», жкЯаЬ
РЬЭшбйй гЬжкйудз нЮкъ лкзйпъ ибоЬркм д щлдобокЮ мбуш, Ж
нзкЮп нжЬгЬош, лкнзбайдб Ьжжкмач рпЯд Эчзд Экзбб©ибйбб ЮмЬ
“ Апмд, ы дхп днокмдъ, Ю жкокмке Эчзк Эч акноЬокуйк дй
обмбнйчс д гЬсЮЬочЮЬъхдс рЬжокЮ9 Яаб Эчз Эч лмыике, Эбгк
Юныждс «коЮзбубйде Ю лмкфзкб» нъвбо, жкокмче ыЮзызны Эч
Юибноб н оби д жкиибмубнжди лмбалмдыодби, д йЬнокыхди дн
А лкнжкзшжп кмЯЬги д ЮаксйкЮбйдб Эчзд йЬ лкаскаб, ы
“ Скубфш, мЬннжЬвп, жЬж ы лклЬз Ю кадй Якмка, жкокмче
“ ЗъЭкЮйчб «одод©идод» йЬ ркйб ЛЬмдвЬ йбийкЯк лмд
ЛмбжмЬнйк кЭк ийб апиЬбо ике ампЯ, БкзшфбЯк кй ко ибйы
“ ЩоЬ днокмды йб лмк икъ щидЯмЬтдъ, Йк кйЬ аздййЬы, н
тбзке Юбмбйдтбе рЬжокЮ, д Юибноб н оби Ю йбе Эпабо ЬоикнрбмЬ,
“ Бнош лмбазквбйдб, Бнзд ок, к уёи оч йЬуйёфш мЬннжЬ
гчЮЬош, лкакеаёо азы икбЯк йкЮкЯк лмкбжоЬ, ы опо вб Ямкижк
д обЬомЬзшйк, Юкнжзджйп8 «ВКО КЙК!», ГЬоби ич лкалдфби н
окЭке жкйомЬжо, ВчЯкайче азы ЮЬн жкйомЬжо, Апмд ЛдзкмЬикЮ,
“ Оч лмбазЬЯЬбфш ийб мЬЭкоЬош н окЭке Юибноб?!! “ Юкн
Нокл, Габнш йЬак Юйбнод йбжкокмпъ ынйкнош, КЭцынйдош,
ЖОК ДИБЙЙК лмбазЬЯЬз ийб (лмд паЬуйки мЬнлкзквбйдд
гЮёга йЬ йбЭб, мЬгпиббоны), днлкзшгкЮЬош ике мЬннжЬг азы йЬ
лднЬйды нтбйЬмды, дЭк мЬййди помки Ю жЬрб «ОмдноЬй», уок
йбаЬзбжк ко НЬжмб Жбм, ы ндабз йб лмкнок н жЬжди©ок оЬи амп
Яки©рдзкнкрки, йк н оби нЬичи РЬЭшбййки ЗЬжмпЬ, уок йЬ
лднЬз нтбйЬмдд ж «БбЯп гЬетЬ лк лкзыи» д бхё ж нбид фбабЮ
мЬи9 лмдуёи, кадй дг йдс “ «ЛмЬЮаЬ кЭ Щзкдгб АщЮкйжпм» “ лк
нЮкбип нкЭноЮбййкип мкиЬйп, Ю 0..2 ноЬЮфбип Юк РмЬйтдд
“ ЛкжЬ ы йб лмбазЬЯЬъ обЭб мЬЭкоЬош нк ийке, йк ЯкЮкмъ
убнойк8 бнзд ийб лкймЬЮдоны иЬобмдЬз, жкйомЬжо обЭб лмдаёо
ны лкалднЬош, “ окмвбноЮбййк лмкдгйён око нЬиче РЬЭшбйй
ЗЬжмпЬ,
ВйбгЬлйк ЮктЬмдЮфЬыны одфдйЬ гЬ йЬфди нокзджки,
жЬгЬзкнш, лбмбйбнзЬнш д йЬ нкнбайдб8 Юнё Ю жЬрб гЬодсзк Ю
жЬжки©ок окмвбноЮбййки д Юибноб н оби абзкЮки квдаЬйдд,
Эпаок Эч Юнб ндаыхдб ЮкжмпЯ нзчфЬзд к оки, уок нбеуЬн лмба
зквдз ийб ике ампЯ, КнкЭбййк оп уЬнош, уок лмк ЮчЯкайче
жкйомЬжо,
Нкздайчб иЬаЬи, мЬнлкзквдЮфдбны нбжнобоки Ю обйд
тЮбойкЯк гкйоджЬ, лбмбноЬзд мЬакнойк икмкудош ампЯ ампЯп
ЯкзкЮч лмк тбйч Ю ЯЬзбмбб «ЗЬрЬебо», ГЬЭчЮ лмк «ЗЬрЬебо»,
аЬикужд пноЬЮдзднш йЬ ибйы, нзкЮйк Юнб ич пвб ампвйк лмд
нпоноЮпби йЬ лкалднЬйдд окЯк нЬикЯк «абйбвйкЯк» акЯкЮкмЬ д
“ Скмкфк, “ гЬЯкЮкмдз ы, йЬжкйбт нлмЬЮдЮфднш н Юкзйб
йдби, “ В йЬуЬзб икбе днокмдд ЭчзЬ вбйхдйЬ, Д бхё ЭчзЬ
номЬйЬ, Д номЬйЬ щоЬ йЬгчЮЬзЬнш Мкннды, оЬж уок, «йбикайче»
Ы Эмкндз ЮгЯзыа йЬ РЬЭшбййЬ, лканкгйЬобзшйк квдаЬы,
уок нбеуЬн Юибнок «ВКО КЙК» лмкгЮпудо8 «А Мкннды, акмк
«Н ампЯке нокмкйч, “ лкапиЬз ы, “ лкубип, нкЭноЮбййк,
бЯк акзвбй падЮзыош око рЬжо, уок ы мЬннжЬгчЮЬъ бип лмк Мкн
ндъ? Бнзд кй скубо ко ибйы абоЬзд д Юныждб оЬи лкамкЭйкнод,
йб ЯкЮкмы пвб кЭ Ьоикнрбмб, кй лкйдиЬбо, йЬЮбмйкб, к жЬжке
номЬйб ы икЯп мЬннжЬгЬош8 окзшжк к оке, Ю жкокмке мкваёй, К
Ы йЬ идйпоп пикзж, Бнзд РЬЭшбйй скобз Ьоикнрбмч, ийб
йпвйк Эчзк йЬуЬош н ЮбншиЬ йблмдыойкЯк… йк н щокЯк «йблмд
ыойкЯк» йбкЭскадик Эчзк йЬуЬош, жЬжди Эч йблмдыойчи кйк
“ Щок Эпабо лкжЬ йб ЬоикнрбмЬ, “ кнокмквйк йЬуЬз ы, мб
фдЮфднш йЬжкйбт, “ щок Эпабо… оЬж, жЬмодйЬ Ю кЭхдс убмоЬс,
уокЭч оч лкйдиЬз… Внё щок йЬуЬзкнш Ю Мкнндд абЮыйкночс
ЯкакЮ, Ко вбнокжке тбйгпмч ич йбквдаЬййк Эмкндзднш Ю амп
Япъ жмЬейкнош8 Ю лкзйпъ ЮнбакгЮкзбййкнош д нЮкЭкап, Д Юко,
лмбаноЬЮш нбЭб щоп нЬипъ жЬмодйп8 лк Юнбе номЬйб лкуод йб
нйдиЬъоны рдзшич, дЭк йЬи йб ак днжпнноЮЬ, Ьжоёмч пидмЬъо
Ю йдхбоб, икзкаёвш йб лкноплЬбо Экзшфб Ю Юпгч дг©гЬ йблмб
нодвйкнод кЭмЬгкЮЬйды, лмбалкудоЬы кЭмЬгкЮЬйдъ кожмчопъ
жкиибмтдъ д уёмйче Эдгйбн, БЬйадодги лмдйдиЬбо жкзкн
нЬзшйчб иЬнфоЬЭч, жмдидйЬзшйче идм н бЯк ЯмпллдмкЮжЬид
жкйомкздмпбо Юнё д Юны, ийкЯкуднзбййчб РдйЬйнкЮчб лдмЬ
идач ЯмЬЭыо йЬмка, ЙЬ щномЬаб “ фЬйнкй, окзшжк йб Ю йЬфби
йкмиЬзшйки лкйдиЬйдд, Ь Ю лкйдиЬйдд «blatnjak»… лкгвб оч
пгйЬбфш, уок щок оЬжкб… здобмЬопмЬ д обзбЮдабйдб мЬннжЬгч
ЮЬъо к Эчоб оъмби д к лмкЭзбиЬс пмжЬЯЬйкЮ, ЙбпЯкайчс лмба
лмдйдиЬобзбе лмдсзклчЮЬъо, нзкЮйк ипс, Ь обс, жкЯк йб икЯпо
“ Ы гйЬъ кЭ щоки, “ лмкдгйён РЬЭшбйй, “ ич Юнб габнш
гйЬзд кЭ щоки, В иЬЯЬгдйЬс окЯаЬ Юднбзд лзЬжЬоч8 «Лкиквби
Вко оЬж нъмлмдг! Ы упош нк нопзЬ йб нЮЬздзны, К оЬжке
лкамкЭйкнод ы йб гйЬз, НжЬгЬош, уок ийб ЮампЯ ноЬзк впожк,
Экзшйк д ночайк? “ нздфжки здобмЬопмйк, д ЮкЮнб йб ок кл
мбабзбйдб, Бкзшйк, впожк д ночайк ийб ноЬзк гЬ ЙДС, ГЬ
ок, уок кйд йЬн оЬждид лмбаноЬЮзыъо, Гкмакнош йЬтдкйЬзш
йЬы икы ЭчзЬ гЬабоЬ, А оЬждб фопжд ибйы бхё Экзшфб Юакс
йкЮзыъо!
“ Уок в, “ лмкЯкЮкмдз ы, “ Юко оЬжке ЭчзЬ номЬйЬ, Д вбй
ИпвудйЬ Эчз Ьмодноки, ЛбЮтки, Внб нЮкд лбнйд кй лкн
ЮыхЬз щоке вбйхдйб9 зпуфб нжЬгЬош8 Юнё, уок кй йЬлднЬз д
нлбз Ю об Якач, Эчзк йЬлднЬйк окзшжк лкокип, уок щоЬ вбйхдйЬ
ЭчзЬ мыаки, АЬвб жкЯаЬ ипвудйЬ пбгвЬз жпаЬ©ок, кйЬ, вбй
“ Ы гйЬъ, уок ИкнжЮЬ “ оЮке мкайке Якмка, Лмк мкайке
Якмка йб ЯкЮкмыо, днлкзшгпы щлдобо «кжкзакЮЬз», АоикнрбмЬ
мкайкЯк ЯкмкаЬ ЮлдочЮЬбоны н икзкжки иЬобмд д лмдйдиЬбо
ны, жЬж акзвйкб, Лкйыодб вб «кжкзакЮЬз» ЮжзъуЬбо Ю нбЭы йб
жкйноЬйоп, Ь Юмбибййке лмктбнн, дйчид нзкЮЬид, йбжпъ ниб
йп нкнокыйды8 «Эчз кЭчжйкЮбййчи, Ь гЬоби “ гЬжкзакЮЬзд»…
ЙЬ иЯйкЮбйдб ы гЬнкийбЮЬзны, Нзквйкнош ичнзд РЬЭшбй
йЬ ЗЬжмпЬ д икы лмкноЬы днокмды икЯзд лмкнок «лбмбжздйдош»
ампЯ ампЯЬ, «нокзжйпошны» ампЯ н ампЯки, д… «ЖкЯаЬ аЮЬ лмба
ибоЬ ноЬзждЮЬъоны, лмкднскадо здЭк днжмЬ, здЭк гЮпж, “ Юнлки
йдз ы нзкЮЬ БжЬобмдйч Ибадуд, лмкудоЬййчб йбаЬЮйк п окЯк
нЬикЯк АъиЬ, “ днжмЬ кнЮбхЬбо, гЮпж вб пжЬгчЮЬбо йЬлмЬЮзб
йдб, Д ок д ампЯкб ЮчЯкайк азы ноЬзждЮЬъхбЯк лмбаибоч», Щод
нзкЮЬ кЭкамдзд ибйы8 жок гйЬбо, Эчош иквбо, дг нокзжйкЮбйды
лмкноке икбе днокмдд д йбкЭчуйкЯк кЭмЬгЬ ичнзд икбЯк ампЯЬ
уок©ок д Ючеабо?,, Д ы кжкйуЬобзшйк мбфдзны йЬ мЬннжЬг,
“ ДоЬж, щоди ипвудйке Эчз ы, А Якмка, жкокмче кжкзакЮЬз
ибйы бхё Ю аЬзёжки Эпапхби, Ы йб гйЬъ лкжЬ к бЯк нпхбноЮк
ЮЬйдд, П ибйы лкжЬ бнош окзшжк ИкнжЮЬ д ВбйхдйЬ, ВбйхдйЬ,
А пбгвЬз ы д Ю нЬики абзб уЬнок8 Эбнжкйбуйчб ЯЬномк
зд,,, Йк, йбникомы йЬ ок уок ы ийкЯк мЬЭкоЬз, абйбЯ йЬ вдгйш
Юнё мЬЮйк йб сЮЬоЬзк, (Ы лкгвб мЬннжЬвп, уок щок Эчзд гЬ
ЯЬномкзд,)
Ич кубйш скобзд дибош мбЭёйжЬ, йк мбфдзд, уок лкакв
«ЖкЯаЬ зъЭдфш, нЮкбЮкздб д нидмбйдб “ щок аЮб Юбхд, к
жкокмчс йпвйк акЯкЮЬмдЮЬошны», “ Юнлкийдз ы облбмш нзкЮЬ
н мбЭёйжки, лкжЬ Юнё йб пзывбоны, лкжЬ йб лкыЮыоны абйшЯд,
лкжЬ мкиЬйоджЬ вдгйд аЮпс зъЭыхдс ампЯ ампЯЬ зъабе йб
лмбЮмЬодоны Ю йкмиЬзшйчб пнзкЮды азы лкыЮзбйды омбошбЯк,,,
Ы иЬсйпз нЬзрбожке, йбЮкзшйк нлЬмкадмкЮЬЮ дгзъЭзбй
йче вбно РЬЭшбййЬ, д гЬжЬгЬз нбЭб йЬ щоко мЬг «Нидмйкрр»
“ Икы жкйтбмойЬы абыобзшйкнош лмбмЮЬзЬнш нкЮбмфбййк
йбквдаЬййк д н лкзйчи нжЬйаЬзки, йк опо вб ийб лмбазквдзд
лкпуЬноЮкЮЬош Ю кубйш дйобмбнйки ждйклмкбжоб, лмдуёи абйшЯд
гЬлзЬодзд ЬЮЬйнки, д акЮкзшйк Экзшфдб, Вдгйш опо вб йЬзЬ
адзЬнш “ пномкдзны щоко лмкжзыоче д оЬж йбкЭскадиче Эчо, ГЬ
щок ич лклзЬодзднш ЮнбЯк здфш убочмшиы ибнытЬид икбЯк ко
ЖкЯаЬ ы Юбмйпзны, ок гЬноЬз нЮкъ Гкншы, Ь гЮЬзд бё Гк
ншы,,, йбо, лк©мпннжд гЮпудо зпуфб,,, ГкнбйшжЬ, ОЬж Юко, гЬноЬз
“ Спвб, “ коЮбодз ы, йЬ щоко мЬг йЬудйЬы йбийкЯк йбмЮйд
уЬош, “ ы гЬноЬз нЮкъ Гкнбйшжп дЯмЬъхбе йЬ лкзп нк хбйжки
жкззд, Оч лмбаноЬЮзыбфш, жЬж щок номЬфйк?!! В икё конпоноЮдб
кйЬ ЙАФЗА НБББ МББЁЙЖА, ЙЬфзЬ нпхбноЮк, жкокмкип
икЯзЬ лкаЬмдош нЮкъ йбдномЬубййпъ, Эшъхпъ убмбг жмЬе иЬ
НкЭЬужп ич йЬгЮЬзд ИЬйбужке, ЗъЭдзд бё д ЮлмЬЮап, жЬж
мбЭёйжЬ, койкндзднш ж йбе, жЬж ж убзкЮбжп, ЛкыЮзбйдъ вб Ю
йЬфбе жЮЬмодмб йЬ НЬакЮки жкзштб йЬнокыхбЯк убзкЮбужЬ Юнё
бхё ибфЬз лмкжзыоче Эчо, Н вдЮкойчи Эчзк лмкхб, Ибйш
фб коЮбоноЮбййкнод, А зъЭЮд д йбвйкнод “ иквбо Эчош, аЬвб
Экзшфб,,, «ИЬйбужЬ скубо лд©лд, ИЬйбужЬ скубо нлЬожд», Щок
номЬфйк, РЬЭшбйй, йк ы окЯаЬ йб лкйдиЬз, йЬнжкзшжк Юнё щок
номЬфйк, Лкоки ы ЮйкЮш колмЬЮдзны Ю лкбгажп, Ж Гкнб оби Юмб
ибйби гЬфёз кадй йЬф кЭхде гйЬжкиче, иквйк нжЬгЬош, ике
Эздгжде ампЯ, д «кожмчз йЬ Юнё ЯзЬгЬ», НжЬгЬз, Юбмйбб кЭцын
йдз, уок бнош оЬждб ноЬмпсд, жкокмчи лкгайк дибош абобе, ОЬж
Юко, кйд гЬЮкаыо нбЭб нкЭЬукйкж,,, ЙЬмывЬъо дс Ю жкноъиуджд,
жкмиыо н зквбужд,,, (Ы лкжкндзны йЬ нбжнобо лквдзчс иЬаЬи
,,,Кй «кожмчЮЬз бе ЯзЬгЬ» ак нЬикЯк ЮбубмЬ, Лкоки кйд
гЬвЯзд нЮбуд, Ючлдзд фЬилЬйнжкЯк,,, А аЬзшфб,,, аЬзшфб Эчзк
дибййк оЬж, жЬж оч лмбалкзквдз8 лкнобзш, зъЭкЮйдж, жкдопн
,,,ГЬмнкй лмдйён Юкажп, Ы косзбЭйпз йбийкЯк, жЬж колдЮЬ
ъо уЬе дг уЬфжд “ йб лкупЮноЮкЮЬЮ йд кЭзбЯубйды, йд кЭвдЯЬ
…Когда я вернулся из поездки, она мне всё рассказала, Рас
сказала правду, потому что однажды мы договорились ничего не
скрывать друг от друга, А я не выдержал, Сорвался, Орал, как
сумасшедший,,, Орал, угрожал, и так же внезапно, как вспыхнул,
– Зачем ты так?,, Мы же договорились ничего не скрывать
друг от друга,,, Я не предавала тебя, просто со мной случилась
беда, и только ты мог мне помочь,,, –олько тебе я могла обо всём
– Беда?!! – вновь начал орать я, отрывая руки от лица, раз
брызгивая вокруг себя слюну и прерывисто дыша, словно ры
сак, так и не взявший приз на Дерби, (Зося вздрогнула от моего
крика,) – Беда!!! Э–О ты называешь бедой? –о, что ты, словно
последняя сука, позволила трахнуть себя моему другу, это у нас
В коридоре, распластавшись дрожащим телом по паркету,
тихо заскулила Манечка, Пискнула раза два и прижала голову к
полу от страха, Не хотела пищать, знала, что лучше сейчас не по
давать никаких признаков своего присутствия, но не выдержала,
– Сука, – заорал я на Зосю, и неожиданно для самого себя
повернувшись на писк, швырнул в тёмный проём коридора уже
разбитый, вырванный из розетки дисковый телефон из серого
– Сука, – вновь заорал я и бросился через коридор в спаль
ню, Образ аккуратно прибранной кровати, на которой они тра
хались, как кролики, не выходил у меня из головы, –олько лишь
на секунду перед глазами, будто проекция с чёрно-белой целлу
лоидной плёнки на серую грязную штукатурку, промелькнуло
Собака тем временем тряслась, громко клацая зубами, за
жатая собственным страхом и моим криком в угол между двумя
дверьми8 в кухню и спальню, Обе двери были закрыты, ей некуда
было спрятаться, По полу под собачьим пузом расползлась тём
С отчаянным воплем «не трогай Манечку!» Зося бросилась
Но мне не нужна была её треклятая Манечка, Прогремев
мимо обезумевшего животного тяжёлыми зимними ботинка
ми, я снёс на ходу дверь в спальню, раздробив в щепки дверной
замок и расколов на мелкие кусочки дверное стекло, Осколки
посыпались на пол, Собачий пронзительный визг слился с отча
янным Зосиным криком8 «Не надо!!!» И я понял в этот момент,
я почувствовал, что что-то идёт не так, что хватит, что не надо
Кровать, стоявшая посреди комнаты, взлетела в воздух,
словно крыша дома, снесённая смерчем, Её угол, описав косую
дугу по диагонали спальни и задев свисающую с потолка хрус
тальную люстру, врезался в стоявшее возле окна зеркальное
трюмо, Огромный прямоугольник тускло мерцавшего стекла,
треснув у самого основания, медленно, будто бы смакуя своё
собственное падение, пополз вниз, Цветная фотография – я и
Зося с Манечкой на руках, – подобно позднему жёлто-красному
осеннему листу, опустилась на мохнатый ворс ковра, и все трое,
там, на картинке, тут же были погребены, завалены горою оскол
ков стекла, Я хорошо помню, как один из острых, как кинжал,
осколков вонзился в самый центр фотографии – прозрачный
кинжал протыкал Зосе горло, Зося же, там, на фото, при этом всё
продолжала улыбаться, держа на руках, словно грудного ребён
– Милый, милый, прошу, не,,, – подавившись слезами, за
хрипела реальная Зося, которая в этот момент была для меня
менее реальной, чем тот страшный образ8 девушка в яркой розо
вой блузке, весело смотрящая с фотографии, пронзённая острым
А острый осколок стекла будто бы вонзился в горло и ре
альной Зосе, она хрипела, выдавливая из себя слова, будучи не в
– Успокойся, всё не так,,, страшно! Как!,, Я,,, тебя!,, –ы зна
Бутылкой с бензином, брошенной в пылающий камин было
– Кто ВЫ?!! – захохотал я, с ненавистью опуская кулак на
уцелевшую часть зеркала, в котором теперь отражалось Зосино
побледневшее лицо, – Кто это вы? –ы и он?!! Вы меня ещё люби
Я прекрасно понимал, про кого она говорила в этот момент,
но именно тот факт, что собака встала в один ряд с нами, нашими
отношениями, нашей любовью, плюс то воспоминание, когда я,
вернувшись из поездки, застал Зосю сидящей на полу и кормя
щей пса из тарелки, в которой мне обычно подавали суп, – это
всё и явилось той взрывоопасной смесью, брошенной отчаянной
–от, третий, теперь уже фантом, призрак, был рождён, вер
нее, возрождён моей утонувшей в огне ревности и оскорблённо
го мужского достоинства фантазией8 он появился между нами, и
,,,По уцелевшему осколку зеркала, скрыв лицо Зоси, застыв
шее в немом крике, тонкой паутиной пробежали сверкающие
трещины, а запястье моё обожгло пока ещё неясной, не дошед
шей до сознания болью, Болью, которую надолго затмила иная
боль – от того, что моему «Я» противопоставлено не её, пусть
истерзанное и поруганное «Я», а «МЫ», в моём представлении
всегда благополучное и защищённое, даже если речь идёт не о
женщине и её любовнике, а всего лишь о женщине, сидящей те
перь на полу – как тогда – в обнимку с напуганной до смерти,
«Я» и «МЫ» – пульсировало в моей голове,,, –очнее, «Я»
и «ОНИ», Они, всё ещё (премного благодарен) любящие меня9
они, оставшиеся со своей любовью на том краю так неожиданно
разверзшейся между нами земли, по ту сторону пропасти – та
кой глубокой, такой огромной, такой внезапной (ни один мост
не выдержит тянуться в такую даль)9 и «Я», посрамлённый,
униженный, жалкий в своём бессилии, И уже не прыгнуть мне,
который «Я», к ним, которые «МЫ», которые БЕЗ МЕНЯ и с
«Нет, не надо! Не делай ничего плохого», – слышу я го
лос Зоси и удивляюсь8 никто и не хочет делать ничего плохого,
Единственное, чего бы мне хотелось сейчас, это дать тебе почувс
твовать, что такое остаться вдруг в безбрежной пустыне, пусты
не своего одиночества – остаться одному, без любви, без «мы»,
И вот, я приближаюсь к ней, словно автомат, запрограмми
рованный на непременное выполнение действия, на неотврати
мость этого самого действия, и движение моё столь теперь да
леко от моего сознания, что я вижу себя со стороны той частью
мозга, которая не «за» и не «против», которая пассивно наблю
дает за происходящим, (Всегда, в любой, самый критический
момент есть в нашей голове хотя бы с десяток тысяч клеточек,
не принимающих участия в событиях и наблюдающих за всем
происходящим издалека, будто соседка, вышедшая на крыльцо
Итак, я приближаюсь к Зосе, протягивая вперед руку с рас
крытой ладонью, чтобы – нет, не ударить, всего лишь схватить9
она же поднимается навстречу моей руке, интуитивно защищая
то, к чему тянется рука, ещё не осознавая, что именно защищая,
И тогда рука моя, отстранившись на мгновение в широком зама
хе, возвращается к ней, сжатая в кулак, и кулак этот, со свистом
рассекая воздух, в котором, казалось, навеки завис беззвучный
хрип «не надо», увлекает за собой её хрупкое тело в одной ноч
ной полупрозрачной сорочке9 голову, расширенные в отчаянии
зрачки, разбросанные по плечам волосы – и всё это, называемое
раньше ласковым «Зосенька», словно скомканный ненужный
хлам, летит в угол комнаты, туда, где трюмо, на груду разбитых
Рука же, вернувшись в изначальную позицию, совершает
новую траекторию, и, словно хищная птица, хватает теперь свою
новую жертву, впиваясь пальцами, потемневшими от крови, хле
щущей из пореза, в светлую нежную собачью шёрстку, и малень
кое, несчастное, ни в чем не повинное существо по имени Ма
нечка, заливаясь – нет, не лаем – человеческим криком, исчезает
вместе с окровавленной жестокой рукой и не менее жестоким
А Зося, отброшенная к трюмо на груду разбитого стекла
(плохая примета – бить зеркало), еще долго, наверное, слышит
тот человеческий(!) крик Манечки8 «А-а-а-а!», вначале глухой –
по коридору квартиры, затем повторенный бесчисленным эхом
и потому ещё более страшный – по площадкам лестницы9 и счи
тает глухо удаляющиеся мои шаги, прокладывающие путь дли
ГзЬЮЬ 0
ЛБЙДБ ЙА ЗБНОЙД–Б
Мерная поступь, ночного бульвара
Гаснут огни, померк свет витрин,,,
Люди уходят, как больно, как странно,
Люди ушли,,, Я остался один,,,
Я не спрашивал его ни о чём, только бил его, как показа
лось, вечность8 вначале коленом в лицо, вонзив пальцы в лохмы
волос, жёсткие и липкие от пота9 потом ногами в живот, когда он
уже лежал на грязном подтаявшем снегу, корчась в судорогах, И
тупые носы моих тяжёлых зимних ботинок, которыми день на
зад я гремел, сбегая по лестничным маршам, неслышно, мягко и
глубоко входили в его тело, и мне всё казалось, что бью я слабо,
что он даже не чувствует боли9 и лишь когда в животе его при
каждом новом ударе громко и неприятно стало булькать, к све
жему ночному воздуху примешался тошнотворный запах кала, а
изо рта чёрной ленточкой на бледном, вдруг опухшем и посинев
шем лице протянулась струйка крови, лишь тогда я остановился,
расширенными от прилива адреналина зрачками глядя на рас
пластавшееся передо мной тело, испытывая восторженный ужас
от только что содеянного, и, по-звериному хрипло клокотнув
горлом, исчез в черном, похожем на моток колючей проволоки,
кустарнике, исцарапавшем мне всё лицо и шею, выдравшем из
головы клок волос, отчего телу было жарко и приятно, и хоте
лось бежать сквозь этот колючий кустарник бесконечно, беско
Проскочив сквозь кустарник и едва не утонув в сером, при
порошенном снегом месиве, которое наутро обещало стать гряз
ной лужей, я оказался в тёмном узком переулке, который вывел
меня на Садово-Кудринскую, где я, до сих пор трезвый как стёк
лышко, купил в одном из киосков, выстроившихся длинной све
тящейся чередой на площади, пачку «Марльборо» с ментолом и
Бутылку я открыл тут же, не отходя от сверкающей вит
рины, яростным движением смахнув пластиковую крышку со
стеклянного горлышка, и успокоился только тогда, когда, словно
спасающий свою жизнь алкоголик, влил в желудок граммов сто
Стоявшие рядом «профессионалы» кинули на меня забот
ливо-сочувствующие взгляды людей, понимающих, до чего эта
,,,Несколько дней я бесцельно скитался по улицам города,
не чувствуя ни голода, ни внезапно наступивших холодов, от
бивая тяжёлыми ботинками гулкие шаги по ночным мостовым,
прокладывая путь в никуда, вернее, туда – туда, где может хоть
что-то произойти, что-то большое, страшное, непредвиденное,
способное хотя бы на мгновение оживить мой остывающий,
Жить мне теперь было негде, Своим погромом в доме, ко
торый совсем недавно считался моим, я навсегда отрезал себе
путь назад, У моей матери была, правда, квартира на Пятой
Парковой, но возвращение к маме вследствие семейной неуря
дицы я считал привилегией женщин и уж никак не достойным
мужчины актом,
Единственное, что я сделал – это заглянул в квартиру на
Парковой, протянув матери щенка8 «На, Подарок»9 и вновь ис
Жилищную проблему я «уладил», облюбовав одну из сек
ций под Электрозаводским мостом, Все секции моста были за
полнены гаражами, но эта располагалась в самом его начале, и
потому была слишком низка для гаража9 и вместе с тем, от про
ложенного под землёю теплопровода, песок, которым была при
сыпана там земля, нагревался почти как пляжный где-нибудь в
В своё убежище, надёжно скрытое от посторонних глаз, я
приходил под утро, бросался в темноте, пахнущей сыростью и
гниением прелых осенних листьев, на песок, и тут же погружался в
некое подобие беспамятства – меньше похожего на сон, больше –
Когда я приходил в себя, точнее, когда тело моё вновь при
обретало способность двигаться, стрелки на часах, что распола
гались на набережной и были видны из моей пещеры, показы
вали обычно шесть-семь вечера, Свои наручные часы «Zenith»
я продал у тех же ларьков за неплохую сумму, позволившую
мне в этой ситуации какое-то время продержаться на плаву,
Единственной ценностью, которая сохранилась, была золотая
зажигалка, подаренная мне Зиновием Гердтом после одного из
моих концертов в Доме учёных, где в лучшие времена я немного
встряхнул творческую интеллигенцию Москвы, исполнив песни
запрещенного тогда Бродского, Зажигалка висела у меня на шее
на золотой цепочке и только поэтому не была продана или выме
Итак, скрываясь под мостом всё светлое время суток, я при
ходил в себя к концу дня, Это означало, что после ночных своих
похождений отключался я часов на десять, а затем медленно, по
добно зомби, выбираясь из своего убежища, я исчезал в джунг
Для своих скитаний я выбирал самые опасные места, Я
неприятностей, я жаждал неприятностей, если неприят
Любое мордобитие, могущее произойти со мною тогда, было
бы для меня несказанным счастьем, как для заядлого театрала –
Моими «звёздами» были сомнительные типы, толпящиеся
у слабоосвещенных подъездов9 тени, скользящие в подворот
нях,,, Ночная разборка под мрачным каменным мостом через
холодную свинцово-чёрную Яузу была бы для меня самым же
ланным спектаклем, в котором я непременно принял бы участие
Но такова судьба8 неприятности уходят от тех, кто их
жаждет, ибо неприятность только тогда имеет свой фатальный
смысл, когда она неожиданна и действительно неприятна, Лю
бая же встреча, которую я изо всех сил пытался превратить в
неприятность, оборачивалась либо совместным распитием бу
тылки водки, либо лёгкой словесной перепалкой, По большей
же части, тени, встречающиеся мне по ночам, просто-напросто
избегали вервольфа с бешеными, налитыми кровью глазами, со
всклокоченной шевелюрой, в изодранной одежде и в огромных
тупоносых «докерских» шузах, жутко, неестественно громко
По ночам людские чувства обостряются, Люди сами не
могут толком объяснить, но неведомо откуда знают, что бо
тинки эти совсем недавно месили человеческое тело, будто
фарш для котлет, От человека, который хочет драки, исходит
особый запах, Человек же, который жаждет погибнуть в дра
ке и увести за собой как можно больше спутников, почти что
неприкосновенен,
Но тот, кто бродил в ту зиму по заснеженной Москве, был
скорее маньяком-самоубийцей – одним из сотен не столько со
циально опасных, сколько одиноких и несчастных, Одинокие и
несчастные не станут нападать первыми, если им по-простому,
без высоких слов предложить, – нет, не руку помощи, потому
что помощь в такой ситуации унижает и озлобляет, а В ОБМЕН
НА ОДИНОЧЕС–ВО В ОДИНОЧЕС–ВЕ, ОДИНОЧЕС–ВО
Итак, я выбирался из логова в шесть часов вечера и, трепет
но ожидая провокации со стороны прохожих, за которой могла
бы последовать драка, свалка или какой-нибудь простенький
конфликт, бродил по улицам, преимущественно возле ларьков
со спиртным, или тёмными проходными дворами, похожими
на глубокие колодцы, где наверху, если поднять голову, можно
было ещё видеть клочок остывающего неба неправильной фор
мы, сложенный из перекошенных прямых линий чёрных карни
Впрочем, неба этого я в то время не видел, ибо поднятие
головы могло бы стать для меня причиной самоубийственного
падения навзничь, что вовсе не входило в мои планы8 если я и хо
тел умереть в те дни, то раненным в драке зверем, а не соблазнён
ным блёклыми красотами потухающего вечернего неба зевакой,
запрокинувшим в порыве любопытства голову и потерявшим
бутылку минералки и делал первый глоток8 за ночь кровь, вы
сушенная спиртом (ибо пил я исключительно чистый спирт),
сильно сгущалась, замедляя свой бег, отчего мне казалось, что я
трезвею, но стоило разбавить её водою, кровь начинала бежать в
жилах, словно подогретая нитроглицерином, тем самым возвра
щая опьянение, Не знаю теперь, насколько всё это верно с меди
цинской точки зрения, но в те дни я довольствовался именно та
ким объяснением, «Что есть опьянение, как не слишком быстрое
И вот, опьянённый стаканом воды, я заходил в колодцы
московских дворов, видя вокруг сплошную черноту, ещё более
усиливающуюся жёлтым мерцанием окон тут и там, и, пред
чувствуя над головой потухающее небо, шёл куда глаза глядят8
преимущественно на запад, ибо хорошо помню красный закат в
Воздух был морозный, и небо было чистое и голубое, и
плыли по нему застывшие облака, посеревшие от холода, И небо
и облака были отдельны друг от друга8 облака принадлежали
этому миру, потому что имели тот же серый цвет, что и дым из
трубы на горизонте, уплывающий туда же, вправо, за высочен
ную коробку серого здания9 небо же не принадлежало ни одному
из миров, ибо не было на нём ни одной звёздочки, ни единого
пятнышка, по которым можно было бы судить, далеко оно или
близко9 и только на горизонте, соприкасаясь с землёй, с городом,
с плоскими силуэтами домов, оно раскалялось, как раскаляется
,,,Я посмотрел тогда на это небо и, хоть пил ещё только пус
тую воду, всё равно заплакал – так мне было красиво и вместе с
тем одиноко на этой длинной улице среди серо-пепельных домов,
морозного воздуха, застывших облаков, голубого неба и красной
Я стоял и плакал, А небо тем временем вынули из пламени,
Это был третий день, когда я увидел небо, и в этот третий
день жажда драки и скандала отошла на второй план, словно те
Не то чтобы мне захотелось вдруг Красоты, Добра и Гармо
нии – чёрта лысого – мне просто подумалось, что привилегия
знать всё про этот город не должна принадлежать одному лишь
мне, И я решил тогда, что первый же человек, который обратит
ся ко мне с каким-либо вопросом, будет посвящён мною в ту са
Печальным обстоятельством оказалось то, что, глотнув из
бутылки чистого спирту, я забыл, в чём именно заключается моя
тайна, Я отлично помнил факт существования и неба, и облаков,
и полоски раскалённой докрасна стали, но так и не мог заклю
чить, в чём же их очарование, а тем более тайна, о которой непре
Итак, я начисто позабыл, в чём заключается моя –айна,
однако, стремление поведать о ней окружающим не только не
пропало, но крепло с каждым глотком из холодного, как будто
я прикасаюсь губами к ледовой сосульке, горлышка, Две улицы,
вливающиеся друг в друга – от Электрозаводского моста до Са
дового кольца – я преодолел, цепляясь за чёрные рукава прохо
Проходящие мимо шарахались от меня, вырывая из моих
пальцев свои рукава, Но если бы даже кто-то и остановился и
на вопрос «а вы знаете?» предложил бы дружелюбно8 «Нет, не
знаю, расскажи!» – я от неожиданности забился бы в конвуль
сивной истерике, упал бы на землю, а изо рта моего потекла бы
–ем временем небо слилось с домами, а впереди запахло га
рью8 я приближался к Садовому кольцу, в том его месте, где мер
На Садовом передо мною предстала особенная, нечелове
ческая, вечерняя жизнь, Люди спешили с работы8 тащили сумки,
свёртки,,, наполняли собою прямоугольные, похожие на гробы,
троллейбусы,,, Машины гудели, не желая тормозить на светофо
рах и подгоняя друг друга, и на перекрёстках толпились ожида
Особенность же этой нечеловеческой жизни заключалась в
том, что картина, представшая предо мною, была не объёмной, а
двухмерной9 и в двухмерности той было нечто зловещее, Выйдя
на Садовое кольцо с маленькой узенькой улочки Бакунина, я за
стал невероятную по своей чудовищной духовной пустоте сцену8
на фоне остывшего, абсолютно уже ровного, без полоски заката
неба, нелепыми зигзагами вырисовывались также остывающие
силуэты домов, будто вырезанные из раскалённой жести9 ниже,
под остывающими этими силуэтами, торжественной, погребаль
ной в своей торжественности вереницей справа налево следо
вали силуэты троллейбусов, и более мелкого транспорта, тоже
вырезанного из остывающего, но ещё не потерявшего своего ут
робного света металла9 в обратном направлении следовала вто
рая вереница, столь же погребальная, но отличающаяся от пер
вой тем, что силуэты были значительно крупнее и при движении
щёлкали, лязгали и свиристели, словно детали механизма, гото
вого вот-вот распасться, не выдержав перенапряжения, Но са
мыми зловещими были жестяные силуэты людей, вырезанные
будто из горячей жести, к которой не было никакого желания не
Не могу описать, как страшно мне стало, когда разверзлось
передо мною то «железно-механическое» Садовое кольцо! Я ос
тановился в конце улицы Бакунина и вновь заплакал, прижав к
груди бутыль со спиртом и перестал плакать лишь тогда, когда
И когда включились фонари, медленно нагреваясь в мороз
ном воздухе, превращаясь из маслянисто-жёлтых в фиолетово-
бледные, а мир на Садовом кольце потерял свою двухмерность
и механическую отрешённость, только тогда, крепко сжимая в
,,,и отдался целиком этому бесконечному вихрю улиц, сме
няющих одна другую и сворачивающихся в спираль, стремясь к
«Его увлёк поток людей, бегущих к остановке автобуса», –
Но грошовая моя поэзия трагически пала под напором прав
ды, расс
палась в прах перед прозой реальности8 моё безвольное
тело мотнулось вправо лишь потому, что там, всего лишь в двух
километрах снежного месива, возле моста у –еатра кукол Об
разцова, стоит дом, в который сегодня, непременно сегодня, мне
Зосенька,,, Мы сядем на кухне, мы поговорим, и пусть я
буду не прав, и пусть –ОГДА случилась беда, я со всем согла
шусь, ибо я не хочу, чтобы занавес упал как раз в тот момент, ког
Уразумев же наконец, что в нашей жизни произошла тра
гическая случайность, и что совсем ещё не поздно эту случай
ность исправить, мы рассмеёмся, закурим сигарету, одну на
двоих, и я расскажу, так и быть, и про синее небо, и про дым из
труб, летящий с облаками на юг в страну романтики и безгра
ничного счастья,
,,,У самого подъезда, возле палатки «Ремонт обуви», я зашёл
в телефонную будку, и еле вставив одеревеневший отморожен
ный палец в отверстие с нужной цифрой, крутанул телефонный
И только тогда, когда так далеко – на другом конце прово
да – и так близко, что если бы было лето, голос был бы слышен
в распахнутое окно, только тогда, когда прозвучало короткое и
скорбное «да, алло», я вдруг понял, что не смогу сказать ни слова,
Не потому, что смущён, не потому, что стыдно, не потому, что
сгораю от вдруг вспыхнувшей любви и нежности к этому дому,
к этим стенам, к тем двоим, обитающим в той квартире и к Ней
Самой,,, Короче, не из-за всякой там лирической, недостойной
внимания чепухи не смогу я сказать ни слова, а просто потому,
Ю обзбркййке Эпажб нокъ йб ы, Ь ибмоЮбтжд лшыйче ипвуд
– М-м-м, – прогудел я в ответ на «да, алло», и этого моего
«м-м-м» было достаточно для того, чтобы услышать8 «Никогда
сюда больше не звони, забудь номер НАШЕГО телефона, Зося
– М-м-м, – промычал я, что означало8 «Я уже пришёл и уже
Нечеловеческих усилий это стоило – на подкашивающихся
ногах преодолеть четыре этажа, Я позвонил в дверь, но мне не
– –ы изверг, знаешь ли ты об этом?!! Как ты мог такое сде
лать с Аликом?!! Он избит до полусмерти, он даже не может го
ворить! – прозвучало из-за обитого дерматином прямоугольни
ВО– ОНО, СЛУЧИЛОСЬ, ВНОВЬ!!! Здесь, на холодной
лестничной площадке, впиваясь пальцами в сетку шахты лифта,
чтобы не упасть со ступеней, стоял «Я», а там, в тёплой квартире,
за дверью, обитой чёрным, мягким на ощупь дерматином, вновь
Вот когда я не выдержал, вот когда сорвался окончательно,,,
Я забрал собаку – появилась мама9 я отстраню маму – появится
любовник9 я зарежу любовника – появится ещё кто-нибудь или
что-нибудь,,, Бесконечно тёплое «МЫ» на одного холодного и
– Желаю вам с Аликом тепла и уюта, – прогудел я туда, за
дверь, свинтил с бутылки со спиртом пробку, сделал последний
глоток, а затем, вылив оставшийся спирт на коврик с надписью
Можно было бы, конечно, постоять, посмаковать это зрели
ще8 как вспыхнет дерматин, как деревянная дверь начнёт распа
даться,,, Можно было бы погреться возле так ловко разведённого
костра, дожидаясь приезда пожарных и милиции, но совершён
ный мною «?uto da De»( был именно актом глубокого убежде
ния, что казнь состоялась, Больше никаких обязательств, Палач
Спустившись по каменным ступеням, я вновь ворвался в
ночь, к светящимся возле Колхозной площади ларькам, Прику
пив новую бутылку спирта, с полным сознанием выполненного
долга я двинулся по внутренней стороне Садового кольца в об
Я никогда не забуду эту фразу, Звучащие на русском языке
эти три слова всегда будут повергать меня в дрожь, потому что
с этих слов в моей жизни началось непонятное, и самое начало
этого непонятного не только нет возможности описать – даже
через столько лет, но и осознать, ибо ни одна клеточка моего
мозга не отстранилась в тот момент8 все они были поглощены
происходящим, Ни одна клеточка моего мозга не наблюдала за
мной «со стороны», вот почему «не осознать»,,, не наблюдала за
мной, кричащим8 «ДА!!! У МЕНЯ ВСЁ ЕС–Ь,,, ВО– СИГАРЕ
,,,Что должно произойти, чтобы умерли десять лет жизни?,,
Сколько мне сейчас – тридцать три? Нет, Мне двадцать три года,
Я пытаюсь вычеркнуть из своей жизни эти десять лет, проведён
Алкоголь, Наркотики, Снова алкоголь, Пустынные улицы,
Город, который тебе враг, Город-существо, пытающееся заду
шить тебя в своих объятиях – в объятиях своих улиц, пере
улков, проспектов, Ночные странствия, Без цели, без смысла,
Никакого чувства внутри, Стеклянные глаза, Стеклянные же
витрины домов,
,,,Я никого не вижу, я не слышу ничего, кроме гулкого то
пота своих свинцом налитых ног, Мелькают люди,,, или мне это
кажется? И там, где-то там, впереди – этот дом, –ам горит окно,
За окном спокойно и тепло, Но не для меня, Окно, Навязчивый
образ, Образ, превратившийся в кошмар8 чёрный дом и одно-
И я бегу прочь от этого дома, Прочь,,, к другим домам,,, по
Иногда мне кажется, что я вижу это во сне,,, но, просыпаясь,
я ничего не могу вспомнить точно, Как бы то ни было, с момента,
как я поджёг дверь, до того момента, когда я начал осознавать
Первая вспышка сознания была нелепа, страшна, фантас
магорична8 я стою в ночи перед тёмным домом… Затем поднима
юсь по ступенькам подъезда… Окно, (Я знаю, меня заманил сюда
прямоугольник окна, масляно-жёлтым квадратом расплывший
ся в кромешной тьме одиночества и безумия,) Ещё я знаю, что
дом этот незнаком мне8 я поднимаюсь по ступенькам абсолютно
чужого, незнакомого дома! Семь часов утра, может быть, шесть,
Я звоню в дверь, Открывают, Я даже не помню, кто открывает
Кто-нибудь из вас когда-то в своей жизни доходил до этого?!!
– Можно у вас посидеть? – тихим, настойчивым голосом,
Моя воинственность пропала к тому времени, От неё не осталось
и следа, –олько вопль отчаяния внутри8 «НУ СДЕЛАЙ–Е ЖЕ
Ч–О-НИБУДЬ! ПРОГОНИ–Е МЕНЯ, ИЗБЕЙ–Е, НАПОИ–Е
ЧАЕМ, ПОГОВОРИ–Е СО МНОЙ, ИЗНАСИЛУЙ–Е, УБЕЙ
Неужели, я так вам безразличен?!! Или меня уже нет? Я
– Да, – кричу, – у меня всё есть, Вот – сигареты, вот недо
питая ещё бутылка спирту, вот наркотики, вот кошелёк с деньга
ми, Что вам надо? Сядьте со мной, покурите, уколитесь, выпейте
спирту, ограбьте меня,,, Ну, кто-нибудь! Ну СДЕЛАЙ–Е ЖЕ
Вновь Садовое кольцо, Вновь дом,
йЬ щоко мЬг ак Экзд
гйЬжкиче аки
, –ам, наверху, за ветвями деревьев, на которых
уже распустилась листва, окно, Опять окно! Я захожу в тёмный
подъезд, Лестничный марш, Ступеньки, Раз-два-три-четыре-
На площадке, где я когда-то, три месяца назад, поджёг дверь,
я сползаю вниз по стене, Стена холодная, Холодная и шерша
вая, Неровно наложенная краска раздирает висок и щёку, и мне
прохладно и приятно, Я сползаю всё ниже и ниже, Прохладный
пол, Стеклянные глаза, Я знаю, что у меня стеклянные глаза, Я
вижу их со стороны, И с виска по щеке у меня течёт кровь, И
она холодная, И я это тоже знаю, Вижу, Кажется, я упал, Всё пе
ревернулось, Лестничные марши вздыбились перпендикулярно,
как сваи, Это сейчас самое главное – то, что я вижу стеклянны
ми своими глазами, Сваи, Они покачиваются, Это самое глав
ное, Остального ничего нет, А если есть, то неважно, Неважно
всё, –олько сваи, Они покачиваются и вновь становятся парал
лельно горизонту, Лицо, Всё от меня закрыло лицо, Я не могу
ни опустить глаз, ни посмотреть в сторону8 глазные яблоки не
вращаются больше в глазницах, Они распухли, Кто-то вставил
в робота деталь большего размера,,, Лицо, Оно приближается
и превращается в губы, И губы прикасаются к моим зрачкам,
Потом к моему носу, к моим щекам,,, к моим губам,,, Глаза,,, на
встречу мне – глаза, Мои губы сливаются с теми губами, и веки
Мои губы – это тонкая ниточка, связывающая меня с вне
шним миром, А мир этот – плоть, Я чувствую её своим языком,
нёбом, зубами,,, Красная плоть, И глаза, и язык, и нёбо, и зубы, и
пальцы мои, и всё тело моё ощущает лишь красное, И я впиваюсь
зубами в это красное, я протискиваю в него вначале свой язык,
затем пальцы, затем,,, я ухожу в него, ухожу всё глубже, глуб
же,,, И красное сгущается, и превращается в полную тьму, а я
пробираюсь,,, глубже, глубже,,, Я вижу себя снаружи, Эмбрион в
И вот когда чернота окончательно сковывает мои движения,
можения, до того самого момента, когда я, отдав все свои силы
в красную черноту, вытягиваюсь, как вытягивается младенец
перед тем, как окончательно проснуться, Но я знаю, что просы
паться поздно, Я улетаю, И холодный ветер обдувает мои щёки,
надсадно звенит в голове9 озноб пробегает по коже, обозначивая
в сознании форму моего тела, Руки, ноги, туловище, шея,,, ,,,се
годня молочник не принёс молока,,, ,,,Зелёный сад, серебристая
листва тополя, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь ветки и
домик, сложенный из фигурного печенья, ,,,Кушай, родненький
мой, и запивай молоком,,, Серебристая листва, словно рыбья
чешуя, Словно рыбья чешуя, серебристая листва, Сегодня мо
лочник не принёс молока,,, Поставьте крынку вот сюда,,, Ах, как
жаль,,, не расплескайте,,, Меня болтают, болтают, Серебристая
листва, Солнечные лучики, словно жгутики, ,,,Подержите жгут
вот здесь,,, Сейчас мы сделаем ему укол,,, Домик из картонного
печенья, Сухо во рту, ,,,Несите его в машину, быстрее, Воздух,
Прохлада,,, Я улетаю, ,,,Не открывай глаза, иначе проснёшься,
Где ты проснёшься?,, Где мой маленький домик?,, Бедный мой
домик! ,,,Бедный! Он ударился виском о ступеньку, Посторони
тесь, дайте дорогу, Придётся просыпаться, Я уже догадался, в ка
ком я сне, Сирена скорой помощи, Вот почему я догадался, Я всё
понимаю, Но я выжидаю, я не хочу открывать глаза, НЕ ХОЧУ!!!
ГзЬЮЬ 1
В БКЗББ НУАНОЗДВКЕ МБАЗШЙКНОД
Кнокмквйк лбмбЮбаы ЮгЯзыа н лпнокЯк ноЬжЬйЬ, Яаб идйпоп
Гмбздхб Эчзк ЮбншиЬ ЮаксйкЮзыъхди, ЙЬ здтб РЬЭш
бййЬ ЗЬжмпЬ нЮбодзны Юкнокмвбййк©Эзбайче нЮбо, жЬжке кгЬ
мыбо убзк лдЬйдноЬ, лмкдЯмЬЮфбЯк Ю лкмчЮб ЮаксйкЮбйды Юбнш
«Aoronation» ИктЬмоЬ, Уок©ок кй лкйыз, Уок©ок нЬикб ЯзЬЮйкб,
Ы кЯзыабзны ЮкжмпЯ, ЩербзбЮЬ ЭЬфйы оЬи, Ю оке нокмкйб,
Яаб обмыбоны ЮаЬзд ЬЮбйъ ИЬж©ИЬЯкйЬ, лкнчзЬзЬ облбмш Ю йку
йкб йбЭк нЮке рЬйоЬнодубнжде зпу, Ю йкуд ноЬйкЮынш лксквбе
ЙбЮбмкыойк, йк ич лмкЮбзд Ю жЬрб «ОмдноЬй» лкуод тб
зче абйш! Нбжнобо лквдзчс иЬаЬи, йб акваЬЮфднш, кубЮдайк,
лкалднЬйды йЬид абйбвйкЯк жкйомЬжоЬ, колмЬЮдзны, йЬак лк
зЬЯЬош, йЬ фклдйЯ Ю ЗЬрЬебо, Облбмш гЬ нокзджки мыаки Юбнб
Ы лкникомбз нжЮкгш гбзёйпъ дгЯкмкаш, опаЬ, Юйпомш лк
ибхбйды жЬрб, Яаб нокежЬ ЭЬмЬ, гЬ жкокмке жмЬнкЮЬзны, ЮкЮ
нб щокЯк йб кнкгйЬЮЬы, ЯЬмнкй©иднобм©ВнбзбййЬы, ГЬоби ы
Юкггмдзны йЬ йбЮчнкжпъ кЯмЬап, гЬ жкокмке нЮбмжЬзЬ йкуйЬы
вдгйш8 лмкзбоЬзд Ю кЯйыс ЬЮок, нзбапы нЮкди сЬкодуйчи, окзш
жк ЛЬмдвп нЮкеноЮбййчи лмЬЮдзЬи пздуйкЯк аЮдвбйды, лмк
ЭбЯЬзд номкейчб рмЬйтпвбйжд Ю тЮбойчс лзЬхджЬс, днжмы
хдсны, жЬж фжпмжд ыхбмдт, лка лмкздЮфдины ЮампЯ н йбЭбн
Дйчид нзкЮЬид, ы Юныубнжд лмыоЬз нЮке ЮгЯзыа, Ь лкоки,
жкЯаЬ оплк лыздошны лк нокмкйЬи ноЬзк пвб йблмдздуйк, Юч
Д акЭЬЮдз Ю нЬайыхпъ одфдйп, Эпаок Эч Ю клмЬЮаЬйдб
…И губы прикасаются к моим зрачкам
, “ смдлзк лмк
ЯкЮкмдз РЬЭшбйй, “ щок ЭчзЬ кйЬ, Гкны, оЬи, йЬ збнойдуйке
Когда чернота окончательно сковывает мои движения,
начинается эта пульсация, Бешеная, неистовая, до полно
го изнеможения
, “ ЮйкЮш лкЮокмдз РЬЭшбйй икд нзкЮЬ, “ кйЬ
“ АЬ, “ ы пзчЭйпзны, ноЬмЬынш Ю щоко икибйо апиЬош к
уёи пЯкайк, окзшжк йб к Гкнб, Ы йджЬж йб мЬннудочЮЬз йЬ ок,
уок нкЭчоды аЬЮйк идйпЮфдс айбе оЬж Экзшйк когкЮпоны Ю
икёи нбматб,,,
“ Бнзд
лмкдгкфзк, “ лмкЯкЮкмдз РЬЭшбйй, плкмйк дг
ЭбЯЬы йЬгчЮЬош Юбхд нЮкдид дибйЬид, “ Ю уёи вб окЯаЬ… Уок
Я зачеркнул всю свою прежнюю жизнь
», “ пнзчфЬз ы
нкЭноЮбййче Якзкн, мЬгаЬъхдены кожпаЬ©ок дгаЬзбжЬ, дг оке
аЬЮйбе аЬзд,
,,,Я стою в церкви Святой –роицы, что на подворье Оптиной
Пустыни, совершенно голый и бритый наголо и повторяю слова
молитвы, –олько что я зачеркнул всю свою прежнюю жизнь, и
– Повторяй8 «Отрекохося от диавола!» – строго приказыва
– О–РЕКОКСЯ О– ДЬЯВОЛА О–РЕКОКСЯ О– ДЬЯ
ВОЛА О–РЕКОКСЯ О–,,, – послушно и немного испуганно
Испытываю ли я благоговение?,, Вряд ли, –олько лишь
Я много раз слышал, как крестили моих знакомых, но ник
то не описывал мне подобного,,, подобного тому, что происходит
Священник, молодой сухощавый парень с острыми жес
токими глазками и упрямым чуть скошенным ртом, сказал, что
мой случай особенный,,, «Слишком много греха,,,» –олько что
я исповедался ему, Он сказал, что для исповеди требуется раз
деться, Снять с себя всё до последней нитки, иными словами, И
вот я сижу голый на чёрном деревянном табурете, а он – напро
тив меня, Глаза его горят нехорошим огнём,,, Как мне кажется в
Возможно, кто-нибудь заметит, что я поступил как полный
идиот, но, сидя голым на холодном, жёстком, словно умышленно
сделанном таким корявым, неудобном табурете, я рассказал ему
всё о своей жизни, Когда факты из биографии иссякли, мы пере
шли к «тайным мыслям и желаниям», Священник сказал, что так
надо, дабы очиститься, Он сказал, что я должен отпустить себя и
не сдерживать своих эмоций, Чего он хотел от меня – не знаю до
сих пор, но дойдя до бесконечных обид, которые я причинял своей
девочке, я и в самом деле перестал сдерживаться и зарыдал,
Казалось, стало легче, и когда я стоял, повторяя слова мо
литвы, и когда размахивал на все четыре стороны крестом, говоря
«отрекокся», меня, вроде бы, посетило божественное озарение,
,,,Двадцать четвёртое июня,,, Я стою в церкви на подворье
Оптиной Пустыни и повторяю за священником слова молитвы,
Через несколько минут на меня наденут крест, который пропадёт
через пару месяцев, седьмого октября, Я потеряю этот крест в
городе Кёнигсберге, в день своего рождения, в здании, на месте
которого когда-то было кладбище,,, немецкое кладбище и кир
ха, Восьмого октября в семь часов утра на меня наденут новый
крест, Это произойдёт не в церкви, а в гостинице «Калининг
рад», в номере «
», Я не буду в то утро читать слов молитвы
и не произнесу ни слова благодарности, Я опущу голову, узкая
цепочка сомкнётся у меня на шее, и маленький католический
крестик упадёт мне на грудь,,, Как упал сейчас,,, другой,,, затем
Крещение не помогло, С меня будто содрали заживо кожу,
Стало ещё больнее, Боль доставляло всё,,, Всё, что ни происхо
Упрямство и оскорблённое мужское достоинство не поз
воляли мне вновь вернуться в дом на Садовом кольце, потому
что возвращаться туда нужно было с повинно склонённой го
ловою,
Нет!!! После того, что случилось – никогда, После того, что
случилось, лучше умереть под колёсами самосвала, так и не по
каявшись, Не покаявшись перед теми, перед кем действительно
Но вопреки этому своему убеждению, вместо того чтобы
каяться или погибать под колёсами, я принялся пить, пить до
И я бы умер, Я уже умирал, Если бы не Кёниг, Получилось,
что Кёниг как раз и стал моим ангелом-хранителем, –ак, по край
Алекс Орлобьянинов был недорезанным интеллигентом
конца двадцатого века, Как всякий интеллигент он не мог без
проблем вписываться в нашу сложную реальность, не будучи
руководим кем-то, Его шефом, любовницей и музой стала не
кая Катрин – женщина на пять лет старше двадцатипятилетне
го Алекса и лучше него знающая что по чём в этом мире, и куда
надо направлять свои и чужие усилия для достижения наилуч
шего результата, Итак, Катрин направляла в нужное русло свои
усилия, а так же усилия моего друга9 а результатом их усилий
была пятикомнатная квартира на Ленинском проспекте с ниша
ми в стенах, в которых укрывались мраморные статуи, с джакузи
в ванной комнате, плазменным телевизором размером с окно и
С недорезанным интеллигентом Алексом Орлобьянино
вым мы не виделись давно, Нас разлучила жизнь, –очнее ска
зать, мы сознательно расстались друг с другом по идейным со
ображениям, дабы в той жизни, которая нас разлучила, больше
не встречаться,
Алекс считал, что я зарыл свой талант в землю, Года два
назад, когда мы ещё общались, я снялся в небольшом фильме
под названием «Бобо», Фильм этот совершенно неожиданно
для моей Родины и для меня самого получил высшую награду
на фестивале Самюэля Беккета в Голландии, С тех пор я стал
известен всей тусовочной Москве, как «голос из андеграунда»,
то есть, как сумасшедший, который исполняет песни на стихи
поэтов, категорически запрещённых к исполнению нашим пра
вительством, да ещё получает за это от буржуев бочку варенья и
кило печенья, –рудно теперь представить, но были и такие вре
мена, Я не про печенье, а про то, что за это могли ненавидеть и
После Гран-при я не мог уже идти проторенной дорож
кой8 я пел Бродского, Галича, а так же ставил эксперименты над
Карлом Марксом, кладя на музыку его «Капитал» и получая в
награду скандальную славу и пинки под зад от людей, могущих
оказать хоть какое-то влияние на рост моей карьеры и денежного
Официально, дабы не числиться тунеядцем, я работал в
концертной организации «Москонцерт», художественным вдох
новителем которой был в то время Иосиф Кобзон, Можете ли
вы себе вообразить Иосифа Кобзона, сидящего в тёмном зале в
числе комиссии по отбору кандидатов на очередной пафосный
конкурс песни, и меня, исполняющего со сцены песни на стихи
Бродского и глумливые тексты о прибавочной стоимости, взя
Я думаю, что Иосиф (не Бродский, а Кобзон) был по-своему
прав, когда после одного из таких «представлений» авторитетно
высказался8 «Этому товарищу место в тюрьме, а не на московс
кой сцене, Отправьте его, пожалуйста, в тюрьму», И Москонцерт,
вняв просьбе своего художественного вдохновителя, отправил
Они думали, что я сломаюсь под тяжестью провалов и не
удач, и я так бы и сделал, но произошла накладка и вместо про
валов и неудач меня ждал огромный успех у слушателей, Дело
в том, что в качестве наказания отправили меня выступать ис
ключительно с невинным репертуаром семидесятых годов, и ис
ключительно по тюрьмам с женским, так сказать, контингентом,
Догадываетесь, наверное, какой фурор ждал меня у молодых уз
ниц совка, когда я вышел в клубе первой же женской тюрьмы и
После успеха в третьей по счёту тюрьме, меня отослали из
тюремной поездки, но, дабы я, опять же, не числился тунеядцем,
тут же отправили в заведомо провальную поездку по деревням,
где нет не только тюрем, но и электричества, а так же и людей,
Одни столетние старухи остались в этих деревнях, Для столет
них старух мне разрешили петь всё8 они давно выжили, дескать,
Каково же было удивление Москонцерта, когда из дальних
деревень ему прислали депешу8 «Ваш певец сводит с ума целые
А я ни в какой транс никого не погружал, Просто, за неиме
Старухи бросались на колени и начинали молиться, Это в
те годы, когда церковь не была в таком почёте у государства, как
теперь, Ну, в чём я был виноват, если они молились, заслышав
Иными словами, больше меня никуда не посылали, а прос
А в это же время кругом, как фиалки из-под снега распус
кались многочисленные юные (и не очень) дарования, имев
шие и огромные залы, и аудиторию, и радио и телевидение, И
я никак не мог вмонтироваться во всё это, И тот самый Алекс
Орлобьянинов спрашивал меня, смешно, по-московски растя
гивая слова8 «Ну, Ду-у-урка, ну что тебе стоит спеть про ягоду
малину, которая меня куда-то там ночью заманила!» А я отве
чал, что от ягод у меня диатез, и если ночью меня заманить, то
только не ягодой,
Вот тогда-то Алекс и сказал, что я зарыл свой талант в зем
…И вот, конец июня, Уже давно позади мои скитания по
холодной Москве, Я тупо, бесцельно живу в квартире на Пятой
Парковой, Кожа содрана с тела, и нервы оголены, Каждый вечер
я мотаюсь по старой Москве, обходя стороной Садовое Кольцо,
В кармане моих продранных джинсов – толстенное портмоне с
лейбуса, перебирая в трясущихся руках те самые фотографии,
как вдруг – бац! – вместо троллейбуса передо мной останавлива
ется крутая тачка и из неё высовывается довольная физиономия
…Через полчаса, уже на Ленинском проспекте, в квартире
подруги Алекса Катрин, я вновь услышал знакомые причитания
по поводу того, что продал свой талант, –огда-то Катрин и вос
– Орлобьянинов, ну что ты ноешь?! –ы же завтра летишь в
Кёниг,,, так возьми Пилорамыча с собой! А то он тут и вправду
подохнет! – и, обратившись ко мне, – Ну что, Дурсей, полетишь
– Это гоо-о-род такой, – поясняет Орлобьянинов, – –ам есть
холм, На одной стороне холма – собор и могила Канта, а на дру
гой – кафе Алина, И в кафе этом поёт чудная, красивая девушка
– Это Восточная Пруссия, Дурсей, – перебивает Алекса
Катрин, – закрытый для идиотов анклав нашей необъятной
Родины,
– А что, родиной у вас, новых русских, теперь Германия ста
– Не Германия, а Пруссия, – отвечает Катрин, – и она уже
завоёвана нашей необъятной Родиной, причём, дважды, В пер
вый раз в сорок пятом, когда перешла нам по аннексии, а во вто
– Умные люди, которые знают, куда лучше девать свои де
– Умные люди, которые не зарывают свои таланты в земли-
– В небольшом городке под Кёнигом я купила домик, – ро
мантически откинувшись в кресле, продолжает Катрин, – Ах,
Пилорамыч, Пилорамыч, если бы ты только мог себе предста
Алекс при этих словах тихо увядает, ворча8 – Всегда так,
– Автобизнес Алекс открывает, – объясняет Катрин, – шины
– И что, этого всего в Кёниге навалом? – сомневаюсь я, на
– Навалом, – подтверждает Алекс, – и Германии, и колёс, и
Катрин встаёт с кресла, подходит ко мне, присаживается
возле меня, шатающегося во все стороны безо всякого ветра, и,
глядя мне в глаза, тихо так произносит8 – Поезжай, Дурий, пос
мотри на город, пока мы там всё не скупили и заборами не об
И так она это серьёзно и проникновенно говорит, что я
,,,Потом было такси, Катрин махала рукой с балкона9 по
том мы бегали, сломя головы по Внуково, разыскивая како
го-то лётчика, у которого можно за соответствующее возна
граждение попроситься зайцем на рейс, потому что деньги в
карманах, как ни странно, были, а билеты в кассах, как всегда,
кончились,,,
У Алекса билет уже имелся,,, мне достали втридорога, Мой
паспорт оказался при мне – в том самом портмоне, набитом фо
тографиями, В тот вечер, отправившись в город, я взял с собой
документы, чтобы в экстренном, так сказать, случае меня вместо
вытрезвителя доставили «на дом»,,, А может быть, для того что
Сморённый духотой, Орлобьянинов бодал ногами спинку
кресла впереди сидящего гражданина, пытаясь, наверно, рас
прямить ноги и уснуть, как спят в постели, Гражданин ругался
отборным матом на весь салон, а я смотрел в иллюминатор на
землю, прикрытую то тут, то там обрывками облаков, и шептал
Мы зависли между небом и землёй, Внизу, прямо под нами –
неподвижный жемчужный ландшафт, Кажется – ступить на
него, и можно идти по этому белому снегу, минуя горы айсбергов
и глубокие тёмные расщелины, Вверху же – то самое синее без
донное небо, Бездонное небо, очерченное красноватой, словно
раскалённая сталь, линией горизонта, Бездонное и далёкое небо,
как будто смотришь на него из глубин океана8 из одной бездны
Я ещё подумал тогда8 «Вот! В этот момент совсем не страш
«Зося, милая моя девочка! Если ещё не поздно, я, возможно,
,,,Но позвонить я так и не смог, –ут же, по прилёте в Кё
ниг, мы попали в оборот Орлобьяниновских давних и моих
новых друзей, Ими стали два молодых человека, дети Розальи
Ребезандровны Вагиной, директора одного из калининградских
кинотеатров, Их звали Деня и Жима, Деня и Жима Вагины, Они
были близнецами, но очень разными8 Деня деятелен и активен9
Жима более мягок и, соответственно, осторожен, Он всё время
вжимался в угол, предпочитая держаться в тени, и из тени этой
часто доносились умные мысли, Но мало кто обращал на них
внимание8 умные мысли, как никакие другие, нуждаются в брос
УАНОШ 0
«ВДГЙШ В МКГКВКИ НВБОБ»
ГзЬЮЬ 1
П ВАН БНОШ СКЗИ Н НКБКМКИ
Д ЖАРБ, ГАБ ЛКЁО…
Вначале мы пытались поселиться в модерновой калининг
радской гостинице «Калининград», но у Алекса, ещё с прежних
приездов в этот город, были там какие-то трения с администра
цией, так что закончилось всё огромным с высоченными потол
ками, похожим более на конюшню, номером в старой гостини
це «Москва», Прежде, говорят, она называлась «Берлин», а ещё
Не успели мы разместиться, как к нам уже заявились бра
тья Вагины с водкой и вином, Водку и вино я уговорил их вы
пить позже, лукаво уверяя, что мы только что пили в самолёте и
ещё не успели протрезветь для нового запоя, Перед глазами же
в этот момент всё стояло Садовое кольцо, и я, наблюдающий за
самим собою со стороны8 бутылка спирта за пазухой, безумный
Мы договорились выпить позже, а пока Деня, как самый де
ятельный и активный, предложил поехать посмотреть город, Я
От чего-то я освободился,,, от чего, не мог понять,,, Нет,
подавленное моё состояние оставалось, и зверь во мне в любую
минуту готов был проснуться – я это чувствовал9 но что-то шло
теперь по-другому, В улицах, домах, в прохожих не было боль
ше той железной механичности, которая так напугала меня на
Садовом… –ак же сгущался вечер, так же готово было потухнуть
небо, – но всё равно, всё было иначе, и «инаковость» эта немного
тревожила меня8 так внимательны все ко мне были, так улыба
лись, так готовы были предупредить любое моё желание!,, –ак,
«Может быть, Алекс Орлобьянинов подговорил их, рас
сказав обо всём происшедшем со мной?,, Или, может быть, они
всегда такие?,, Со всеми такие?,, Может быть, это весь город
такой?» – думал я, спускаясь в сопровождении своих новых
друзей в гостиничный холл по скрипучей старинной лестнице,
(Женщина за стойкой администрации, увидев меня, приветли
во помахала рукой,) «Конечно, все в городе не могут быть под
говорены,,, остаётся факт, что весь город такой приветливый и
открытый»,
Самое страшное заключалось в том, что забота и внимание
действовали на меня теперь более деморализующе, чем могли бы
подействовать крики и драка8 настолько, как оказалось, отвык я
от этой заботы и внимания, что любое доброе слово, обращённое
ко мне, вызывало прилив жалости к самому себе, и комок подка
тывал к горлу, «Ну почему теперь?!! Почему здесь?!! ПОЧЕМУ
Мы только что влезли в такси и мчались теперь по залито
му заходящим белым солнцем проспекту, влетая на мост, Мост
был широченный и каменный, почти такой, как тот, в Москве,
только совсем не страшный, Кругом была вода, но не было в ней
– У вас здесь есть холм, на одной стороне которого собор и
могила Канта, а на другом – кафе Алина, – неуверенно прогово
– Не холм, а остров, – вновь поправил меня Алекс, – В кафе
Али-и-ина – прекрасная девушка! Я же обещал тебя с ней поз
– Да, да! – обрадовались Деня с Жимой, – Она там будет
петь сегодня вечером, – и, подмигнув друг другу, добавили8 – Но
ГзЬЮЬ 0
«ФОААОСАЗЗБ», А ЛКОКИ «АЗДЙА»
,,,–о, что называлось «Штадтхалле», оказалось бывшим
кёнигсбергским городским театром, теперь, при наших, превра
щённым в историко-художественный музей, В подвале этого му
зея расположился уютный бар с тем же названием, что и само
здание, выгравированным над входом на металлической таблич
Вечереющий цветущий город впустил нас в прохладное
нутро бара, где окна были забраны в жёлто-красные витражи и
играла приятная тихая музыка, Стены здесь были оклеены бор
довыми обоями, Обоями точно такого же цвета были оклеены
Появилась официантка – высокая стройная девушка с чёрны
ми, немного ниже плеч волосами и родинкой на щёчке, В малень
ком тёмном баре с низкими сводчатыми потолками она смотрелась
большой, почти грандиозной и безумно красивой, Была бы моя на
то воля, из официанток я тут же перевёл бы её в «Мисс Мира»,
Она улыбалась аккуратно подкрашенным ртом, обнажая
ровные, небольшие, дивно белые зубы, и смотрела на нас спо
койным и в то же время лукавым взглядом бездонных своих глаз,
Деня, опять же как самый деятельный, а теперь официаль
ный наш гид по Калининграду, сделал заказ, Мы взяли бутылку
шампанского и фрукты, На этот раз отказаться от выпивки я не
смог,,, не посмел, Эта девушка,,, Что она обо мне подумает, если
увидит, что я не пью?,, Что я прохожу курс лечения от гонореи?,,
Что я импотент?,, –ак всегда со мной бывает8 я неловок и мол
чалив именно с теми, кто мне неожиданно понравился, Более
всего мне хотелось сказать ей какой-нибудь комплимент, но я
,,,С шампанского перешли на пиво, и всё говорили и гово
рили,,, –ут-то я и выяснил, что многие здесь в городе слышали
с кассет мои песни и, по выражению Дени Вагина, «мечтают со
Роскошная наша официантка принесла нам кофе на сереб
ряном подносе, Небо над Калининградом тем временем окра
силось в жёлтые тона, а облака свисали с высот, как набухшие
груди,,, (Сравнение, конечно, дурацкое, но девушка эта возбуди
ла во мне уснувшие было поэтические чувства, к тому же, после
всего выпитого вперемешку, именно так мне и казалось8 обла
ка, как набухшие груди, Груди женщины, у которой месячные,
Груди женщины, которая резка в этот момент, как дикая кошка,,,
Груди, которые не помещаются в лифчик,) Вот такими я увидел
облака над Кёнигом сквозь стёкла, забранные жёлто-красными
Когда мы собрались уходить, я наконец-то решился, нелепо
развернулся и сказал черноволосой красавице8 «
Вы самая краси
Это, конечно, был «ляп», Высокая черноволосая красави
ца повернулась ко мне, занеся руку, словно для пощёчины, но
в руке у неё оказалась вдруг фотография, Я взглянул на ту фо
тографию и понял, что кошмар продолжается8 с фотографии на
меня смотрела улыбающаяся Зосенька, –онкий острый прозрач
Фотка дрогнула в руке девушки9 красный лучик, отражён
ный из витражных окон, скользнул по ней и исчез, –еперь с глян
цевой поверхности смотрели на меня чёрные глаза и аккуратно
Похолодевший от внезапного видения, я вновь сморозил
глупость! А я ведь просто имел в виду, что от такой роскошной
– Вообще-то, я Дурий, – ответил я смущённо, – но друзья
– Красивое имя, – сказала девушка, подписывая фотогра
Дуре от –атьяны
» – написано было на обратной стороне
фотографии9 с картинки же смотрела на меня дивной красоты
– Надеюсь, мы скоро увидимся, – проговорила моя новая
знакомая, а Деня с Жимой почему-то вновь заулыбались, лукаво
,,,Деня Вагин вызвал по телефону такси, что было для меня,
выросшего в Москве, крайне удивительно8 в столице легче вы
звать по телефону на дом труппу театра оперы и балета, нежели
такси,,, А здесь он снял трубку, мило поговорил с кем-то, и через
пять минут мы, распрощавшись с –атьяной, выскочили из бара
Эта особенность калининградской погоды также очень уди
вила меня8 в континентальной Москве тучи собираются полдня,
а потом с неба не падает ни одной капли,,, Здесь же облака стре
мительно летают по небу, обгоняя птиц, и погода меняется так
же внезапно, как программы по телевидению, если сидеть и от
Покрутившись немного по центру Калининграда вокруг
впечатляющей своей суровостью и формами конструкции под
названием «Дом Советов», мы причалили к кафе «Алина», не
переплывая при этом ни на какой остров, о котором постоянно
В кафе нас уже ждали все те, кто, по словам Дени, мечтал
со мной познакомиться, Главным, что меня решительно срази
ло, было то обстоятельство, что все эти люди, мелькавшие перед
моим затуманенным алкоголем взором, словно цветные стёклыш
ки в калейдоскопе, действительно знали и любили мои песни,
Но это выяснилось немного позже, А вначале мы заказали
потрясающий обед, Здесь было всё8 и копчёный угорь, и салат
,,,На небольшую, таинственно освещённую сцену поднялся
ансамбль, и появилась ОНА,,, –А САМАЯ –А–ЬЯНА, о кото
рой рассказывал мне Алекс Орлобьянинов, и та самая –атьяна,
которая два часа назад подарила мне свою фотографию с дарс
Взаимная симпатия, которая возникла между нами там, в
«Штадтхалле», стала ещё крепче и жарче, когда девушка запела,
Пела она, томно склонив голову набок и задумчиво глядя перед
собой, И я тут же понял, от чего я освободился в первые же ми
нуты, как ступил на эту землю, и кого мне напоминает –атьяна,,,
Это же была Зося! Несмотря на чёрный цвет волос, яркие черты
лица и рост, Всем, всем8 манерами, голосом, поведением – она
напоминала мне Зосю, Не ту Зосю, в которую та превратилась за
последние годы, сидя дома и занимаясь, пусть трижды оно будет
проклято, хозяйством, а ту Зосеньку, которая пела со мной на
сцене, склонив в таинственных розово-голубых лучах голову на
Орлобьянинов, заметив происшедшие со мной изменения,
– Как бы Дурик не втюрился,,, а то останется тут у вас в
Кёниге!
Зачарованный и одурманенный всем со мною происходя
щим, я перебрал пожелтевшие от времени костяные клавиши ста
ринного пианино, в подсвечниках которого медленно плавились,
роняя кругом призрачный жёлтый свет, фигурные свечи, и запел8
,,,Она подошла ко мне, подсев на корточки возле пианино,
там, где играет правая рука, и где я мог её видеть, и где свет от
свечи падал на её смуглое лицо, освещая белозубую улыбку и иг
Постепенно к нам на сцену подсела вся компания, В руках
все держали наполненные шампанским бокалы, покачивая ими в
такт песне, словно приготовились сдвинуть их по окончании пес
ни-тоста9 и отблески свечей и таинственного света рампы сверка
ли, переливаясь в пенящемся шампанском, в зрачках глаз, в золоте
и серебре, Деня и Жима Вагины также подсели, и я видел по едва
заметным движениям их губ, что они знают песню наизусть,
И последний куплет мы пропели все вместе, В незатейли
вую песенку эту все поющие вкладывали какой-то особый, глу
бинный смысл, будто бы все мы тут, среди хрусталя и свечей,
были эмигрантами погибающей в пламени Гражданской войны
России, и собрались не в кафе «Алина» в городе Калининграде, а
«Мы ведь русские, –анька», – подпевали мне, отчётливо вы
,,,Перебирая старинные клавиши, отдававшиеся глухим
грудным стоном, я закончил, глядя прямо в глаза новым моим,
,,,По домам мы разошлись уже под утро, заверяя друг друга,
На этот раз, ложась в узкую пружинную кровать в гости
нице под названием «Москва», она же – прежде – «Берлин», я
уснул без кошмарных сновидений, не вспоминая ни о Москве,
ни о Зосе и не шепча больше в темноте такого сладкого и в то же
УАНОШ 1
ЛК ОП НОКМКЙП ГБМЖАЗА
«Ваше бодрое своло долетело и до
Из неоткорректированной переписки
Льва –олстого с народниками
“ Йб лкйдиЬъ, уок гЬ дадзздъ оч нбЭб йЬрЬйоЬгдмкЮЬз, “
лмкЯкЮкмдз РЬЭшбйй, “ Гкмка©поклды,,, Ы лкйдиЬъ, оч д Ю нЬ
ики абзб ЮчмЮЬзны дг ЬаЬ, Йк дг ЬаЬ йб кЭыгЬобзшйк лклЬаЬъо
“ Щоко Якмка ЖёйдЯ, Яаб Юнб оЬждб идзчб д нуЬноздЮчб,
нзкЮйк Ючзбгзд дг ичзшйчс нбмдЬзкЮ, йЬ лкноЬйкЮжп жкокмчс
йб лбмбноЬёо омЬодош абйшЯд щоко йбнуЬнойче Ркйобей! ,,,Вко
Юнб, жок вдЮёо йб габнш, “ кй ожйпз лЬзштби Ю тбйом нокзЬ, йЬ
жкокмки ЮйкЮш нокызд облбмш аЮЬ ЭкжЬзЬ фЬилЬйнжкЯк, “ Юнб,
жок вдЮёо йб габнш, Юбуйк жмдуЬо8 «ПЮдабош ЛЬмдв д пибмбош!
ЛЬмдв “ Якмка ибуоч д днжпнноЮ!,, ЛЬмдв “ щок нЮкЭкаЬ д жмЬ
нкоЬ Юк Юнёи!» ЛЬмдв, ЛЬмдв, ЛЬмдв,,, Йк ич©ок гйЬби, жЬ
“ Уок йбо оЬжкЯк ЯкмкаЬ йЬ гбизб, жкокмче Эч ноЬз азы убзк
ЮбжЬ “ жЬж Эч око йд коуЬызны Ю вдгйд “ мЬенжди лмдноЬйдхби,
“ Д аЬзны обЭб щоко мЬе, “ гЬнибызны ы д акЭЬЮдз8 “ Пвб
лкгайк, Аййбо ваЬзЬ ибйы нбЯкайы ж кадййЬатЬод, д ы йб никЯ
лмбаплмбадош бё, уок клкгаЬъ,,, ич скобзд пномкдош нбибейче
“ НЬи ЮдйкЮЬо, Йб лкйдиЬъ, лкубип оч йб лкзшгпбфшны
“ ЖноЬод, лкмоЬЭзш “ щок уЬнош икбе днокмдд, “ пзчЭйпзны
“ «ВКО КЙК», Ич вб гЬжзъудзд н окЭке «йбЯзЬнйче
лЬжо», “ бсдайк гЬпзчЭЬзны ы, “ Бнзд обЭб лкймЬЮдоны днок
мды, оч лмкдгйкндфш щод аЮЬ нзкЮЬ “ «Юко кйк», лкнзб убЯк ич
лкалднчЮЬби н окЭке жкйомЬжо йЬ нтбйЬмде, Ь ы, мЬгпиббоны,
“ Уок лмкдгкфзк оЬи, Ю ИкнжЮб, йЬ збнойдтб Юкгзб бё аЮбмд,,,
“ АЯЬ! ГЬабзк! ГйЬудо, лмкнок тбйп нЭдЮЬбфш! А ок «йЬ
“ ВнбЯк здфш аЮЬ нзкЮЬ, д оч кЭк Юнёи пгйЬбфш, “ лбмбЭдз
“ Д Юнё вб, “ лмкакзвЬз обмбЭдош ибйы РЬЭшбйй, “ уок
Эчзк оЬи, йЬ збнойдтб Юкгзб бё аЮбмд? Бнзд кйЬ коаЬзЬнш обЭб,
“ ВКО КЙК, “ лмкЯкЮкмдз РЬЭшбйй, жЬж ЮнбЯаЬ Эбг обйд
,,,ЙЬ нзбапъхде абйш ич Юномбодзднш Ю нЬики лкаскаы
хби азы йЬфбе мЬЭкоч ибноб8 йбЭкзшфке абфёЮке гЬЭбЯЬзкЮжб,
уок йб акскаы ак ЛзЬн аё ОЬмом, мЬнлкзквбййке нзбЮЬ, нмЬгп
Портабль – так французы называют мобильный телефон
, –
Прим, ред,
вб, жЬж Юч лкайызднш йЬ рпйджпзёмб йЬ ИкйиЬмом, Габнш Эчзк
фпийк9 нкзйтб ндызк ЮкЮнъ9 Юмбибйд п ибйы Эчзк акноЬокуйк
(н Аййбо ич акЯкЮкмдзднш, уок ы Эпап акиЬ здфш ж фбнод)9 Ь Ю
жЬмиЬйб икёи збвЬз йбЭкзшфке зднокж “ жкйомЬжо йЬ нкЮибно
А лкжЬ РЬЭшбйй, гЬжЬгЬЮ нбЭб «caf
au lait», пнбзны Ю Эб
“ ДоЬж, “ лмкакзвдз ы мЬннжЬг, “ лк акиЬи ич мЬгкфзднш
пвб лка помк, гЬЮбмыы ампЯ ампЯЬ, жЬж Юкадоны, Ю Юбуйке зъЭЮд
д Юбмйкнод, ЙЬ щоко мЬг, зквЬнш Ю пгжпъ лмпвдййпъ жмкЮЬош Ю
Якнодйдтб лка йЬгЮЬйдби «ИкнжЮЬ», кйЬ вб “ ЭчЮфде «Ббм
здй», ы пнйпз Эбг жкфиЬмйчс нйкЮдабйде, йб ЮнлкидйЬы йд к
ИкнжЮб, йд к Гкнб д йб фблуЬ Экзшфб Ю обийкоб оЬжкЯк нзЬажк
ГзЬЮЬ 1
АДНЖКОБЖА В ЖДЙКОБАОМБ «КЖОЫБМШ»
,,,На следующий день со мной случилось то же самое, вер
нее, программа, устроенная активным и целеустремлённым
Деней Вагиным, была иная, но боль ко мне до вечера так и не
возвратилась, Часа в два ночи следующего дня я лежал в номере
гостиницы «Москва», в кровати, приставленной к подоконни
ку огромного широченно-высоченного окна, и смотрел в чёрное
звёздное небо, а Орлобьянинов говорил мне своим потешным
тягучим голосом, употребляя свои потешные выраженьица8 «Ду-
,,,День мы провели на море, И теперь, засыпая, я видел не
огни Садового кольца, а серебряное, озарённое белым солнцем,
Следующую встречу наметили на утро, в доме, где прожи
вало семейство Вагиных, Дом, в котором жили Вагины, – обык
новенная советская девятиэтажка – находился на том самом
острове, и, чтобы попасть туда, нужно было проехать по старин
ному узкому мосточку с однополосным движением транспорта,
с постовыми будками, чудом сохранившимися с тех времён, и с
Жили близнецы с матерью Розальей Ребезандровной и от
цом Александром Фёдоровичем, Мама – полная, красивая, мо
лодая и властная женщина9 трудно было поверить, что она – мать
двадцатипятилетних парней, Отец – мягкий, добрый и, как гово
рят, «очень удобный в быту мужчина», (Александр Фёдорович и
отвёз нас на своих стареньких «Жигулях» на море8 Алекса Орло
бьянинова, Жиму, Деню и меня, Розалья же Ребезандровна как
занятая деловая женщина отправилась в кинотеатр «Октябрь», в
«своё детище», директором которого, как я уже говорил, она яв
лялась,) Но тех десяти минут, что мы провели на кухне, болтая о
том, о сём, было достаточно, чтобы понять8 если ты подружишь
ся с этим мужчиной и с этой женщиной, можешь в дальнейшем
при любых обстоятельствах рассчитывать на их помощь и чело
–ут же, на кухне, Розалья Ребезандровна сказала добрым
– Если ты, Дурий, действительно хочешь задержаться в
нашем прекрасном городе, тебе надо бы подумать, где ты смо
жешь,,, это самое,,, выступать, потому что как деловая женщина
я в курсе, что у вас с Орлобьяниновым неважно с финансами, Я
могла бы помочь тебе, но для начала мне хотелось бы тебя прос
то по-человечески послушать,,, устроить,,, это самое,,, прослу
шивание, Значит так,,, Александр Фёдорович сейчас везёт вас с
мальчишками на море9 вы возвращаетесь часов в пять, а затем,
А мы двинули на море, Полчаса мы неслись вдоль зелёных
лугов и жёлтых полей и, наконец, въехали в шикарный городок
с узенькими мощёными улочками и домиками, каждый из кото
Старенькое своё авто Александр Фёдорович оставил на
платной стоянке, ибо на автомобиле в центр города-курорта
въезжать разрешалось только лишь по спецпропускам9 сами же
Было холодно и ветрено, но, заглушая защитные инстинкты
победным кличем, я скинул с себя одежду и бросился навстречу
морской стихии, Деня и Жима, недолго думая, последовали мо
ему примеру и тоже бросились в воду, а Орлобьянинов бегал по
берегу и кричал8 «Ребята, если будете тонуть, то имейте в виду,
Вернулись мы к пяти, подкатив на тёмно-коричневых «Жи
гулях» прямо к кинотеатру, Вместе с Деней, Жимой и Орлобья
ниновым я поднялся по широкой мраморной лестнице на второй
этаж, где в просторном фойе расположилась немногочисленная,
человек пятьдесят, публика, ожидающая,,, нет, вовсе не моего пе
Одна из стен фойе привлекла моё внимание мозаичным по
лотном, выложенным искусной рукой художника «советских»
времён8 Владимир Ильич Ленин простёр руку, приветствуя сво
их коллег в борьбе за Светлое Будущее8 Феликса Эдмундовича
Из дверного проёма, пробитого в этой стене и занавешен
ного тяжёлой зелёной портьерой, подобно Екатерине Медичи
возникла неожиданно Розалья Ребезандровна в сопровождении
– Сафьяна, – проговорила госпожа Мокрецкая и, опустив
– Смогли бы вы нам что-нибудь спеть, Дурий? – поинтере
– Но мне нужен для этого рояль или, на худой конец, пиани
–ут же Розалья Ребезандровна указала на нечто, блестев
шее коричневой полировкой среди портьер под пыльной лис
твой фикуса у широченного, во всю стену просторного фойе
окна,
–ем временем со скрипом отворились двери в зрительный
зал, и фойе начало пустеть8 публика направилась занимать места,
– Хорошо, – согласился я, соображая, что когда фойе окон
Братья Вагины, повинуясь жесту деловой мамы, бросились
к пианино и с грохотом, как гружёную картохой телегу, выкати
На шум повернулись последние входившие в зал, Увидев,
Какая-то женщина прошептала в тёмный провал зрительно
го зала, где угадывались в приглушённом свете ламп тёмно-бордо
вые спинки зрительских кресел и где ряды уходили вдаль к блек
ло маячившему, обещающему чудо прямоугольнику экрана8
Устроившись на принесённой мне банкетке, я патетически
ударил по ещё не испытанным клавишам и тут же запел, отчаян
но-вдохновенно тремолируя и возвышаясь голосом всё выше и
Клавиши поддались моим пальцам и, передав энергию дви
жения молоточкам, исторгли из старого деревянного ящика дре
Я пел и смотрел на улицу сквозь стекло, которым было за
А на улице цвело, полыхало солнцем жаркое лето, Жар
полыхал на улице, В скверике, разбитом перед кинотеатром,
л свои жемчужно-прохладные капли фонтан, и дети
плескались в прозрачных струях9 под липами, окружившими
сквер, сидели мамаши, прикидываясь читающими журналы, на
самом же деле из-за журналов зорко приглядывающие за чада
ми9 в дымке удаляющегося проспекта, там, за мостом, где гости
ница «Калининград», неслышно грохотали трамваи, и я, словно
школьник, задержанный в классе после уроков, представлял их
весёлый звон, когда они подлетают к перекрёстку, С букетом
роз, запрокинув голову, будто взмахивая невидимыми крылья
ми за спиной, залитую солнцем дорогу перебежал молоденький
курсантик, Оглядевшись на площади и подойдя к фонтану, он
присел на каменный его бордюр, и, казалось, сложил крылья,
,,,и ступайте туда, где никто вас не спросит, кто вы,,,
– до
пел я, и курсантик тут же, словно расслышав мои слова, вскочил
с бордюра и бросился по липовой аллее, ибо увидел, наверное, ту,
которую не мог не увидеть9 узнал её прежде, чем кто-либо дру
гой, а тем более прежде чем я, потому что я в этой непривычной
для меня реальности был ослеплён и растерян,,, В такую пре
красную, тихую, наполненную ароматами и обаянием жизнь я
попал впервые за двадцать шесть лет, с тех самых пор, как ребён
ком шёл с мамой по проспекту в первый класс, а вдоль улицы с
– Padam, nadam, nadam, – полилось из моего горла, –еперь я
уже не мог прекратить петь, и из русской песни выросла песня на
французском языке, гортанная и самодостаточная,,, – Иль мё фэ
лёк у дю сувьен туа – восклицал я под клацанье музыкального
ящика, и пение моё со стороны похоже было, наверное, на радос
тные вопли вороны, извещающей округу о том, что она нашла
наконец-таки чистое, ровное поле, где полно злаков и зерна, и на
И фонтан с прохладными струями и детьми возле него, и
липы с огромными бархатными листьями, и жаркие сполохи
солнца, всегда внезапно появляющиеся из-за голубых, почти
осязаемых облаков, и весь этот город, куда занесло меня по чис
той случайности, казались мне в этот момент провидением Гос
подним, рукою Спасителя, протянутой мне с Бездонных Небес,,,
Мне, одичавшему, обозлённому, преданному и предавшему, от
– Не покидай меня, – пел я, вдохновенно и бессознательно па
родируя Жака Бреля, – Я найду в себе силы начать всё сначала!!!
Я закончил песню, резко отбросив руки от клавиатуры, буд
Крики «браво» перекрыли аплодисменты, но прежде я, ка
залось, вечность поворачивался в полной тишине к Розалье Ре
безандровне, стоявшей за моею спиною, отворачиваясь тем са
мым от окна с панорамой города9 потом замелькали перед моими
Её слов я не расслышал8 ко мне бросились собравшиеся в
– Откуда вы?! – раздались восклицания, – Здесь будет ваш
Молодой человек из толпы, вывалившей, очевидно, из зала,
когда я пел, обратился ко мне по-французски,,, Ответить ему я
не смог, потому что французские песни повторял, заучив слова
с пластинки, как «попка-дурак», В те дни было ещё далеко до
,,,Экзамен я сдал, и на следующий день уже пел в киноте
атре на ночной дискотеке, Мой выход должен был состояться в
двенадцать ночи, но на месте я оказался в семь вечера, за два часа
Вместе с диск-жокеем мы проверили микрофон и пианино,
Мой полированный музыкальный ящик выдвинули на середину
зала, приставив обратной стороной к диск-жокейскому помосту,
В восемь появилась Розалья Ребезандровна, распорядившись
насчёт охраны8 два здоровенных парня должны были стоять по
обе стороны от инструмента, а ещё один, затерявшись в толпе, –
– Что же это за дискотека такая… – вырвалось у меня, но я
вовремя умолк, «
–ы выступал раньше на дискотеках?
» – спроси
ла меня после моего «экзамена» Розалья Ребезандровна, «
Я вы
ступал в музыкальных клубах
», – соврал я,,, –еперь никак нельзя
было показать, что атмосфера ночных заведений мне незнакома,
…Если же говорить о моём пении, то в те дни я весь состоял
из проблем8 последний мой официальный концерт, организо
ванный Москонцертом, состоялся, как я уже говорил, в дальнем
селе недалеко от женской тюрьмы строгого режима – так какой
Когда же Розалья Ребезандровна вскользь поинтересовалась
моей концертной деятельностью, я рассыпался перед нею в воспо
минаниях, перемешав выдуманные и реальные истории, желаемое
и действительное,,, Нужно было как-то поддержать реноме актёра,
который не забыл, что такое сцена и клавиши рояля!
,,, Но такой сцены, как на дискотеке в кинотеатре «Октябрь»,
– Пошли, – предложили мне Жима с Деней через час после
начала, – ребята нам держат столик, в двенадцать тебя объявят,
Из кабинета Розальи Ребезандровны, где я в ужасе вслу
шиваясь в монотонные энергичные уханья басов, проникающие
сюда сквозь стены, провёл первый час начала дискотеки, мы
поднялись на этаж выше, Фойе, в котором я выдерживал свой
экзамен, теперь невозможно было узнать, Мы вынырнули из-за
зелёной портьеры – откуда в день экзамена появилась Розалья
Ребезандровна, Дверь, скрытая тканью, была не видна с наруж
ной стороны, и появились мы никем не замеченные, тут же слив
Небольшой предбанник перед фойе, превращённый в ноч
ной бар, сиял теперь огнями, Зеркала на стенах увеличивали
пространство этого предбанника и количество в нём народу,,,
Народу же было битком8 между столиками, расставленными
здесь, невозможно было протолкнуться9 к стойке бара не подой
ти9 кругом галдели9 из сизой табачной дымки выплывали и вновь
Само фойе превращено было теперь в сердце дискотеки –
танцевальный зал, Стоявший у входа в дискотечное сердце ох
ранник по имени –олик, заметив Жиму и Деню, помог нам про
Надо сказать, кругом было далеко не «бальное» общество8
ребята брутального вида держались группками, отталкивая «не
своих» локтями9 многие из них, в том числе и охранники, вне
шним видом более напоминали уголовников, нежели посетите
Глупо, но о такого рода заведениях в те дни я судил главным
образом по кинофильмам, –еперь реальность, вдруг ворвавшая
Вылетая из динамиков, стоявших стеной обок дискотечно
го поста, прямёхонько в грудь ударяли словно клокот огромного
сердца те самые басы (здесь они принимали почти разрушитель
ную силу), Сверху всё это покрывалось оглушительным грохо
том и рёвом, пробивая барабанные перепонки до самого мозга9
лучи прожекторов, прорезая тьму, лишали входящего представ
По обеим сторонам длинного прямоугольника зала разме
щались пластиковые круглые столики, в центре же бушевала
толпа8 сплошная людская масса ритмично колыхалась в такт му
Девушки вызывали столь же противоречивые чувства, что
и юноши8 резкий и яркий грим на лицах выдавал в них проститу
ток, «Но не может же вся дискотека быть заполнена шлюхами!» –
«–олько в пикантном сне где-нибудь под Электрозаводс
ким мостом можно вообразить себе такое, – мелькнуло у меня
в голове, пока мы проталкивались сквозь толкавшуюся в от
вет и пихавшуюся массу, – Полная дискотека шлюх и уголов
ников!»
К аромату женских духов и мужского одеколона примеши
вался запах пота, табачного перегара и искусственных дымов,
Время от времени раздавалось резкое шипение, и беснующуюся
толпу окутывали клубы белого дыма, подкрашенного прожек
торами во все цвета радуги, и тогда толпа взрывалась радостно-
истерическими криками, девушки воздевали вверх голые худые
руки, и руки их изломанными линиями прерывисто мельтешили
–еряя ориентацию в пространстве, я старался лишь не
Наконец мы пробрались к зарезервированному для нас столику,
– Вадим, привет, – кричал я одному из новых своих знако
На секунду все звуки и цветные всполохи померкли, «–а
тьяна!» – пронеслось в голове дуновением свежего бриза, и я за
Откуда-то появился, вынырнув из темноты и мелькания ос
Меня усадили, и в моей руке оказался пластиковый стакан
Будто по мановению руки, на белой, освещённой люмино
фором планшетке стола появилась упаковка апельсинового сока,
и в стакан мне плеснули казавшуюся зелёной в ультрафиолето
– Нет, – вновь прокричал я, – мне нужен чистый сок,,, без
Десять пар обиженных глаз воззрились на меня из мигаю
– Дурик, ты не хочешь выпить за свой собственный успех?!!
– Нет, ребята, – резко оборвал я своих друзей, – я на работе,,,
Что я мог ещё ответить?,, Начать рассказывать им в этом
грохоте, как всего лишь несколько дней назад спал под мостом
в обнимку с бутылкой спирта?,, Да и грохот тут ни при чём,,,
–ого, что со мной произошло в Москве, я не расскажу никому,
Никогда, –о, что со мной произошло в Москве, должно быть
вычеркнуто из памяти8 жаркий промасленный песок под Элек
трозаводским мостом, квартира на Садовом кольце, Зося,,, Всё,
Всё должно быть вычеркнуто, а первый же глоток водки среди
этого искрящегося безумия лишь спровоцирует на новые без
умства,
– На работе я не пью, – теперь уже уверенней повторил я, а
Ребята, казалось, поверили мне, налив в мягкий пластико
Ребята выбрали столик так, чтобы был виден инструмент8
мы сидели правее от стены колонок, под фикусом, который те
перь, в свете фантастических фонарей, вовсе не был пыльным,
превратившись в таинственное подвижное существо, зависшее
–ут и там в люминесцентном свете фиолетово сияли белые
воротнички, рукава, манжеты,,, у некоторых девушек таинствен
ные лучи выхватывали из-за ткани платьев трусики и лифчики9
и все эти предметы интимного туалета, горя и извиваясь, каза
лось, двигались отдельно от танцующих хозяев, загорелая кожа
которых в ультрафиолете становилась, напротив, матово-тём
Цветовые изменения претерпели также окружающие нас
предметы8 на столах красовались чёрные яблоки, синие персики
и ядовито-зелёные груши9 сидящие за столиками курили пятнис
тые сигареты, наливая из жёлтых бутылок светящиеся струйки
жидкости,,, Девчонки улыбались чёрными губами, и время от
времени, словно проглоченный светлячок, сияла в чьём-нибудь
рту коронка, сделанная из так не подходящей для этого места
И над всем этим шабашем с тёмного провала мозаичной
стены простёр руку Владимир Ильич Ленин, приветствуя, по-
видимому, не только дискотеку Розальи Ребезандровны, но и
своих коллег – тёмные тени, выложенные блестящими камуш
ками8 Феликс Эдмундович Дзержинский с соратниками на фоне
красных кремлёвских звёзд, блёклых и неясных на фоне других
ГзЬЮЬ 0
ЛБМВКБ ВЧНОПЛЗБЙДБ
,,,За двадцать минут до наступления полуночи, то есть перед
Деня с Жимой, по-видимому, тоже дёргались, Деня то и дело
вскакивал из-за стола, ныряя в сверкающую темень, и подбегал
к тыльной стороне диск-жокейского поста, где открывалась не
большая чёрная дверка и взору являлись сотни мигающих лам
Деня прибегал назад со словами8 «Ещё один блок, быстрый,
Мой выход всё откладывался и откладывался8 к маленькой
чёрной дверце (отсюда это было видно) тянулась бесконечная
вереница бритоголовых типов, «Они заказывают песни, с ними
Бритоголовые эти типы несколько раз подходили и к нашей
компании, точнее, ко мне и к Орлобьянинову, ибо мы сидели ли
цом к залу, Потрясая золотыми цепями, выпущенными на руба
хи и свитера, они бесцеремонно интересовались, не освободим
ли мы для них свой столик, –огда навстречу им поднимался мой
приятель Вадим, работавший на дискотеке охранником – это в
его обязанности входило наблюдать за залом во время моего пе
Пробравшись вдоль стен, из-за фикуса появилась,,, нет, не
– Дура уже пел? – поинтересовалась она у Жимы, и, сохра
няя милую добрую улыбку на лице8 – Вадим, внизу опять прохо
дят с водкой, куда вы смотрите все, а?,, Бабушки наши не справ
– Сейчас у Дуры выход, я за ним присмотрю, а потом молни
– Смотри за ним хорошенько, – предупредила Вадима Роза
– А зачем за мной надо смотреть хорошенько? – удивился я,
Ответ был более краток, красочен и ёмок, чем я мог себе
,,,Вот тут-то и начались мои сомнения, Не то чтобы я очень
опасался, что на меня нападут и расколют мне голову за моё пе
ние, явно не приличествующее программе вечера9 я просто спро
сил себя8 «А уверен ли ты, Пилорамов, что это место самое под
И в самом деле, можно было и в Москве устроиться в анало
гичное заведение или в какой-нибудь кабак и голосить там весь
И тут внутренние мои голоса посыпались, словно яблоки с
той самой Эдемской Яблони, в ветвях которой обитал коварный
«Скажи, наконец-то, честно самому себе8 я готов на любую
лажу, чтобы только не возвращаться в Москву и не встречаться
«Но я же подумал совсем недавно, что этот город послан
мне Богом!!! – возразил я внутренним своим голосам, – Может
быть, моё крещение и есть знак, что пора бы начать всё с начала,
«Белый лист?,, И что же ты называешь белым листом, эту
«А девушка, которую ты так трепетно ждёшь здесь, на дис
котеке, это что, претендентка на вторую серию?,, Вы уже успели
перемигнуться глазами, теперь осталось встретиться, засосать
друг друга, словно школьники, прячась под пыльным фикусом,
затем переспать, зажить вместе и вновь окунуться в кошмар, на
«А как же Бродский, Окуджава и шансон?,, Или ты решил
теперь стать миссионером и вдалбливать этим бритоголовым та
кие понятия, как безответная любовь, в то время как охранники
держат последних за руки, чтобы те не расквасили тебе морду?!!»
«Вот именно, всё, чего тебе не хватает в жизни, так это успе
«С–ОП», – крикнуло сознание, промотав плёнку назад, –
«ВПЕРЁД, ДУРКА, ЖЕЛАЕМ –ЕБЕ УСПЕХА»,,, Это не мой
внутренний голос сказал,,, Мой внутренний голос никогда мне
ничего хорошего не желает – он брюзжит, соблазняет, прикиды
ваясь полным заботы, но по-доброму никогда ко мне не обраща
,,,И ещё кое-что8 тот, кто произнёс сейчас эту фразу, не был
,,,Эти люди вокруг меня,,, нет, не все, а те, с кем ты пел песни
о любви и ностальгии в кафе «Алина», разве можно их назвать
уголовниками и шлюхами?,, А между тем, они все здесь,,, кроме
Бешеная толпа уже рассеивалась, освобождая пятачок, –е
перь стала видна моя плаха,,, мой музыкальный ящик, ехидно
улыбающийся кровожадной широченной улыбкой всех своих
– Не слабо! – решительно воскликнул я, поднимаясь с бе
лого пластикового стула, – Не слабо, и я докажу вам это, кем бы
С каждой нотой, с каждым пропетым словом я уходил в
свой потаённый мир всё дальше и дальше9 и не было уже фойе
кинотеатра «Октябрь», превращённого в дискотечный танцпол,
не было толпы, обступившей меня и мой музыкальный ящик, не
было охранников, приставленных охранять меня от нападений,
не было и самой опасности нападения, Не было ничего, кроме
песни и мерцающих солнц под сомкнутыми веками, Я смыкал
веки всё сильнее и сильнее, абсолютно равнодушный к тому, что
происходит извне, вне меня9 и только когда песня закончилась и
я остался в полной тишине – ни аплодисментов, ни криков «бра
во» или «заткнись, козёл» – только тогда я решился разлепить
…Я сидел за фортепиано один в пустом зале, Куда-то исчезли
прожектора, и мой музыкальный ящик был освещён светом пол
ной луны, пробивавшимся сквозь разбитое широченное окно –
теперь уже не дискотеки, а какого-то заброшенного не то зала, не
«Всё приснилось мне, – мелькнула в голове мысль, – весь
этот полёт в Кёнигсберг – сплошной сон, На самом деле я лежу
где-нибудь под Электрозаводским мостом мертвецки пьяный, и,
И в подтверждение этой моей мысли, музыкальный мой
ящик жутко скрипнул, полированная, покрытая паутиной крыш
ка его лопнула, и из образовавшейся щели протянулись ко мне
костлявые белые руки, Я понял уже, что это алкогольная галлю
На пути к моему горлу руки встретили преграду8 микрофон,
Костлявый белый палец слепо стукнулся о его серебряный на
балдашник… затем ещё раз… а затем откуда-то сверху раздался
вовсе не старческий, не замогильный, а очень даже приятный
Мурашки пробежали по моей спине, и лоб покрылся испа
Непроглядная тьма раскололась вдруг ярким, режущим
глаза светом софитов, а со всех сторон в это время летело уже8
«Не Фонограмма!» «Настоящий!» «Дурик» «
пассажир»… и
Я огляделся вокруг, таращась ослеплёнными, не привык
– Дискотека, – только и смог выдохнуть я онемевшими от
ГзЬЮЬ 1
ДЙОБМВШЪ ЙА ОБЗБВДАБЙДД8
«ИКЕОБ АПФП ФАИЛПЙБИ»
Если ты сейчас читаешь эту записку, это значит, что ты
Как ты уже, наверное, поняла, ездила ты на Белорусский
вокзал не за шоколадом, а за деньгами, Двести тысяч( – непло
хие деньги за две недели?,, Мне кажется, что это основной довод,
который говорит в пользу того, что я должен здесь пожить неко
Городок этот просто прекрасен, особенно после Москвы и
всего, что с нами (хорошо, со мной) там в последнее время про
Итак, здесь больше зелени, нет таких огромных расстояний,
Здесь и далее денежные суммы указаны по курсу 1771 года
, –
Прим, ред,
В тридцати минутах езды от Калининграда расположен
чудесный городок под названием Светлогорск, Мы были там с
друзьями, Конечно, всех, кого я здесь встретил, нельзя за такое
короткое время назвать друзьями, но, во всяком случае, люди
здесь прекрасные, лишённые какого бы то ни было педантизма, и
Надеюсь, у тебя нет сомнений в том, что присланные деньги –
Уже четыре раза я выступал на местной дискотеке и скажу
тебе, что впечатления вовсе не те, которых я ожидал, Во-первых,
сам по себе Э–О– ЭКСПЕРИМЕН– жутко интересен9 а во-вто
рых, как оказалось, люди, пришедшие танцевать, с удовольствием
слушают живое пение, Представляешь, во время моего выступле
ния к роялю подходили люди и пытались щёлкать пальцами по
микрофону8 никто не хотел верить, что звучит настоящий, жи
,,,Знаешь, мамочка, я и сам в это особенно не верил, Мне ка
залось в последние дни, что всё во мне там, внутри, умерло и я
Извини меня за то, что я так неожиданно исчез из дому, Я,
конечно, мог бы позвонить от Орлобьянинова, когда узнал, что
мы летим в этот город, но я не знал, Я не знал, что мы летим,
Не знал, потому что до последнего момента не верил, что это
возможно, Что это возможно вот так – переместившись в про
странстве, мгновенно излечиться от боли, сомнений, чувства
вины и ревности,
–ы, верно, удивишься, узнав, что ЗДЕСЬ я вовсе не пью
ничего спиртного, Говорю это не для того, чтобы тебя успо
коить, ибо удивлён сам, Здесь у меня ничего не болит (я имею
в виду боль душевную), и мне, как никогда, хочется петь, петь,
Петь,,,
P,S, –ы, наверное, догадалась, почему я послал тебе столько
шоколада?,, – Чтобы сделать твою жизнь, которую я отравил за
–вой Дурик,
В одном я, пожалуй, солгал своей дорогой мамочке8 в ска
На самом деле потребление алкоголя мною не снизилось,
но перешло в иное качество8 одно дело, сломя голову бегать по
Садовому кольцу, зажав под мышкой бутылку спирта, в поисках
если не потерянной любви, то хотя бы собутыльника9 и совсем
Меня окружали счастливые, свободные люди8 у моих дру
зей не было никаких обязательств ни перед кем, кроме как пе
ред родителями, Мои друзья были нормальными, здоровыми
молодыми людьми, не обременёнными ни детьми, ни узами
брака, Отношения их с женщинами были легки и ни к чему не
обязывали, И я, освободившийся от своих пут, во всём пытался
походить на своих друзей, К тому же, стояло потрясающее жар
кое лето, и в этом городе было много интересных вещей помимо
дискотеки…
Договор мой с Розальей Вагиной был следующий8 в течение
месяца я пою три раза в неделю в ночной программе, получая за
После третьего довольно успешного моего выступления
– Всё идёт хорошо, Дура, и я думаю, тебе самое время пере
– Можешь жить у нас, Мальчишки будут спать в гостиной,
Всё, что угодно, но частная жизнь должна быть частной, Я
хочу свободно ходить в туалет ночью, а не красться по чужим ко
ридорам, боясь разбудить кого-то,,, Я хочу ложиться спать тогда,
когда мне спится, а не тогда, когда спится кому-то другому, пусть
Я отказался, потому что знал – проблемы будут, Если уж с
Зосей мы не смогли поладить на почве быта,,, И потом – у меня
появилось много друзей, Куда я стану их всех приглашать? В чу
– Нет, спасибо, – мягко, но решительно сказал я Розалье Ре
безандровне, при этом почувствовав, что несказанно обрадовал
её, ибо идея жить в их доме пришла в голову, очевидно, маль
чишкам, а она как добрая и справедливая мать не могла не под
держать проявление аналогичных качеств в своих чадах, – Нет,
– Душа и клозета нет в номере, но в коридоре – целая душе
Она посмотрела на меня, словно на извращенца, но успоко
илась, как женщина-хозяйка, не желающая видеть никого посто
(Я сидел в крутящемся кресле напротив её стола, покури
– –ебе непременно надо попросить маму выслать из Моск
– Понимаешь, хоть сейчас и лето, но джинсы и майка – не
самая подходящая одежда для выступлений,,, И потом,,, когда-то
нужно всё это, – она указала на меня широким жестом, – сти
рать,,, –ы,,, это самое,,, не хочешь взять у мальчишек что-нибудь
временно поносить, пока мы всё,,, это самое,,, И ещё,,, Хорошо
бы приодеться, потому что с тобой хотят сделать интервью на
– Интервью?!! – стараясь сдерживать дыхание, произнёс я,
и тут же8 – но именно на телевидении я хотел бы появиться та
ким, какой я есть9 каким я сюда приехал,,, каким вы меня здесь
– Но это же телевидение! – воскликнула Розалья Ребезанд
– Розалья Ребезандровна, – мягко проговорил я, – если у
меня и вправду будут брать интервью, я хотел бы рассказать, как
приехал в этот город8 сел в самолёт, не ожидая, не планируя, не
зная, что со мной произойдёт дальше,,, как вы все меня встрети
ли, как слушали мои песни,,, Потому что, мне кажется, с этим
городом и со всеми вами в моей жизни открылась новая, светлая
Розалья Ребезандровна была явно тронута, но всё же попы
Я попытался сдержать смешок, и вместо того чтобы хохот
Я смутился, судорожно вспоминая, когда, во время какой
пьянки я успел наболтать Вагиным про Зосю и моё безумие там,
,,,В назначенный для интервью на телевидении день вся
наша ватага – братья Вагины, Алекс Орлобьянинов и я – поя
вилась на Нижнем озере, возле парадного козырька здания те
левидения «Янтарь», Пышных форм девушка по имени –атьяна
Всё и в самом деле было готово8 в павильоне натянут голу
бой задник, и на фоне этой лазури стояли два кресла и низкий,
типа журнального, столик с инвентарным номером, прибитым к
Появилась ещё одна телевизионная девушка, худенькая, и
такая же очаровательная, как и предыдущая, с трогательными
«бабушкиными» рюшами на платье, За одни эти рюши её хоте
– Меня зовут –атьяна Хлебосол, – сообщила она, – Мы вас
давно ждём, давайте присядем в кресла, чтобы пообвыкнуть, а
заодно набросаем план разговора, Хотите знать, какие я вам буду
Я опешил, Все кругом были такие культурные, такие пра
вильные9 и павильон был такой чистенький9 и в дальнем его углу
– Вам на каком рояльчике предпочтительнее – на красном
или на чёрном? – поинтересовалась худенькая, вся в рюшах,
Именно этот её вопрос и вывел меня из «культурного» оце
пенения, Я подавился смехом и хрюкнул9 хрюкнув же, стал са
– К синим джинсам и зелёной майке подойдёт, скорее, чёр
– Но к чёрному, зелёному и синему не подходит цвет задни
– –очно, – обрадовался я, – красный! Беспокойный, как вся
– Но,,, – начала было –атьяна Хлебосол, – вы сказали, что
– Красный рояль – это частность, Скажем понятнее, inclusio
– Проекция общего состояния, гармонирующая со всеми
иными инклюзивными вкраплениями чисто автоматически, –
поддержал меня стоявший рядом Орлобьянинов, – Инклюзив
ные вкрапления ткани, полировки и вновь ткани нуждаются в
– Каковой и является красный задник на фоне чёрного ро
яля, – заключил я, вновь хрюкнув и так и не осознав всей этой
Нервно теребя листочки со сценарием нашей будущей бесе
ды, –атьяна Хлебосол посмотрела на меня беспомощным взгля
Я направился в глубь павильона, к роялям, Красным ока
зался «Красный Октябрь», чёрным – «Блютнер», Пробежав
шись по клавишам последнего, и оглядевшись по сторонам, я
–атьяна Хлебосол почему-то испуганно-смущённо объяс
нила, что это кубы и прочие геометрические фигуры, оставши
– Вот и здорово! – обрадовался я, – можем мы попросить
кого-нибудь перетащить все эти кубы и прочие фигуры на то
– А как же столик? – осторожно спросила –атьяна Хлебосол,
– А столик к чёрту, – объяснил я, – вместе с креслами,
,,,Изменения претерпели и многие другие детали, –ак, на
пример, украшение «Цветок в декоративной вазочке» сменилось
украшением «Коньяк «Белый Аист», пятнадцать тысяч за бу
тылку», к которому для комплектности были приставлены две
Часть рюмок осталась за кадром, так как при виде наших
новшеств, в том числе и означенных украшений, очень завол
новались двое пожарных, осветитель и охранник8 со всеми при
шлось чокнуться поочерёдно, чтобы вид курящего в студии че
ловека не вызывал у них отрицательных эмоций, –ак что, когда
мы с худенькой и стройной –атьяной Хлебосол, устроившись
на кубиках и прочих фигурах, словно на развале землетрясения,
приступили к телевизионной беседе, настроение у всех присутс
твующих, в том числе и у меня, было, мягко выражаясь, припод
Наш разговор, само собой разумеется, тут же направился в
– У нас тут, вроде бы, такая разруха здесь, – неуверенно на
– До этого было лучше, – –атьяна Хлебосол с надеждой гля
– Мы искали,,, Возможно, не очень успешно, но искали, –
подбодрил её я, – самое главное, что мы готовились,,, мы готови
–атьяна Хлебосол с сомнением покосилась на значительно
– Почему, – воскликнул я, – просыпаясь утром, мы чистим
зубы, моемся в душе, промываем волосы шампунем, так заботясь
–атьяна Хлебосол взглянула на меня с каким-то томитель
– Ведь так важно, – продолжал я, захлёбываясь слюною от
возбуждения, – так важно готовиться к новому дню всем своим
сердцем, душою,,, очищать себя от дурных мыслей, от неприят
– Это гораздо важнее, – вдохновился я, – чем чистить по ут
Налив –атьяне Хлебосол и себе по рюмашке, я поднял
,,,И не успели мы чокнуться, как откуда-то сверху, с таинс
твенных «небес» павильона, где тепло светили, будто маленькие
– Поехали, – согласился кто-то, – Правильно сказано8 за
И от этого сдавленного шёпота, зарегистрированного, ра
зумеется, чуткими студийными микрофонами, мне стало вдруг
необычайно весело и легко8 «Кто мы такие, в сущности, на этом
бесконечном празднике жизни? – думал я, – Мы всего лишь
странствующие корабли в океане проблем, страстей и мимолёт
ных трагедий, Какая разница, куда нас несёт ветром событий!
Всё равно конец один – мы все пойдём ко дну, И лучше пусть
в этот момент будешь ты на гребне волны, и паруса твои будут
сорваны с рей, и трюмы полны вина, нежели затеряется твой
корабль где-то в тихой заводи, где его никто не найдет9 где всё
– Интересная философия, – услышал я голос –атьяны
Хлебосол,
«Я говорил! Я всё это проговорил вслух! – пронеслось у
– Что не ваша? – испуганно подняла брови –атьяна Хлебосол,
– Не моя философия, –ак Рембо сказал – лучше быть пья
ным кораблём, чем нарядной… это самое… яхтой, томящейся в
Как-то неестественно дёрнувшись, –атьяна Хлебосол тай
ком поправила рюши на своём платье, затем вновь покосилась на
свои, теперь уже точно бесполезные бумажки… и вдруг широким
жестом откинула их в сторону, Откуда-то издалека, совсем сдав
ленно и неслышно, донеслось глухое «Ах», Это ахнула ответс
твенная за всё происходящее в студии полненькая и румяная
– –ак, вы считаете себя пьяным кораблём, романтиком, так
– Ну, все эти уютные кресла, которые мы с вами расставили
– –аким образом, вы дистанцируетесь от нас, считаете себя
романтиком, свободным от «быта», а нас – провинциальными
телевизионщиками в провинциальном городке под названием
Я смутился, Вольно или невольно, –атьяна Хлебосол загна
– Город Калининград тут ни при чём, – осторожно начал я, –
– Где? – подняла брови Хлебосол, окидывая теперь уже да
– Ну, предположим, на дискотеке в кинотеатре Октябрь, где
– И вовсе даже не под фонограмму, – воскликнул я, – и ни
И неожиданно для самого себя я добавил, сморозив явную
глупость8 – Представители с дискотеки проверили и убедились в
этом с помощью постукивания по микрофону костяшкой пальца!
Для наглядности, я вознёс в воздух бутылку с «Белым
Аистом», постучал по ней пальцем и долил в свою рюмаху поч
ти до верха,
Как это не удивительно, глаза –атьяны Хлебосол не округ
лились от ужаса, Более того, она проговорила нечто вовсе неве
– Долейте и мне, пожалуйста, – сказала она и лёгким движе
– Я понимаю, это было смешно, петь на дискотеке песни на
стихи Бродского и Вертинского, – проговорил я, справившись с
доливанием, – но я больше ничего не умею, понимаете? Я могу
петь только такие песни, Если кому-то хочется под них танце
вать – пожалуйста, Но если прислушаться – там есть много из
В этот момент вновь послышалось сдавленное еле слышное
«ах», а –атьяна Хлебосол повернулась лицом к телекамере и тор
– Это было интервью с Дурием Пилорамовым, тем самым
Дурием Пилорамовым, который два года назад получил Гран-
при на фестивале Самюэля Беккета в Голландии за свой фильм
«Бобо» и с тем самым Дурием Пилорамовым, который приехал в
– Наша тихая заводь не такая уж тихая, как вам кажется, –
ответила –атьяна Хлебосол, поднимая с полу бумажки со спис
– Уволят меня теперь, – безразличным тоном, глядя куда-то
ГзЬЮЬ 2
МКГАЗШЫ МБББГАЙАМКВЙА ГЙАЗА!
,,,Я лежу в солнечном квадрате света, падающего из огром
ного окна, что в номере в гостиницы «Москва», В номере, кото
Отползая от умывальника – единственного предмета рос
коши в этом пустом, просторном сарае, Алекс со скрипом броса
– Солнечного удара, – отвечаю я, заворожённо глядя сквозь
прищуренные глаза на маленький оранжевый диск, который,
как только я зажмуриваю веки, мечется внутри глазного яблока
Вчера был последний день МОЕЙ дискотеки по нашему с
Розальей Ребезандровной уговору9 так что сегодня я волен ре
шить8 остаюсь я в Кёнигсберге либо уезжаю с Алексом в Москву,
На улице – лето, и прохладными листьями шелестят кашта
ны за окном, Через дорогу – зоопарк, В зоопарке, оставшемся ещё
с тех, «немецких» времён, тихие аллеи и грот, Каменный грот с
потрясающей акустикой, Мы пробрались туда под утро, когда за
кончилась первая моя дискотека и уже светало,,, И я там пел,,,
Вчера, перед моим прощальным выходом в двенадцатом
часу ночи, мы сидели всей компанией в кафе «Алина», Бармен
Женя Голивуд(, все эти дни наливавший мне абсолютно безвоз
мездно чуть ли не в промышленных количествах джин с тони
ком в не пустеющий мой стакан, подарил мне книжку, «Кали
нинградский зоопарк» – называется эта книжка, Внутри неё не
осталось ни одного свободного места8 каждый написал мне по
,,,–еперь, лёжа в квадрате солнечного света, я открываю пер
Мы настаиваем на том, что бармена Женю зовут именно Женя Го
ливуд, а не Женя Голливуд, что было бы более грамотно, но при этом не
Вот такие мы здесь пьяные, и все поём твои песни8 «Верю,
что ты любишь меня, Знаю, ты грустишь обо мне!» Дура! Никог
Но это вряд ли она, Написано через всю страницу, реши
–аня вчера была, но я не помню – писала она в этой книжке
Странно! Я помню, что –атьяна вчера была, но не помню,
чтобы она мне что-то пожелала на прощание, Может быть пото
,,,После «Алины» вся наша огромная ватага поехала в ки
нотеатр, на дискотеку, где мы заняли, как всегда, столик возле
фортепиано, Ехали мы на трёх машинах, и в «Октябрь» я вошёл
–атьяна осталась в «Алине», чтобы получить гонорар за
вечер,
Я ждал её, даже пропустил один музыкальный блок и вы
Я попросил сказать лишь одну фразу8 «Поёт Дурий Пило
рамов», – и шарил глазами по столикам, разыскивая бледное
Затем я спел семь песен и ушёл – не к столику, где меня
ждали ребята, а в промежуток между зеленью и диск-жокейским
Вот там-то в темноте и сидела –атьяна, По щекам её тек
ли слёзы, и она пыталась вытирать их жёстким листом фику
са8 проводила им по щеке, соскребая слезу, и вновь плакала, В
этом печальном и в то же время озорном её жесте я узнал Зосю,
Когда Зося плакала, точнее, когда я доводил её до того, что она
начинала плакать, она не вытирала, а соскребала слёзы8 открыт
кой, ложкой или просто листком бумаги, Однажды мы не смог
ли удержаться от хохота, когда она сделала это автомобильным
И я встал перед –атьяной-Зосей на колени, не произнося ни
– Дурочка, тебя там ждут, – проговорил он деловым тоном,
Мы так и не успели с –атьяной ничего друг другу сказать,
Во-первых, было шумно и нужно было кричать, чтобы расслы
шать друг друга, а во-вторых, Деня продолжал улыбаться нам
Я отправился к столику в твёрдой уверенности, что –ать
яна вытрет (соскребёт) слёзы и присоединится к нам, И в то же
время, несмотря на эту уверенность, я знал, что она не подойдёт,
– Ду-у-у-рочка! Ну, что ты ждёшь? – спрашивает со скрипу
(Выписавшись из гостиницы, мы обещали вначале заехать к
Розалье Ребезандровне в кинотеатр, а потом – всей компанией –
Я ничего не жду, Я просто хочу продолжать лежать в сол
нечном квадрате окна, вдыхая запахи летней листвы, автомо
бильных выхлопов и раскалённого на солнце паркета, натёртого
Пришла горничная и сказала, что внизу, в администрации
гостиницы, спрашивают, собираемся ли мы выписаться до две
– Не выпишетесь до полудня, парни, придётся платить за
новые сутки, – произнесла она таким тоном, будто это самое
«Господи! –олько дай знак, почему я так хочу здесь остать
ся8 если из-за –атьяны, то я уеду9 если из-за Зоси, то я останусь,
Мы вышли в обшарпанный и пахнущий при этом свежей
У административного окошка я получил назад свой пас
Прощай, номер двести двадцать четыре – это значит, про
щай и дискотека, так вначале напугавшая меня своими клиен
тами, и море, и кафе «Алина», и зоопарк, и телевидение, где с
–атьяной Хлебосол и с –атьяной Разносол мы сделали такое
классное интервью,,, А, собственно, непонятно, зачем мы его де
Закурив на заднем сиденье, я закрыл глаза, Мне не хотелось
больше видеть ни ворот с надписью «Зоопарк», ни гостиницы
«Калининград» ни здания Дома Советов, ни моста через Прего
лю, где справа причалил к пристани пароход-ресторан «Ханза»9
ни – прямо по курсу – серого кубика со стеклянными стенами и
«Я должен увидеть её,,, я должен увидеть –атьяну, – сказал
я сам себе, – чёрт возьми! Мы даже не успели поговорить по-че
ловечески! А ведь нас тянуло друг к другу,,, Неужели только для
того, чтобы она в первый же день нашей встречи подарила мне
свою фотографию на память, а я так и не успел бы сказать ей, как
она прекрасно поёт, и что в ней есть какая-то тайна, заставляю
На ступеньках кинотеатра нас ждали охранник Вадим с
женой Натальей, бармен Женя Голивуд и ещё несколько ребят,
Молчаливой вереницей мы прошествовали в прохладу кабинета
– Александр Фёдорович ждёт тебя с одиннадцати! Надо же
–ут только выясняется, что везём мы с собой восемь скатов
для «ауди», которые Александр Фёдорович, как человек хозяйс
твенный и ответственный, уже упаковал в старые киноафиши и
Розалья Ребезандровна всех распределяет8 Алекс Орлобья
нинов с двумя парнями – в машину к Александру Фёдоровичу9
остальные – пешком на вокзал, Идти не больше десяти минут,
Мы выходим из кинотеатра, проходим небольшой тенистый
скверик, спускаемся по выщербленным, древним, «с тех времён»
Я вспоминаю лицо Розальи Ребезандровны при расстава
нии8 она смотрела на меня сухо и строго, И ничего, в принци
пе, не сказала, –ак, общие слова8 «Спасибо, звёздочка, что к нам
Ещё она сказала, что я ни в коем случае не должен остав
лять своих песен и что вчера многие на дискотеке подходили и
– Смотри, Дура, у тебя появляется своя публика, – заметила
она так, словно провожает меня до ближайшего ресторана, а ве
При этом она слегка улыбнулась, опустив глаза и избегая
Если бы она сказала это в какой-нибудь другой раз, я, пожа
луй, был бы польщён, Сейчас же замечание о том, что в городе,
который я через полчаса покину навсегда, появились – даже не
мои поклонники – а просто люди, готовые прийти послушать мои
песни в перерыве между дискотекой, выглядело насмешкой,
Площадь перед Южным вокзалом выпалена солнцем и за
– Вот, – Женя Голивуд протягивает мне цветной целлофа
– Что это? – тихо спрашиваю я, и уже знаю, Это подарки на
память, Никогда, никогда, целую вечность не дарили мне подар
Книжки и всякие путеводители по Калининграду от Дени
Вагина9 широкие цветные открытки с видами Куршской косы
от Вагина Жимы9 бутылка водки «Асланов» от Вадима и «всей
братвы» из кинотеатра «Октябрь», скульптурка роденовского
«Мыслителя» от Жени Голливуда и его подруги (заочно и с
любовью) и янтарные бусы для моей мамы от жены Вадима,
Наташи, Вдобавок мне приложили целый блок чистых аудио
кассет, чтобы я прислал их обратно, но уже с записями моих
песен,
У выхода на перрон мы встретились с Орлобьяниновым и
парнями, тащившими первые четыре ската к нашему вагону, От
правив парней к машине за остальными скатами, мы поволокли
«Прощай, Калининград, прощай номер двести двадцать че
,,,Не знаю почему, но мне вдруг представилось, что в Моск
ве сейчас зима9 что мы проедем сутки в вагоне «СВ» и выйдем на
Я поймаю такси, поднимусь на лифте на седьмой этаж, от
крою дверь,,, навстречу мне бросится та самая, НАША С ЗОСЕЙ
собака Манечка, и тут же, с порога, как и положено всем собакам,
И я почти увидел, как я, усталый и негодный ни для каких
прогулок, прохожу в свою тёмную, мрачную, такую неожидан
ную после летнего белого дня в Кёниге комнату и ложусь на
диван, Я смотрю в потолок, едва различимый при свете запы
лённого абажура, а Манечка бегает около и всё скулит,,, ску
лит,,, Просит,
И тогда оно приходит, это чувство, ЧУВС–ВО ВИНЫ,
Вины в том, что ты недодал близкому существу тепла этим зим
– Ну, пожа-а-а-луйста, – канючил Орлобьянинов, – мне по
– –ак! Всё! Ша! Убрал свои колёса! Живо! – теперь голос
требовательный, Она требует, Проводница требует, чтобы уб
рали с перрона завёрнутые в плакатную бумагу автомобильные
В одном месте бумага порвалась, и клок её болтается на вет
– Ну, тё-ё-ё-тенька, мне завтра нужно быть в Москве!!! По
– Я же объяснила, твою мать! В купе нельзя, –ам люди, Ре
– Что случилось?,, Ещё не погрузили? Как же так? До отхо
– Да подождите вы со своей милицией, что случилось?,, Мы
из кинотеатра Октябрь, Мы с вами всегда коробки с фильмами
– В пять часов будет пассажирский «Калининград-Москва»,
– Да подождите вы со своей милицией, мы из кинотеатра
– Пусть они и едут,
Вч
сдайте, Сойдите со ступеньки! Не
мешайте мне работать!!! Пассажирам! Всем выйти из вагона!
Ой, что я говорю! Совсем мне голову заморочили! Уберите
свои билеты! Провожающие! Все покидаем вагон! Вагон, я ска
зала, покидаем!
И тут он обращается ко мне9 и обращается с вполне конк
– Ду-у-у-рочка… Что же делать… Мне позарез надо уехать
этим поездом, и мне позарез нужны эти покрышки в Москве,
– Алекс, – кричу я ему, перекрывая своим голосом гудок
локомотива, – ты поезжай9 я сдам твои колёса следующим
рейсом,
– Александр Фёдорович, когда приходит в Москву следую
щий?,, – кричит Алекс Александру Фёдоровичу, –от ничего уже
– Поезд уходит! Хватайте колёса, – кричит Алекс, и я взры
Провожающие, давно покинувшие вагон, смотрят на нас
как на участников бесплатного шоу, Поезд трогается, и Алекс
выкатывает в тамбур два колеса, которые они уже успели пог
рузить в купе, Бумага с покрышек облетела окончательно, и на
одном обрывке я читаю заманчивую надпись8 «Состоится твор
ческий вечер»,
Последнее, что я успеваю ему крикнуть, это8 «За то, что я
пришлю тебе колёса, заедешь к моей маме,,, она даст тебе посыл
Деня, Жима, Александр Фёдорович, ребята – все смотрели
В суматохе никто не понял, как это произошло8 почему по
–еперь об этом знает, кажется, весь перрон, наполненный
Похватав скаты в руки, мы двинулись к пункту приёма ба
гажа, –ам, у железных дверей какого-то сомнительного сарая, в
– Дорогой Александр Фёдорович, – сказал я, воодушевлён
ный возложенным самим собою на себя поручением, – я дождусь
И тут спокойный и всегда предсказуемый Александр Фёдо
– Нет, Дура, Я сам дождусь открытия окошка, а тебя ровно в
– Откуда вы знаете, что она меня ждёт к часу?!! – опешил я, –
Александр Фёдорович таинственно улыбнулся и извлёк из
кармана пиджака конверт, Именно в таком конверте каждый раз
после моего выступления на дискотеке я получал свой гонорар,
Но теперь это были не деньги, Я чувствовал8 это было нечто бо
лее важное, Взгляд мой упал на клочок плаката, которым был
обёрнут один из скатов,,, он так и продолжал трепыхаться белым
– Возьми, – Александр Фёдорович протянул мне конверт, –
В конверте оказался лист, исписанный крупным решитель
– Почему вы не отдали мне его раньше, когда я уезжал? –
– Но я мог уехать в этой суматохе, – пожал я плечами, вспом
нив, что решение остаться принял совершенно неожиданно для
По глазам его было видно, что своё поручение он выполнил8
– Почему? – хором встряли Жима и Деня, как по команде
– Потому что сегодня Розалья Ребезандровна устраивает
Я развернул тем временем листок бумаги, трепыхавшийся
«Дорогая наша звёздочка!
– написано было на бланке с
грифом «Кинотеатр Октябрь», –
Поздравляю тебя с решением
остаться в нашем городе, Жду тебя к часу у себя в кабинете, По
думаем, где тебя теперь разместить9 и вообще, подумаем, Вече
ром к семи часам я пригласила на ужин некоторых людей, в том
числе двух –атьян, которые сделали с тобой такую интересную
передачу на телевидении, Может быть, совместными усилиями
«Всё ясно как божий день, – думал я, – если я остаюсь, она
поздравляет меня, будто бы заранее знала, что я решусь остать
ся9 если же я уеду, письмо будет лежать в кармане у Алексан
дра Фёдоровича, и никто о нём никогда не узнает, А вечером
они все собрались бы и повспоминали о том, как к ним в город
случайно заехал алкоголик из Москвы, и выпили бы за своё, а,
может быть и за наше с Орлобьяниновым здоровье бокал-дру
гой шампанского»,
– Что там написано? – заглядывали мне через плечо маль
Я усмехнулся и чуть было не проговорил свою мысль
– Розалья Ребезандровна, на всякий случай, если я останусь,
Да! Конечно же, всё было ясно, как божий день,,, Ясно, если
P,S, Если ты думаешь, что остался в городе только для того,
чтобы сдать в багаж эти несчастные колёса, то глубоко ошиба
ешься, Наша жизнь, конечно же, зависит от мелочей, но в сути
Получалось, что эта женщина с доброй, не сходящей с лица
по долгу службы, а потому слегка усталой улыбкой, знала всё8 и
Голоса мальчишек вырвали меня из забытья и оцепенения, Я
нарочито-небрежно скомкал записку и сунул её в карман брюк,
– –ам написано, что если я решил остаться, значит, ещё не
Где-то в глубине души я верил в обратное, и сердце, слов
но поддерживая эту веру, пропустило один удар, окунув меня в
ГзЬЮЬ 3
ЙБГЗАНЙЧЕ ЛАЖО
Розалья Ребезандровна поднялась мне навстречу из-за свое
В кабинете мы остались одни, сидя друг против друга, раз
Рядом, у окна, занавешенного белыми пластиковыми офис
ными шторами, кипел пластиковый же чайник, вот-вот намере
Окно выходило во двор, в прохладную вечно затенённую
– Сделаем немного бульону, – сказала Розалья Ребезанд
– Море, – объяснил я, – вообще-то, по-английски это зву
чит8 More, но смешно ведь, правда, заглядывать в окошко русс
– Благодарю, но я ментоловые не курю, тем более, у меня
Розалья Ребезандровна повела бровью, переложила с места
– Не знаю, – честно признался я, – у меня с этими сигарета
Я тоже закурил, От своей зажигалки, –ой самой, что пода
рил мне Зиновий Гердт, Она была, как я уже говорил, золотая, и
вдобавок с настоящим музыкальным механизмом внутри, (Сбо
ку торчал маленький – золотой же – ключик,) …И когда зажи
галка щёлкнула и из её таинственного нутра, словно из музы
кальной шкатулки, полилась тихая хрустальная мелодия, мне
– У меня в Москве, на шестом этаже, – начал я, – этажом
ниже нашего, жила давно-давно проститутка, Как вы знаете,
проститутки у нас жили и живут богато, и она душилась потря
сающими духами и курила всякие необычные сигареты, На нашу
долю, долю простого человека, в то время выпадали в основном
А я очень любил бегать на свой этаж по лестнице8 не для
укрепления здоровья, а просто от переизбытка энергии, И вот,
однажды, бегу я так и вижу8 лежит на её пороге пачка, Зелёная,
продолговатая пачка, вот такая, как моя сейчас, Я сообразил тут
же, что, доставая ключи из сумочки, девушка, наверное, уронила
Во мне боролись два искушения8 первое – позвонить в дверь,
встретиться с ней, когда она выйдет на порог, и отдать пачку, «Мо
жет быть, – думал я, – она меня в благодарность даже поцелует»,
Вторым, более сильным искушением было – забрать пачку домой,
и попробовать никогда раньше не виданные сигареты,
И вот, запершись в туалете и заложив щель под дверью ру
башкой, чтобы в комнаты не несло дымом (ибо курил я в то время
исключительно тайно от родителей), я попробовал эти длинные
ментоловые «Море», А, попробовав, сказал сам себе, вернее, пок
лялся8 «Когда я стану взрослым, самостоятельно себя обеспечива
ющим человеком, то обязательно буду курить такие сигареты»,
– А повзрослел и стал самостоятельным я как раз в те годы,
когда всё это можно было достать, – закончил я, – за приличные
Щёлкнул чайник, и Розалья Ребезандровна поставила на
стол, усугубив ощущение кавардака, небольшую банку с пласт
массовой зелёной крышкой, на этикетке которой была нарисова
В банке оказался жёлтый порошок, пахнущий пряным бу
– Конечно, и правильно сделали, – она глотнула дымящего
ся бульону и произнесла, глядя на меня сквозь пар поверх стака
на8 – Я уже позвонила в гостиницу Калининград и забронирова
– Розалья Ребезандровна! – подпрыгнул я от неожиданнос
Я не хотел жить в гостинице «Калининград», в номере с
душем и туалетом, Я знал, что если душ и туалет – это значит
какое-никакое хозяйство,,, От слова «хозяйство» меня тошнило,
Я готов был жить где угодно8 в палатке на берегу моря, в машине,
Я ПОГРЯЗНУ, – колотилось в голове, – Я ПОГРЯЗНУ В
– Что случилось? – произнесла Розалья Ребезандровна, дуя
в стаканчик с бульоном, от чего по всему кабинету распростра
нился сладковатый запах готовящейся пищи, будто сидели мы
не в кабинете директора кинотеатра, а на чьей-нибудь кухне, Я
так и увидел эту картину8 стряпуха в грязном фартуке крутит
половником в кастрюле, из которой зелёной пеной, расползаясь
по внешним коричневым стенкам и пригорая снизу, где пламя,
От этого видения желудок мой перевернулся, и я, поставив
белый стаканчик на стол, глубоко затянулся сигаретой, зажав
Воображаемая, вызванная к жизни этим бульонным за
пахом стряпуха повернулась тем временем ко мне, и я узнал
её лицо с повязанной на голове грязно-сальной косынкой,
ЗОСЯ,
– Yesterdaw,,, – пропела Зося низким своим бархатистым
голосом, повернувшись от плиты и держа половник, как держат
микрофон, На пол с половника текла зелёная струйка, по-ви
димому обжигая ей руку, ибо глаза её, полуприкрытые сальной
косынкой, вдруг как-то жалобно посмотрели на меня,,, Она хо
тела что-то сказать мне?,, Да, конечно! Не оттого глаза её выра
жали боль, что кипящее варево с половника обжигало ей руку8
она кричала, кричала безмолвным криком8 «Помоги мне!!! Меня
засосало всё это!!! А ведь я же была певицей!!! Помоги мне из
– Дурий! – услышал я голос Розальи Ребезандровны, – Что
В носу у меня неприятно защипало, и нечем вдруг стало
дышать,
Чтобы избавиться от видения, я встал и прошелся по тесно
– Расскажи, Дура, потому что если ты не расскажешь, никто
– А что, собственно, произошло? – я вновь сел во вращаю
щееся кресло, закурив новую сигарету, – Что такого я совершил,
– –ы ничего не совершал, но ты потерял доверие к людям,
более того8 ты перестал их любить! – огорошила меня Розалья
– Я знаю людей9 я всю жизнь проработала с людьми, и когда
с кем-то что-то происходило, я старалась помочь, Ко мне при
ходили,,, не только ко мне8 каждый к каждому шёл за помощью,
–ак должно быть, понимаешь, Дура?,, Если все мы люди, если
все имеем души, нервы, чувства, если нас так легко порою ра
– –ы можешь сказать, что такие отношения возможны лишь
между людьми близкими, но пойми, близких людей не назнача
– –огда давайте не будем торопиться, – только и выгово
рил я,
– Мы
свой шаг,,, тебя любят все в этом городе9 но
ты похож на упрямого ребёнка, – Розалья Ребезандровна грус
тно улыбнулась, кинув пластиковый стаканчик в корзинку для
мусора, – –ы выпустил иголки и ощетинился9 но ты – любимый
– Вы что, и в самом деле считаете, что я в беде? – я потушил
– Давай разберёмся, – предложила Розалья Ребезандровна с
– Да, но в этом возрасте он кое-что предпринял,,, Можно
– Что совершил я?,, Не знаю, Я просто живу,,, пою,,, люблю,,,
Произнеся слово «люблю», я поперхнулся8 только что она
– О, Господи! – притворно возмутилась Розалья Ребезанд
ровна, будто и в самом деле разговаривала с упрямым ребёнком, –
Если бы ты был одним из работников кинотеатра, у которого что-
то не заладилось в личной жизни, я разговаривала бы с тобой
иначе9 но ты – артист, Для этого не надо долго на тебя смотреть
или слушать твои песни, –ебя со спокойной совестью можно
назвать звездой, но ты – неоткрытая звезда, и это жалко, А ещё
обиднее, что ты сознательно прячешься, –ы не хочешь, чтобы
тебя открыли9 ты не желаешь принять помощь,,, А знаешь ли
ты, что такое талант, Дура?,, –алант – это нечто, принадлежащее
людям, Я не буду рассказывать сказки о том, что искусство и на
род – едины9 но знаешь ли ты меру своей ответственности перед
людьми, которые говорят8 «Мы ждём Ваших песен»?,, А твоих
песен ждут, и ты знаешь об этом, Если тебе этого ещё не сказали,
ты должен был поверить мне, Как же так? –ы оставляешь людей,
которым столь необходим, Это всё равно, что бросить человека
– –ы не можешь видеть себя со стороны, а я вижу, Хочешь
знать, что вижу я?,, – она кинула взгляд на прикрытое жалюзи
Я тоже посмотрел на жалюзи, С того места, где сидел я, мне
открывалась небольшая щёлочка8 там, во дворе, какие-то маль
чишки колотили бутылки о цоколь здания, Небо тем временем
покрывалось тучами, так что в любую минуту мог полить дождь,
Я представил, как здорово можно было бы искупаться голым в
– Я вижу растерянного человека с большими возможностя
ми, – воскликнула Розалья Ребезандровна, – человека, который
Она так разволновалась, что встала, выйдя из-за стола, Я
– Давай заключим негласный пакт, – она подошла ко мне
и взяла мои пальцы в свои ладони, Ладони у неё были малень
кие, тёплые и сухие, – Наша жизнь – рулетка с вращающими
ся на ней СПИДом, Удовольствиями, Конфликтами, Ссора
ми, Скандалами, –рагедиями, Любовными Приключениями и
Большими Победами, –ы сам сказал, что просто живёшь, Я же
играю в эту «рулетку жизни» уже лет двадцать, Я стала профес
сионалом, Я предлагаю играть вместе, – она потрясла мои руки,
не выпуская их из своих, – Я помогу тебе, Дура, поставить на
удачные номера,
– Оставайся самим собой, успокой свои нервы,,, приди в
Розалья Ребезандровна выпустила мои руки, и я отошёл к
Небо прорвали-таки первые капли дождя, Серый асфальт
потемнел, а ветер гонял по двору тучи жёлтой пыли, Мальчиш
ки, разбив свои бутылки, исчезли, У цоколя дома валялась куча
Розалья Ребезандровна подошла к длинному, высокому –
от пола до потолка – прямоугольнику зеркала, висящему в тес
Затем она взялась за зеркальную раму рукой,,, Зеркало сдви
нулось, и в какой-то момент мне показалось, что оно падает, Я уже
увидел внутренним взором блестящую гору осколков, рассыпан
ную по паласу, вроде той, что лежала за окном,,, или ещё дальше –
где-то в моей памяти – там, в доме на Садовом кольце, Но
Ю мб
Ьзшйкнод
за зеркалом, которое от лёгкого прикосновения плавно,
неслышно ушло куда-то в стену, оказался дверной проём,
Я ахнул, Упавшее и разбившееся на мелкие кусочки зерка
ло удивило бы меня меньше, чем дверной потайной проём в сте
«Зеркало не разбивается, – тихо-тихо сказал я сам себе, –
– ЛОВУШКА –
,,,выход! –ебе предлагают выход,
Дурий, и глупо сейчас этим предложением не воспользоваться,
Не будь и в самом деле угрюмым, упрямым, ощетинившимся
– Это моя ловушка для дураков, – улыбаясь, заговорила Ро
Я засмеялся8 «Это моя комната отдыха», – сказала она, Пе
рестань быть таким недоверчивым, иначе люди действительно
ГзЬЮЬ 4
ЛМАГАЙДЖ В УБНОШ «ЙБКОЦБГАА»
,,,У стенки напротив окна стояла кровать, как и в номере 002
гостиницы «Москва», но не скрипучая, не пружинная, У изголо
вья – высокий стол, Лёжа на кровати, можно было видеть лишь
его ножки и тыльную сторону планшетки, затыканную козяв
ками и жевачкой, Если бы планшетка была прозрачной, можно
было бы видеть также экран чёрно-белого телевизора, взгромоз
Нет, не взгромоздившегося, ибо вещи гораздо умнее их
собственников или временных хозяев8 этот телевизор, будь на то
его воля, нипочём не залез бы на стол, а стоял бы скорее в из
ножии кровати, справа от окна, на неработающем холодильнике,
Если сидеть на постели, то за спиной, через стену, прямо в
номере расположены душ и туалет, наличие которых означает для
меня зачатки быта, Всего этого было бы недостаточно для опреде
ления «хозяйство», если бы Розалья Ребезандровна не выдала мне
кипятильник, кружку, банку бульона, чайную ложку, пачку салфе
ток, тарелку и пластиковую коробку для хранения продуктов,
Именно эти хозяйственные мелочи больше всего теперь уг
От пластиковой коробки я хотел было отказаться, но Роза
лья Ребезандровна уверила меня, что нет ничего лучше для за
щиты пищи от тараканов, чем герметичная коробка со специаль
Всё это богатство теперь было выставлено на подоконник,
вместе с книгой «Калининградский зоопарк», бутылкой водки
«Асланов», «Мыслителем» Родена, янтарными бусами и блоком
В той самой потайной комнатке, которую Розалья Ребезанд
– Я выдам тебе денег, – предупредительным тоном произ
– Это будут твои «подъёмные», Не очень легко начинать
,,,–еперь я сидел на кровати, прижавшись спиной к про
хладной стене, и смотрел сквозь не первой свежести стекло на
окутанный сизой дымкой проспект, Я даже не знал ещё его на
звания, Я не знал ничего, Я не знал ничего о городе, в котором
«Конечно же, собирался, И все это поняли раньше тебя са
мого, ,,,А потом кто, как не ты, сидя за музыкальным ящиком в
фойе кинотеатра «Октябрь» и напевая свои песенки, глядел на
этот же проспект, только с другой стороны, и бредил «белым
– Звонили снизу, из администрации, – сообщила она, – там,
Разговор очень напоминал разговор в больнице, В допол
нение к моему и так уже угнетённому состоянию добавилось те
– –ак, почему же они,,, посетители,,, ждут меня там, внизу, а
– И это в конце двадцатого века, – воскликнул я, стряхивая
– Пока во всей Европе разрушают барьеры, вы их усиленно
создаёте, – злобно рявкнул я, словно милая девушка самолично
– Дура, ты молодец! –ы просто молодец!!! –ам, на улице, нас
– –о, что ты решил остаться! Мама,,, Розалья Ребезандровна
Они увлекли меня на улицу, где пылало жаркое лето, ста
щили вниз по парадным ступенькам и буквально силой впихну
С водительского кресла повернулся ко мне, отпечатавшись
– Я знаю, уже в курсе, – восторженным, как и у Вагиных
тоном заговорил Слава, – мы с женой были на певой твоей дис
котеке, в воскресенье, и Лена ещё спросила Деньку, что это за
парень такой поёт, –ы Лену должен знать, – предупредил он,
– Когда ты пел, – пояснил Слава, – она мне говорит8 не мо
жет быть, чтобы это он сам пел,,, и пошла потрогать микрофон и
Я вспомнил белую руку, стучавшую согнутым указатель
ным пальцем по микрофону, и тут же дал себе слово, что никогда
не признаюсь им, как чуть не наложил в штаны, когда, очнув
Через полчаса мы уже бродили по берегу в Светлогорске, а
затем, забравшись на камни, заливаемые прибоем, распивали бу
А ещё через полчаса, набегавшись по променаду, мы сидели
в небольшом уютном ресторанчике с немецким названием, На
звание было немецким, по словам Дени потому, что это место
Ресторанчик был уютный, тихий и чистенький, Прямо за
широченными, во всю стену, окнами была видна морская даль,
Дождевые тучи снесло в неизвестном направлении, и теперь
небо сияло голубизной, море светилось, а на барашках волн не
уклюже переваливались огромные белоснежные чайки, Иногда,
подпрыгивая на особо большой волне, они взлетали в воздух и
Далеко, у самого горизонта, виднелись сероватые тени ко
– Военные, – таинственным тоном предупредил Деня, – если
вдруг они решат ударить по берегу прицельным огнём, убежать
Мы совершенно и не собирались пугаться возможного вне
запного обстрела, но Жима принялся всех успокаивать, серьёз
ным тоном объясняя, что для того чтобы выстрелить, необхо
димо специальное «добро» командира корабля, и при этом ещё
Я пообещал, что теперь буду чувствовать себя намного спо
И я чувствовал себя прекрасно! Я чувствовал себя прекрас
– Калининград – это самое хорошее место для того, чтобы
Все вдруг как по команде замолчали, и над столом, видимая
только мне, зависла грузная, и вместе с тем эфемерная, как и по
– проговорил призрак бестелесным голосом, –
Одна только просьба, ни о чём его не расспрашивать и ни на какие
– А кто вам сказал про какие-то трагедии, ответил я призра
Я уже приготовился было в полной тишине описывать, из
какого рая уехал и сколько всего прекрасного оставил там, в
своей Москве, будь она трижды проклята, как вдруг Деня, сняв
с носа очки и глядя в пространство беззащитными глазами,
произнёс8
Жима, как мне показалось, в отчаянии откинулся на спинку
– –вой фильм «Бобо», про который Разносол в передаче
рассказывала, – продолжал тем временем Деня, – это же анти
– Ну, в некоторой степени, – проговорил я, удивлённый та
И вдруг я понял всё, Приезжать с алкоголиком, которого
бросила девушка и который на этой почве почти превратился
в скота, было совсем не в манере Орлобьянинова, Он предста
вил меня им всем как борца за НАШЕ СВЕ–ЛОЕ БУДУЩЕЕ,
И именно он рассказал –атьяне Разносол о проигнорированном
прессой факте из моей биографии – фильме, получившем в Гол
ландии Гран-при, И, может быть, рассказал он это потому, что и
фильм с моим участием, и мои песни, которые по всей России
продавались, как «голос из андеграунда» – это и был я, А тот
Дурий Пилорамов, что ночевал под Электрозаводским мостом и
напивался в стельку – некто другой, чужой, не заслуживающий
«Здравствуй, дорогая мамочка! –вой заблудший сын вновь
тебя потревожил, но мне показалось, что, пока у нас есть такая
возможность, лучше переправить все свободные деньги из Вос
Здесь по-прежнему жарко и по-прежнему сияет солнце, Если
набегают тучи, то ненадолго, и быстро испаряются неизвестно
Сумма, которую я тебе посылаю, называется «подъёмные»,
Эти деньги специально предназначались для тебя, Как сказала
моя коллега, с которой я сейчас сотрудничаю, «не очень-то легко
продолжать жить, когда сын твой уехал в неизвестном направ
Сейчас я живу в уютной гостинице «Калининград», пере
селившись в неё из так любимой мною гостиницы «Москва», Не
правда ли, символично?,, Значит ли это, что теперь мы стали
Честно говоря, нам давно уже нужен был отдых, –очнее,
тебе нужен был отдых от меня, На расстоянии мы сможем луч
На расстоянии Я СМОГУ лучше понять, что же со мной те
Я очень сомневаюсь, что Зося станет звонить, но на всякий
случай – вот мой телефон8 21-60-21, Это, правда, телефон не в
номер, а к дежурной на этаже, но если позвать Пилорамова, то,
–ы также можешь звонить, но имей в виду, что меня не всег
да можно застать в номере8 не для того я приехал сюда, чтобы
отдыхать в привычном смысле, Концерты мои продолжаются, но
Шоколад больше не посылаю, но прошу эти пятьсот тысяч
не хранить, а использовать по назначению, –о есть8 кушай вдо
воль сама, дорогая мамочка, корми собаку и жди меня на свой день
рождения, Если дела пойдут хорошо, надеюсь, в конце августа
С приветом, Дурий»,
Всё началось с того самого вечера, который устроила Ваги
Прямо с моря, а точнее – из ресторана с немецким названием,
разместившемся на лазурном морском берегу, мы поднялись по
казалось бы бесконечной лестнице, и, усевшись в бордовый «мер
седес», отбыли в Кёниг, на остров, к дому семейства Вагиных,
Мы были уже пьяны, когда очутились на пороге, (В ресто
ране к бутылке шампанского, выпитой на берегу среди прибреж
ных валунов, были добавлены ещё две бутылки, на этот раз ита
льянского шампанского, и бутылка водки – и это всё на троих,
ибо Слава, как оказалось, от всех калининградцев отличался тем,
Мы приехали раньше назначенной встречи – в шесть вече
ра, но у Розальи Ребезандровны всё уже было готово8 в гости
ной под изящной стеклянно-хрустальной люстрой был накрыт
стол, изобилующий напитками, а самое главное – невероятным
количеством деликатесов8 от копчёного угря до красной и чёр
ной икры9 от какого-то диковинного сыра, до уже отделённой от
Словно издеваясь надо мною, Розалья Ребезандровна, вмес
то того чтобы как самых первых и успешных пригласить нас к
В отдельной комнате, которую занимали Деня с Жимой,
прислонённая к стене покоилась в чёрном чехле небольшая
электронная клавиатура, издававшая звуки, более или менее
напоминавшие звуки музыкального моего дискотечного ящика,
Врубив эту штуку в розетку, мы водрузили её на письменный
стол и,,, когда я очнулся, в проходе и вдоль всей стены стояло, по
меньшей мере, человек пятнадцать гостей, которые тут же при
нялись мне рукоплескать, как только я закончил песню и повер
Оценив количество приглашённых, я тотчас же взгрустнул,
представив, какая жалкая участь ожидает наш праздничный стол
и прикинув8 если я видел в глубокой тарелке не менее десятка
раков, то это значит, что мне лично, опять в силу моей исклю
чительной «счастливости» в этом деле, достанется, по меньшей
,,,Но за столом в процессе гастрономическо-интеллектуаль
ного общения происходило нечто вовсе невероятное, заставив
шее меня несколько заочно влюбиться в этот дом и в его хозяй
ку, Как только пустела тарелка с раками, появлялась новая, Как
только осушалась бутылка шампанского, опять же появлялась
новая, Даже красная и чёрная икра вновь появились, когда блю
дечки опустели (что произошло через пять минут после начала
–ем временем происходило и общение, Режиссёр телевизи
онного интервью с моим участием –атьяна Разносол, подозри
тельно косясь на вжавшуюся в этот момент в стену –атьяну Хле
босол, сообщила, что отсмотрела уже материал – он показался
ей увлекательным – и выразила свою радость по поводу того, что
я согласился сняться, так сказать, в ПРОДОЛЖЕНИИ, ибо, по
её мнению, а также по мнению всей редакции, многое осталось за
– Да уж, – только и смог выдохнуть я, вспомнив, как разли
Я бросил взгляд на Розалью Ребезандровну8 «Какое, мол, к
По правде сказать, двусмысленным подмигивание это мог
ло показаться кому угодно из гостей, только не мне, «Ну что ж,
Дурий, – неоднозначно говорило это подмигивание, – если не
хочешь играть по правилам, рассказывай тогда правду про то,
Но на этот раз я прекрасно знал, какую историю они все хо
тят от меня услышать, И если уж играть в «Рулетку Жизни», и
– По правде говоря, – пустился я «ва-банк», – вы, –атьяны,
вторые в этой истории журналистки, которые не боятся риско
Уже «рискнувшая жизнью» –атьяна Хлебосол страдальчес
ки выпучила глаза и ещё глубже вжалась в стену, Решительная
– Вы – вторые, после Владимира Кричанова, – продол
жил я, и тут же поправился, – точнее будет сказать, третьи,,,
ибо первым, самым первым, был Юрис Подниекс, царство ему
небесное,,, Он не побоялся взять у меня интервью в гостинице
«Рига» на тринадцатом (я многозначительно поднял вверх вил
ку с нанизанным на неё ломтиком красной рыбы),,, на тринад
цатом этаже!
–еперь все присутствующие повернули в мою сторону за
– Он, Юрис, пришёл в номер, где размещался Ш–АБ нашей
съёмочной группы, поздно ночью с камерой и осветительными
– Какой съёмочной группы? – поинтересовался свежевы
глядящий, со свежей же лысиной, блестевшей под люстрой, мо
лодой мужчина с усиками, которого мне представили, как «гос
подин Мокрецкий», а значит, муж той самой легко краснеющей
дамы, которая вместе с Розальей Ребезандровной присутствова
Госпожа Мокрецкая в этот момент сидела обок своего лю
– Мы тогда снимали третью, заключительную часть нашей
трилогии «Похороны Бобо», о которой упоминала –атьяна Хле
босол в телевизионном интервью – отвечал я, – Правительство
России, как назло, отказало в съёмках, и тут, на счастье, нас под
держала ставшая к тому времени независимой Латвия, –аким
образом, мы снимали третью часть в Риге, в Соборе Святого Ио
анна,,, а, может быть, Иоакоба,,, точно не помню, Не время было
запоминать названия, Снимали мы по ночам, ибо днём в Собор
– Как это так? – вновь поинтересовался любопытный госпо
– А вот так, – заверил его я, – вы знаете, что такое «тон
ваген»?,,
– Представляете, сколько места обе эти машины занимают,
Мокрецкий поднял вверх чёрные брови, показав тем самым,
– А теперь прикиньте8 стоит пост советской милиции и по
центральным улицам города не пропускает тяжёлый транспорт,
Мокрецкий прикинул и тут же наповал сразил меня встреч
– Отделиться-то она, отделилась, – мучительно хрустнув
– Много русских военных осталось при службе, – поспешил
– Не только, – напугал его я, почему-то перейдя на шёпот, –
система КГБ, после того как она перестала подчиняться указани
ям из Центра, – я вновь поднял вверх вилку, на этот раз с нанизан
ным на неё ломтиком угря, – начала принимать решения самосто
ятельно9 и первое решение, которое было принято, гласило,,,
Я сделал многозначительную паузу, прожевав угря, запи
вая его шампанским и соображая в отпущенное мне время, что
же мог предпринять отделившийся от Центра КГБ, кроме своего
– Первое решение гласило… – повторил я, прожевав и запив9 а
затем выпалил на одном дыхании, сам удивляясь своей наглости, –
«Немедленное отделение Церкви от учреждений культуры!!!»
Мокрецкая, опустив голову, покраснела ещё гуще, Покрас
нела настолько, что я испугался8 не сморозил ли я с отделением
– Но как же так, – попробовала возразить Розалья Ребезан
– А вот так!!! – уверенно двинулся я в контрнаступление, –
Почувствовав провал внутренней политики, Россия поняла, что
единственная сила, на которую могут поставить сторонники рас
– После распада СССР, а точнее, после отделения Прибалти
ки, в Риге возобновил службу Домский Собор, – проговорил я, –
то же самое произошло в Литве и в Эстонии
, – Я набрал воздуху
в лёгкие, поняв вдруг, какую глупость сморозил, и продолжал8 –
И поверьте мне, то же самое будет происходить и в других рес
публиках! Универсальная вера – пережиток, архаизм,,, Религии
разъединяли,,, всегда разъединяли, Вспомните борьбу протес
тантов и католиков во Франции в пятнадцатом веке9 подумайте
– –ак почему же вам, русским, позволили производить съём
Я медленно повернул голову на этот взволнованный звук,
Пристально и со смешанным чувством тревоги и волнения на
– Мы пропагандировали нечто, что было понятно не прави
тельству, но народу, – обратился я непосредственно к ней тоном,
каким строгий учитель обращается к успевающей, но излишне
– Что вы пропагандировали? – не унималась Мокрецкая,
– Мы пропагандировали главное право человека в любом
– СВОБОДУ БЫ–Ь –ЕМ, КЕМ –Ы ЗАСЛУЖИВАЕШЬ
БЫ–Ь! – многозначительно произнёс я, – Издревле именно эта
ное местечко для опочивания9 но не меньшее внимание поэтов,
философов и Церкви уделено аду! Вы согласны, что ад описыва
– Как вы думаете, – обрадовался я, – если для них так неус
На этот раз вновь голос подала госпожа Мокрецкая, Крас
нея и стесняясь, она задала вопрос, заставивший меня на пять –
– А может быть, писали абстрактно, не адресуя никому кон
кретно,,, так сказать, чтобы привлечь на одну сторону и отвра
– Вы, случайно, не почтальоном работаете? – осведомился
– Она работает в кинотеатре Октябрь, в отделе рекламы, –
– А если так, – оживился я, – то вы должны знать, что
рекламу никогда не производят без оглядки на рынок сбыта
и желание потребителя, –ак же и письма всегда имеют своего
адресата,
– В том-то и заключается передовое мировоззрение! Чело
век вправе выбирать! И если тебе так хочется грешить, греши,
Любопытная и назойливая Мокрецкая этими словами была
добита, Протиснувшись между спинками стульев и стеной в цве
тастых зелёных обоях, она выпорхнула в коридор, щёлкнув вы
– В нашем фильме, – произнёс я в надежде закончить дис
куссию, – мы показали модель России и два возможных пути
исхода,,, мы ни за что не агитировали! Мы просто-напросто
набросали в общих чертах «рекламный проспект»8 ВО– ВАМ
ЛАГЕРЯ С ПОЗДНИМ ПОКАЯНИЕМ9 А ВО– ВАМ ПОКАЯ
Мокрецкий открыл рот, но спорить не стал, Видно было,
ГзЬЮЬ 5
МКГАЗШЫ МБББГАЙАМКВЙА
ААЁО ЙАНОАВЗБЙДЫ
Милая горничная, уже, правда, не та, молоденькая, а пос
Слово «артист» в её устах прозвучало, словно отборнейший
мат, но шарма своего, во всяком случае для меня, она не потеряла,
Запрыгнув в брюки и накинув майку, я бросился из номера
по коридору к столу дежурной, первым делом подумав, что что-
– Слушай, тебя хочет одна девушка,,, это самое,,, Мы сейчас
Я покосился на горничную, отошедшую из приличия от сто
ла с телефоном и протиравшую теперь в стороне, у дверей лифта,
– Всё будет нормально, не беспокойся, – послышался в
трубке голос Дени, – вчера ты всем так понравился! Мама этой
– Деня! – Я покосился на горничную, а она на меня, – в Мос
кве меня ждёт любимая подруга, Я, правда, испытываю некото
рые трудности на сексуальной почве, но пока справляюсь рукой
Горничная выронила тряпку, и та повисла на монстере, ви
В трубке тем временем раздался щелчок и послышался го
– Дура, ну что там происходит? Приезжай скорее, Бери так
– Кто это «мы»? – На этот раз я растерялся, сообразив, что раз
говор ведётся из кинотеатра по тому самому телефону, где работает
система «громкой связи», а это значило, что мои откровения о про
блемах с сексом слышал не только Деня, но и Розалья Ребезандров
на, и какая-то там мама, и её дочка Муленька, и ещё бог весть кто,,,
– Муленька! Она работает на радио и хочет сделать с тобой
Кабинет Розальи Ребезандровны оказался для меня заса
дой8 помимо молоденькой черноглазой и черноволосой Мулень
ки меня там ждали8 господин Мокрецкий с женой, –атьяна Раз
носол и –атьяна Хлебосол, женщина, назвавшаяся художницей
по костюмам Ириной –ворческой, также, как оказалось, при
Деня с Жимой встретили меня первыми, объявив, что как
только я решу все вопросы с их мамой Розальей Ребезандровной,
– Сегодня тачки нет, так что поедем на такси, – предупре
– Ждём тебя у фонтана, – махнули они руками, синхронно,
Возможно, они догадались, почему я хотел навестить Штад
тхалле, а возможно, поверив моим словам про подругу, живущую
в Москве, вовсе не ассоциировали этот кабачок с –атьяной, так
больше и не появившейся после того как мы расстались на пос
…Розалья Ребезандровна, особенно никому не навязывая
своего мнения, подобно шахматисту-гению быстро расставила
Первой «взять быка за рога» было разрешено молоденькой
– Очень жаль, что я вчера не смогла прийти, – начала та за
ученным тоном прилежной ученицы, – но моя мама мне всё рас
– Мама сказала, что было очень интересно, – в растеряннос
– Мамам всегда виднее, – предположил я, бросив взгляд на
сидящую за своим вновь заваленным столом Розалью Ребезан
– Муленька столько слышала от нас всех о вчерашнем вече
ре, – поддержала разговор та, – что решила сделать с Дурием ин
тервью, – Розалья Ребезандровна обвела всех торжественным, и
вместе с тем материнским взглядом и, как мне показалось, вовсе
некстати сообщила с оттенком личной гордости, – Дура – наша
– Муленька, расскажи, где ты работаешь, – подсказала Роза
Выяснилось, что девушка работает в той же компании «Ян
– –ак давайте там и встретимся, в вашей янтарной радиосту
– Но вы же хотели сделать со мной интервью! Вы вырвали
меня, в буквальном смысле, из постели, а теперь, оказывается,
– Какие, к чёрту, вопросы! – подпрыгнул я, – Обыкновенное
(Входя в кабинет, я принял очень важное решение8 «Я буду
играть свою новую роль до конца», Я сказал сам себе8 «Возмож
но, парень, которого бросила подруга и может, крепко запив,
превратиться в тряпку, но борец за Справедливость, обладатель
Гран-при и певец песен о Любви – никогда, –ы должен быть
твёрд, Дура(, –олько тогда эти люди начнут тебя уважать»,) И
теперь мне было искренне жаль бедную Муленьку, но поделать
– Мы просто будем
, понимаете? – не унимал
ся я, – РАЗГОВАРИВА–Ь9 а рядом с нами будет стоять такая
продолговатая штучка – микрофон, А в другой комнате будет
стоять штучка побольше, Она называется магнитофоном, и наш
– Дура, – перебила меня Розалья Ребезандровна мягким
«Что это она такое понимает?» – хотел выкрикнуть я, но
осёкся, встретившись с холодным, не обещавшим ничего хоро
шего, взглядом Розальи Ребезандровны, –отчас же глаза её за
– Сделаем интервью на следующей неделе, хорошо, Му
– На этой неделе у нас есть, чем заняться, – продолжала Ро
залья Ребезандровна, кинув взгляд в сторону двух –атьян, си
– Я заказала на вторник павильон, – решительно сообщила
–атьяна Разносол, обращаясь то ли ко мне, то ли к Розалье Ре
Я вновь чуть не подпрыгнул, увлекаемый своей новой ро
лью, но Розалья Ребезандровна оказалась сноровистее, вновь
выстрелив в меня холодным взглядом, мелькнувшим лишь на
– И что же мы будем обсуждать? – сдерживая себя, про
изнёс я,
– Ничего особенного, – нежно и печально улыбнулась Роза
лья Ребезандровна, – просто –атьяна Разносол отсмотрела мате
– Я предлагаю расширить твой портрет, Дура, – отозвалась
– С каждым днём мы узнаём тебя всё больше и больше, –
вновь вмешалась Розалья Ребезандровна, – и с каждым днём
всё больше и больше понимаем, что ты – не просто звёздочка, но
– Мы должны отразить это в твоём портрете, – с неизбыв
– В том-то и дело, что ты не полностью раскрылся, – вос
кликнула Розалья Ребезандровна, – Я считаю, что это в неко
торой степени наша вина,,, – Она выразительно посмотрела на
– Но мы же хотели, чтобы он,,, – возразила та, и тут же по
– Во всяком случае, ничто нам не мешает продолжить ин
тервью, – перебила её Розалья Ребезандровна, метнув теперь
– Вы хотели, чтобы я заинтересовался, – завершил я мысль
–атьяны, так неудачно прерванную, и затем проговорил фальце
– А что в этом плохого? – удивилась Розалья Ребезанд
ровна, – Звёздочка всегда интересна,,, к ней всегда прикованы
взгляды!
– Хорошо, – согласился я, – но что именно вы хотите «рас
– –ы должен рассказать о фильме «Похороны Бобо» и всё
то, что рассказывал вчера на вечере в честь твоего неотъезда, –
хором произнесли решительная Разносол и Розалья Ребезанд
– Про «Бобо» я, конечно же, сумею рассказать, но со вче
– Чтобы рассказать всё, что я нёс вчера, мне надо столько же,
– А это хорошая идея, – заговорил вдруг всё это время молчав
ший Мокрецкий, как-то поспешно встревая в нашу беседу, – Да
вайте устроим на телевидении целую программу «Встречи с Дури
ем Пилорамовым»! –ам можно будет и выпить, и поговорить,,,
– Возможно, мы сделаем это, только попозже, – согласилась
Розалья Ребезандровна с некоторым напряжением в голосе, – а пока
снимем нечто вроде рекламного ролика8 «Просто Пилорамов»!
– А что, название мне нравится, – согласился я – просто по
Худенькая –атьяна Хлебосол, бравшая у меня интервью,
– Итак, дорогие мои, насчёт съёмок мы договорились на за
втра, – резюмировала Розалья Ребезандровна, – ещё у нас есть
одна милая девушка, которая хотела бы внести свою лепту в об
– Меня зовут Ирина –ворческая, У меня пока нет никаких
конкретных предложений, – скромно призналась она, – я просто
хотела, пользуясь случаем, пригласить вас всех, и Дуру, разуме
– Что – бредни? – не понял я, Из всех присутствующих в
кабинете Вагиной художница менее всех напоминала несущую
– Бредни-с – своего рода галерея, – небрежно произнесла Ро
залья Ребезандровна, – так – зал,,, помещение, – и тут же8 – Ироч
ка, вы вполне могли бы устроить выставку у меня в кинотеатре!
Ирина –ворческая смутилась, и мне на какое-то мгновение
показалось, что слово «бредни-с» – не самое удачное слово, ко
торое можно было употреблять в присутствии Розальи Ребезан
На меня же разговор о существовании в городе художест
Прощаясь со мной, господин Мокрецкий попросил разре
– Для того чтобы задавать мне вопросы, теперь обязательно
– Ну как же! Конечно, – весело ответил Мокрецкий, – напи
– Газета «Страх Балтики», – бодро протянул он мне руку, –
– –акое впечатление, что всё население Калининграда –
сплошные журналисты и,,, – «уголовники», – чуть не сказал я,
вспомнив публику на дискотеке, – И чем бы вы хотели поинте
– Все только и говорят об этом фильме, занявшем первое
– Гран-при, Этот фильм действительно показывали по те
– –олько лишь третью часть8 ту, которую мы снимали в
– Да, В программе «Очень после полуночи», Но мой сюжет
вышел настолько после той самой полуночи, что мне кажется,
– Дура скромничает, Мы очень скоро посмотрим этот фильм,
– Моя супруга, – обрадовался Мокрецкий, – вы с ней зна
Все разошлись, и мы с Розальей Ребезандровной вновь ока
– Я хотела бы, чтобы ты кое-что знал, Дура, – с места в карь
ер бросилась она, Милая и нежная улыбка продолжала согревать
её матерински-доброе лицо, – Если ты постараешься быть чуть-
чуть подипломатичнее, мы, пожалуй, сумеем угадать больше
Она переложила с места на место бумаги и закурила, пред
– Речь идёт о тебе, Скоро осень, и дискотека будет работать
Новые возможности для выступлений
», – догадался я, в
глубине души опечалившись, что мы уже говорим о планах на
Я ПОГРЯЗАЮ,,, ПОГРУЖАЮСЬ В Э–О– ГОРОД,,, И
– Мне надо обойти кафе и кинотеатры, я правильно по
нимаю?
– Чтобы превратиться в кабацкого певца? – ужаснулась Ро
– Именно поэтому ни у кого уже не остаётся времени зани
– Нет, – решительно заявила Розалья Ребезандровна, –
жизнь вовсе не такова, Может быть, кто-то и делает её таковой,
но мы найдём иные пути, Вернее, мы их УЖЕ ищем, И если бы
Она достала две кружки из левого нижнего ящика своего
– Эта девочка, – осторожно начала Розалья Ребезандровна,
закручивая зелёную крышечку на банке с бульонным концент
ратом, – конечно, она хреновая журналистка, и это видно невоо
ружённым глазом, но никто, это самое, и не говорит о ней, как о
«Она нервничает», – подумал я, (Каждый раз, когда Роза
лья Ребезандровна нервничала, она употребляла в паузах это
смешное словечко8 «
»,) Всем своим видом я попытался
успокоить её, показав, что не собираюсь перебивать, и внима
– –ы знаешь, какой есть путь для того, чтобы не погрязнуть
в кабаках, снискать всеобщее уважение, заниматься искусством
– Ах, нет! – напряжённо засмеялась она, – Все свободные и
– Вот оно что, – обрадовался я, – И как я только не дога
дался! Конечно! Я знаю о таком пути! Когда мы снимали наше
– Вот видишь, ты умно мыслишь, Дура, – лицо Розальи Ре
безандровны озарилось, – спонсором может быть только друг,
именно поэтому я предложила тебе вести себя поделикатнее, –а
– –еперь я начинаю понимать, – медленно заговорил я, в
– –ы разговариваешь со мной серьёзно, или вновь ёрнича
– Пойми, дорогой, я всего лишь как мать, вырастившая
сама двоих детей и понимающая, как важна сыновьям подде
ржка, пытаюсь тебе помочь, Все видят в тебе актёра, но для
меня ты, в первую очередь, ребёнок, –акой же, как мои маль
чишки,
Внутри урчащего чайника щёлкнул колокольчик, и Розалья
Ребезандровна, перегнувшись через стол, заботливо налила мне
– Для нас, для матерей, вы все дети, – продолжала она, – а
ты – ребёнок, покинувший свой дом9 обманутый, свернувший на
Челюсть моя отвалилась, и струйка бульона потекла изо рта
– Что вы этим хотите сказать? – воскликнул я, закашляв
Открыв ящик стола, она протянула мне бумажную салфет
– Любочка, позвоните там девочкам вниз, это самое, пусть
Оторвавшись от телефона, она посмотрела на меня спокой
– Кто вам рассказал про меня всю эту ерунду, – не унимался
– –ы правильно себя повёл, – заговорила Розалья Ребезан
дровна, дунув в чашку и хлебнув бульону, – и очень правильно
продолжаешь держаться,,, со всеми остальными,,, но со мной мо
– Я остался в вашем городе не для того, чтобы меня жале
ли, называя ребёнком, покинувшим свой дом, да ещё вставшим
на какой-то неверный путь, Если вы, как мать, способны видеть
меня лишь таким, я ещё успею на сегодняшний рейс, Ваши подъ
– Не кипятись, Дурочка, – нежным голосом проговорила
Розалья Ребезандровна, – Никто не хочет, чтобы ты уезжал из
Она встала и, обойдя стол, сдвинула, как и в прошлый раз, в
Кроме сейфа, из которого в прошлый раз мне были выданы
деньги, здесь стояли буфет, удобный диван, два кресла, низкий
столик и маленький японский телевизор на невысокой тумбе, На
столике, словно по волшебству, оказались две кофейные чашки
с блюдцами – всё явно не дешёвого фарфора9 в глубине буфета
– Мы не хотим, чтобы ты уезжал, потому что мы уже успели
полюбить твои песни, Многие их уже слушали год назад, когда
– Я знаю, что он рассказывает про меня всякие приукрашен
ные небылицы, – улыбнулся я, имея в виду эту историю с филь
– Именно, Именно приукрашенные небылицы, – каким-то
странно ласковым тоном заговорила Розалья Ребезандровна, –
Мы говорили как-то о твоих возможных концертах в кинотеат
ре, и я заметила, что у тебя очень измотанный вид, на что Алекс,
как нормальный, прямой человек, ответил8 «Видели бы вы его в
– Было бы странно, – продолжала Розалья Ребезандровна, –
если бы я не спросила, что же там в Москве с тобою произошло,
не правда ли?,, И тогда он рассказал всю правду – и о том, что
ты давно не выступаешь на сцене, и о твоих скитаниях по ночной
Москве, о том, как он, проезжая по улице на своём авто, увидел
тебя, сидящим на остановке автобуса в драной одежде, мертвецки
пьяным… Он рассказал, как посадил тебя в свою машину, как при
вёз к себе домой, как отпаивал тебя, как его подруга Катерина…
– Катрин, – поправил я чисто автоматически, в полном от
– Вот видишь, – мягко продолжала Розалья Ребезандровна, –
ты сам всё прекрасно знаешь, –еперь об этом знаю и я, Но я верю
в тебя, Я с самого начала в тебя поверила, когда дала тебе шанс
выступить на дискотеке, понимая при этом, что уже почти пол
Мне вновь стало нехорошо, и ужасно захотелось выпить,
«Ничего не меняется, Ничего не меняется, чёрт возьми, – ора
ло моё сознание, – даже если уехать куда глаза глядят, хоть
на край света… Этот шлейф из твоих прежних поступков и
страстей тянется за тобой, как тянется след за ползущей по
асфальту улиткой!» Я вспомнил, как в Москве бился голо
вой о косяк двери, потому что алкоголь уже не вырубал моего
сознания, потому что голова продолжала работать даже тог
да, когда тело, казалось, было уничтожено вовсе, –еперь мне
вновь дико захотелось встать, разбежаться и долбануться го
ловой о косяк этой самой «зеркальной» двери в кабинете Ро
зальи Ребезандровны,
«Память, Никто и ничто не убьёт эту чёртову память! А та
кие твари, как Орлобьянинов… Как можно было! Как мог он со
чинять такое! Именно сочинять, потому что не был я пьян в тот
– А мальчишки? – тихо проговорил я, согнувшись в кресле
и обхватив голову руками отчасти для того, чтобы Розалья Ре
– Мальчишки ничего не знают, Они верят в то, что ты им
– Он больше не сунется в наш город, Он об этом ещё не зна
ет, но политика в регионе такова, что вся эта шайка-лейка с пок
рышками с этого лета заканчивается9 а во-вторых, он не посмеет
Услышав этот холодный голос, которым добрая и нежная
Розалья Ребезандровна произносила последние слова, я испу
гался, Сильное искушение подстёгивало меня оторвать руки,
обхватившие голову и посмотреть на её лицо, обычно такое ма
– –ак что можешь быть спокоен, – продолжала Розалья
Ребезандровна, вновь заговорив нежно и тепло, – никто ни
когда,
– Возможно, Алекс рассказал вам не всё или не так, – прого
ворил я, не отрывая взгляда от полированной планшетки стола
и сгорая при этом от стыда, – то, что со мной случилось – это
– Эта девушка, из-за которой всё это началось… её зовут,,,
звали Зося,,, Она была прекрасной певицей, актрисой,,, мы вмес
те выступали на сцене,,, –акого голоса,,, такого голоса не было
ни у кого,,, А потом этот быт,,, Я видел своими глазами, в кого,
вернее, во что она начала превращаться,,, Уже не было речи ни о
концертах, ни о,,, – Я постоянно сбивался – Вот тогда-то я и не
– Именно поэтому ты так боишься обосноваться в нашем
– Я боюсь, что всё пойдёт по кругу8 вначале разговоры об
искусстве, я найду себе подругу,,, потом быт, тёплая квартирка,,,
Я выпрямился, откинувшись на спинку кресла, Наверное,
вид у меня был, как у покойника, ибо Розалья Ребезандровна
В моей руке оказался стакан, В нос ударил смешанный за
– Мне очень жаль, что так получилось, Дура, – повторила
Я вновь наклонился над полированной планшеткой низко
– Что вы хотите от меня услышать? – выдохнул я, а затем
заговорил с расстановкой, голосом, лишённым интонации, слов
но робот, – Мне очень стыдно за вчерашний спектакль, устроен
ный мною, Мне стыдно при мысли о том, как я тут перед вами
выпендривался в артиста,,, простите, Это всё было отвратитель
– Я не это имела в виду, Дура, –о, о чём ты говоришь, – в
прошлом9 более того, я же сказала, что стиль, который ты теперь
себе выбрал, – единственно верный в создавшейся ситуации, А
Через минуту на низком столике в «зазеркалье» стояло
блюдо с хот-догами, Придвинув кресло, Розалья Ребезандровна
– Для начала мы должны найти спонсора, – деловито про
говорила она, Голос её звучал спокойно и уверенно, а я, уни
женный и скрученный «по рукам и ногам», стал для неё те
перь не Дурием Пилорамовым – артистом, но нашкодившим,
провинившимся школьником, жизненные ошибки которого
она благосклонно согласилась поправить, – Эта девочка, Му
ленька… её жених – богатый, преуспевающий бизнесмен Кеша
Рульман, Он спит и видит свою Муленьку журналисткой9 и
хотя журналистка из неё, как из кукушки наседка, мы долж
ны сделать всё, чтобы показать её в лучшем виде, Муленька
запишет с тобой прекрасную передачу, Но она не такая дура,
как кажется8 может быть, она плохая журналистка, но ума у
неё хватит сообразить, что её «тянут», –ак что интервью она
должна сделать сама, Она должна так и сказать своему Кеше8
«Это моя работа», И тут тебе выпадает очень важная роль8 ты
поможешь ей выполнить эту работу так, что она этой помощи
не заметит,
– А как ты помог –атьяне Разносол срежиссировать съём
ки?,, Она до сих пор уверена, что в последнюю минуту к ней
пришло озарение поменять кресло на кубические декорации,,,
–олько теперь, на «досъёмках» эту прекрасную идею придётся
– Розалья Ребезандровна, но ведь вы сами сказали, что это
– Идея, может быть, и замечательная, но она не «играет в
наши ворота», если можно так выразиться, Если ты ищешь спон
сора, ты должен показать себя серьёзным молодым человеком,
– Я хочу прийти в себя, это первое9 затем начать делать кон
– Не забудь про дискотеку, – напомнила мне Вагина, обод
– Я хочу выступать на дискотеке два раза в неделю, – согла
– И как, по-твоему, вяжется это всё с развалом из кубов в
– Я хотел быть естественным, таким, каким приехал в ваш
– Но теперь у нас иные задачи, не так ли, Дура?,, Ни один
более или менее уважающий себя человек, имеющий деньги, и
не посмотрит в твою сторону, если ты будешь выпивать в кадре
и курить, как паровоз, потому что следом напрашивается впол
не логичная мысль – если он не может воздержаться от выпив
ки на телевидении, какой же жизнью он живёт там, за кадром,
так ведь?
Мне пришлось согласиться, –еперь у меня не было иного
– И ещё, что касается Мокрецкого, – продолжала Розалья
Ребезандровна, – я имею в виду Александра, потому что есть ещё
– Не просто папа, а директор огромного спортивного комп
– Я должен дать возможность младшему Мокрецкому на
писать обо мне статью и обмолвиться в интервью, что обожаю
спорт и люблю посещать бассейн и прочие оздоровительные
– Мне кажется, что ты сориентируешься, – заключила Роза
лья Ребезандровна, Посмотрев на часы, она вдруг воскликнула8 –
Ух ты! Уже два часа! Долго же мы тут с тобой просидели! Всё,
Включаю телефон и начинаю работать, А тебя мальчишки уже,
– Куда поедем? – спросили хором Деня с Жимой, когда мы
– В зоопарк, – ответил я, всем своим видом пытаясь сохра
ГзЬЮЬ 6
К ОКИ, ЖАЖ АПМДЕ ЛЧОАЗНЫ
ВБНОД НББЫ КОЖМЧОК Д ВБНБЗК
,,,и чем это закончилось
,,,Мы неслись через мост, разделяющий остров на две не
равные части, Справа, как и рассказывал Орлобьянинов, возвы
шались развалины Собора, Всё подножие Собора, как, впрочем,
и всю остальную площадь, покрывал густой зелёный ковёр8 те
нистые деревья росли тут и там9 вдоль узеньких тропинок рас
полагались скамейки, и в даль, перпендикулярно эстакаде моста,
А за деревьями был виден девятиэтажный блочный дом, где
У берега, возле прикованного к нему корабля-ресторана
«Ханза», возвышалось огромное строение, напоминающее кры
– Это и есть знаменитый спорткомплекс господина Мокрец
На площади, перед гостиницей «Калининград» мы поверну
Я поймал себя на мысли, что если бы сейчас был один, то
уже дважды направил бы свои стопы в иные места8 в первый раз,
на площади перед гостиницей, мне хотелось повернуть не нале
во, а направо к видневшемуся из-за деревьев, и отражавшемуся
в озере зданию «Штадтхалле»9 во второй же раз, при выходе из
авто, меня так и подмывало перейти дорогу и исчезнуть в про
хладном старинном, пахнущем свежей краской нутре гостиницы
Было ещё одно желание, но его я прогнал из своего созна
ния8 там, у кинотеатра, когда мальчишки спросили, куда мы пое
«Чтобы нас никто не отыскал», – добавилась рифмованная
В старинной квартире на Садовом кольце мы собирались
на кухне, ели, пили, и на столе всё горели свечи, И каждая вещь
рождала стихи, и каждая строчка стиха – пастернаковская или
Галича – удивительным образом подтверждалась всем, что про
исходило с нами8 горели свечи на столе,,, Зосина, склонённая
набок головка,,, Волосы, забранные назад и слегка распущенные,
словно нимб в пламени свечей,,, Печальный, покойный взгляд,,,
А потом все разбредались по таинственным комнатам старо
го московского дома и вновь собирались, на этот раз в гостиной,
на звуки рояля И старые слова романса будто бы подтверждали
И вспоминая, как только что, склонившись у стола со све
чами, Зося пела, сами собой возникали давно уже кем-то напи
,,,И в самом деле хотелось жить, и это совпадение слов ро
манса и нашей жизни будто бы подтверждало, что живём мы
верно, и что жизнь наша так же вечна и неизменчива, как и не
И так было потом странно, что всё сгорело, Что стихи, даже
не написанные на бумаге, а лишь существовавшие в наших ду
шах и памяти, звучат до сих пор, а жизни наши разрушены, и нет
теперь такого романса, который подтвердил бы правильность
И теперь – не тогда, а теперь – наворачивались на глаза слё
зы, и единственным желанием было остаться наедине со своими
воспоминаниями9 и уж если нельзя их убить, воспоминания эти,
,,,О–РЕКОХОСЯ О– ДИАВОЛА,,,
то хотя бы за
быться в них, оставив там, за пределами сознания, весь внешний
мир, такой непохожий на всё то, что создавали мы среди зажжён
дебный – со всеми этими разговорами о выгоде, счастливом слу
Я осознавал, впрочем, что все люди, окружавшие меня те
перь, отнюдь не враги мне, а совсем напротив9 и что причина кон
фронтации и взаимного непонимания кроется во мне, Сознавая
же всё это, я ничего с собой поделать не мог, Заболевание моё
– а это было именно болезнью – похоже было на укус вампира8
казалось бы, ничего особенного не происходит, но весь мир неза
метно и очень быстро становится враждебен9 вселенная делится
Это уже позже, когда ты и вправду меняешься, когда об
наруживаешь языком два клыка, остро выпирающих во рту,
как две застрявшие в челюсти кости, вот тогда-то и начинается
открытая война, ибо теперь Жертва имеет возможность отомс
тить за себя,
Я понимал всё это, и, движимый именно этими рассужде
ниями, пытался как мог убедить себя, что необходимо во что
бы то ни стало остановить этот процесс одичания, ибо я знал, я
видел, что может произойти дальше, когда я запрусь в номере
гостиницы, занавешу шторами окно и перестану отзываться на
стук в дверь, каждый раз вздрагивая и прячась под одеяло при
–акой приступ захватил меня однажды в Москве, и, с си
лой вырвавшись из его звериных лап, я помчался в совершен
но незнакомый город, потому что понимал8 дом для меня теперь
превратился в берлогу, и, вернувшись туда, я, может быть, боль
ше никогда не высвобожусь из объятий Одичания, (Вот так оно
было на самом деле, а не так, как описал это Орлобьянинов,)
–олько лишь в самолёте почувствовал я себя более или менее
уютно8 и было это потому, что в салоне самолёта, в кресле позади
всех, справа у окна, я никогда не смогу, ожесточившись, спря
Потом был огромный, неуютный, как сарай, с высокими по
толками и совершенно пустой номер в гостинице «Москва», где
лять элементарные нужды, в любом случае нужно было выхо
дить в коридор, где встречались тебе в любое время суток люди
Страшнее всего оказался номер в гостинице «Калинин
град»8 маленькая, с душем и туалетом, норка, со шторами на
окнах и стенным шкафом, в который при желании, совсем
одичав, можно спрятаться, раздвинув и задвинув зеркальные
двери на шарнирах, словно зеркало в кабинете у Розальи Ре
безандровны,
Итак, я понимал, с чем мне надо бороться в первую очередь8
с желанием спрятаться, Вопреки всему, забыв о подлости Орло
бьянинова и о том, что я уличён и унижен, я должен быть на виду
и вести себя открыто и весело, И, как сказала Розалья Ребезанд
Не знаю, вели мы себя, все втроём, дипломатично или нет,
но, посидев в ресторанчике, расположенном на территории
зоопарка и хорошо там закусив и выпив, мы достигли такого
состояния веселья и внутреннего раскрепощения, что зоопарк
оказался для наших неусмирённых душ тесен8 через три часа
мы вырвались оттуда, но прежде я скормил козлу Денины дол
лары9 при этом братья Вагины во всё горло кричали8 «Смотри
те, козла капустой кормят!»9 мы вывели из послеобеденного
спокойствия и дрёмы льва, удачно кинув и прилепив ему на
глаз жевачку, после чего он, разразившись грозным рыком,
чуть не сломал свою клетку9 мы общипали алмазного фазана,
вставив перо из его хвоста в заднюю часть туловища чёрного,
невзрачного страуса эму, когда тот повернулся к нам спиной,
наклонившись за опять-таки брошенным куском жевачки, ко
торым он тут же склеил свой мрачный, чёрный, неулыбчивый
клюв… Ещё мы отобрали кусок сырого мяса у белоголового
беркута, который, отчаянно вопя, прижимал кусок этот к зем
ле когтями9 и тут же отдали этот самый кусок грязно-белому и
завистливому стервятнику обыкновенному, соседствующему
клеткой с обиженным беркутом9 после чего беркут принялся
колотиться о решётку крыльями, растеряв большую часть пе
рьев, три из которых мы тут же задвинули себе за уши, как
заправские индейцы,
В завершение, побывав возле клеток с кроликами и зайцами
и обнаружив одну из них абсолютно пустой, мы забрались туда
все втроём, сообщая ошеломлённым посетителям, проходившим
мимо по белым гравиевым дорожкам, что директор зоопарка де
ржит нас в этой самой клетке против нашей воли в наказание за
то, что, убирая солому и меняя воду зверькам, мы упустили трёх
кроликов особо ценного вида, –еперь в нашу задачу входит изоб
ражать их повадки и инстинкты до тех пор, пока «оригиналы» не
– Хотите, мы вам изобразим какую-нибудь повадку? – пред
– –олько поверните ребёнка спиной, Ему ещё рано смотреть
Вырвавшись из зоопарка, мы по моему предложению по
сетили ресторан гостиницы «Москва», хорошо там пообедав9
и Клава, бойкая рыжеволосая официантка из тех, которым «на
язык лучше не попадаться», громко, на весь зал ресторана вос
– Дурик, вы чевойто, в курятнике теперь обосновались? Не
А когда мы вжались в стулья под взглядами обедающих,
После «свидания с Клавой», мы приняли душ в гостинице
Калининград, и по идее Жимы, которую я внушал ему различ
ными косвенными намёками, посетили погребок в «Штадтхал
ле», но, к сожалению, неудачно8 –атьяна в этот день не работала,
а вместо неё к нашему столику подошла блондинка, оскорбив
шая своим видом так полюбившийся мне ресторанчик, ибо весь
его интерьер и всё удовольствие, которое можно было получить
Однако, несмотря на отсутствие –атьяны и на внутреннее
отчаяние, всё ещё гнездившееся во мне, мы заказали для начала
пиво с солёными орешками, а затем мясо по-французски, жарен
ное в сыре, Деня с Жимой при этом обещали, что поскольку при
глашение в «Штадтхалле» поступило от них (ха-ха), оплачивать
Мы прекрасно проводили время, пока я не спросил осто
– Просто в кабинете у Розальи Ребезандровны художница
Ирина –ворческая что-то сказала, и я не понял,,, не то «бредни»,
– Ну, и что теперь? – довольно жёстко произнёс Деня, раз
– Всё в порядке, – ответил Жима, – нам просто показалось, что
тебе,,, это самое,,, сегодня не до нас, что ты куда-то торопишься,
Деня открыл было рот, но Жима строго, как умеет это де
– В городе есть много мест, и галерей, и всего прочего, но
– Понял, –огда предлагаю заказать ещё шампанского, –
сменил я тему, всё больше убеждаясь в мысли8 то, что называ
ется «бредни-с» явно опасно для нашего, и в частности, моего
здоровья,
– Шампанское – это правильно, – хором поддержали меня
– Розалья Ребезандровна начинает большой проект по пе
реустройству кинотеатра, – заговорил Деня, – так здорово, что
– В переустройстве кинотеатра, – жарко и увлечённо заго
ворил Деня, – посмотри! Всё такое старое8 и проекционное обо
рудование, и даже кресла в зале,,, на них же сидеть неудобно, с
– Мы давно говорили о переустройстве, – объяснил Жима, –
но всё оставалось либо на словах, либо на бумаге, которая, как
всегда, терялась во всяких инстанциях, Но вот приехал ты, и
мама,,, Розалья Ребезандровна, – поправился Жима, – вновь
– Первое, что мы хотим сделать, – доверительно сообщил
– Дискотеку, Она всё больше и больше превращается в бан
– Да уж, – признался я, – когда я в первый раз туда попал,
– Это как же изменится? – усомнился я, – Вы поставите у
входа контроль и будете пропускать внутрь лишь при наличии
Я не сдержался и хохотнул в шампанское, В бокале за
булькало,
– Совсем нет, Можешь не хохотать, – отрезал Деня, – не
нужно будет никаких постов, С постами мы пытались, но всё, что
более или менее получалось, – это не впускать на дискотеку тех,
– Хорошенькие проблемы вы взвалили на свои плечи! Гаиш
никам проще8 выпил – за руль садиться нельзя9 или в кабинет на
занятия марксизмом-ленинизмом тоже нельзя приходить даже
слегка подвыпивши, чтобы Маркса с Энгельсом не перепутать,,,
Но на дискотеку! Как там определить – пьян человек или просто
Блондинка, так раздражавшая меня поначалу, принесла но
– А шарить по карманам в поисках спиртного, – продол
жал я, – это же нарушение прав человека! Возьмёт такой вот
обысканный уголовник и напишет письмо в ООН, на трёх
языках,,,
– Я же сказал, – обиделся Деня, – что не нужно будет постов, –
– Расстреливать всех, кто ведёт себя не по параграфу, – пред
– А ты не заметил, Дура, – прищурившись проговорил Деня
профессорским тоном, сняв с мясистого носа очки и протирая
линзы, – ты не заметил, что публика на последних дискотеках
Я вспомнил –аню, И как мы сидели под фикусом, И как она
жёстким листиком соскребала со щеки слезу, Я вспомнил –аню
и только теперь удивился, что и в самом деле странным было то,
что никто к нам в тот вечер, вернее ночь, не пристал, никто не
набил морду мне и не вынудил заступаться за униженную каким-
– Всё было спокойно на последней дискотеке, – удивлённо
проговорил я, – слишком спокойно, Вы что, травили всех уго
–еперь весело хмыкнула официанточка, стоявшая за стой
– Нет, – гордо сказал Жима, – мама,,, Розалья Ребезандров
на сделала умнее8 она изменила программу, Она сделала так, что
– И они отправились на другую дискотеку, на «Вагонку», –
– Как же так сумела Розалья Ребезандровна «обломать бан
Деня с Жимой смотрели на меня в мужественном молчании,
Оглядев лиловые, утробно-мягкие стены кабака «Штадтхалле»,
я разлил всем шампанского и, не дожидаясь Вагиных, осушил
– Значит, – в нависшей тишине медленно констатировал я, –
– Я отпугиваю нежелательные элементы,,, – не дал ему за
говорить я, – Ваша мама нашла достойное применение насто
ящему искусству! Почему бы тогда в самый разгар дискотеки
не устроить на танцплощадке чемпионат по шахматам? Или,
может быть, четыре балерины, взявшись за руки, пройдутся в
«па-де-де» наискосок по всему залу?,, Мы можем даже столики
раздвинуть!
– Насчёт танцев ты правильно заметил, – поддержал меня
Деня, делая вид, что ничего не произошло, – мама уже прораба
–олько что зажжённая свеча упала и потухла бы, если бы
Жима вновь не водрузил её в подсвечник, Один из бокалов пока
И прежде чем Деня с Жимой успели что-то сообразить, я
Свернув направо и пройдя решительным шагом вдоль се
рой стены здания «Штадтхалле», я спустился по узкой дорожке
– Дурка, – понеслось мне вслед, – ты нас неправильно понял!
,,,Но я всё правильно понял и уже перешёл на другую сторо
ну, потерявшись из виду под темнеющими над вечерней водой
УАНОШ 2
«УОК ОАЖКБ БМБАЙДН»
«,,,Потому что музыка настраивает
меня, как мастер настраивает хоро
ший инструмент, – сказал он, – тон
кие музыкальные инструменты так
ГзЬЮЬ 1
УОК ОАЖКБ «БМБАЙДН»
Явление двух дам и рояля
Здравствуй, Зосюха, – звучал в моей опустевшей от выпи
того голове монолог, – помнишь, как однажды, лёжа в гамаке
на дядивовиной даче, я сказал тебе, неловко пытаясь в который
раз признаться в любви, что наши нежность и взаимопонимание
вечны?,, –ы тогда повернула ко мне своё лицо (я видел в темноте
сияние белков глаз) и бросила небрежно, процитировав «Каза
–ак вот, ты была неправа, и ничего не забылось, хотя порой
Небо сейчас над городом такое же тёмно-прозрачное, зеле
неющее к востоку, как в ту ночь, в тот вечер, когда мы лежали,
покачиваясь в гамаке, и потом перевернулись, раскачиваясь,
У города этого другое имя,,, не то, к которому мы привыкли,
–омясь на дядивовиной даче, мы всё время жаловались8
«В Москву, в Москву»9 попадая же на «Садовое», мы некоторое
время дышали спокойно, потом начинали петь томительные ро
мансы, потом вздыхали8 «Из Москвы! Прочь от камня, бетона и
Сегодня мне в первый раз показалось, что своими жизня
ми мы подтверждаем вовсе не прекрасные романсы и стихи, а
чью-то сумасшедшую теорию о том, как не надо, не хотелось бы
–олько зачем? Все всё давно уже поняли, эксперимент за
Может быть, нас просто не разбудили? Возможно ли, что
мы всё спим и видим сны,,, и когда проснёмся, то будем вместе,,,
Деревья низко склонились над водой, образовав по над са
мой кромкой берега аллею, которая почти не видна в темноте
(сейчас уже девять вечера), аллея заасфальтирована, так что не
волнуйся, я не бухнусь спьяну в воду, да и здесь, наверное, мел
К самому бордюру подплывают лебеди, появляясь из пол
ного мрака, подобно призраку Летучего Голландца, Мне нечего
Я не очень хорошо знаю этот город, но если бы мне при
шлось иметь здесь квартиру, она должна быть вон в тех домах,
что светятся там, наверху, на горе,,, или в том, высоком, на той
А вот ресторан, «Русский Чай»,,, нелепое название для рес
Может быть, это чайная?,, Может, в этой части города су
В финансовом плане я здесь обеспечен неплохо, но вот се
годня возник в моей обычно пустой голове такой вопрос8 а для
Помнишь, когда умирал дядя Вова, он попросил меня сесть
за фортепиано и что-нибудь спеть? Я покопался тогда мысленно
в своих песнях, наигрывал нерешительно то одну, то другую ме
лодию и, бьюсь об заклад, я знал, о чём ты в тот момент подумала,
Мы думали, Зосюха, об одном и том же8 господи, боже ты мой,
мы не знаем ни одной песни о счастии жизни! Ни одной песни,
Я ведь тогда так и сказал дяде Вове8 «Не знаю, что и спеть,,,
«А это хорошо, – попытался он меня успокоить, – это про
«Смерть придёт и найдёт,,, –ело, чья гладь визит,,, Смерти,
Я пел тогда эти строки и, честное слово, думал, что совер
шаю страшное, кощунственное действо, когда пою для умира
ющего такие песни, Что он просто не хотел меня обижать, ут
верждая, что это хорошо9 он уже сто раз пожалел, что от величия
Я не допел песню и хотел уйти из комнаты вон, а ты
посмотрела на меня, и в твоих глазах я прочитал8 «ПОЙ!» И ты
Строки из стихотворения Иосифа Бродского «Натюрморт»
, –
Прим, ред,
Я пел, и всё больше и больше ожесточался, и голос звучал всё
твёрже и твёрже, Я почти что выплёвывал фразы из горла, и они
ранили его, и горло саднило,,, А в чёрную полированную крышку
фортепиано я видел, как дядя Вова, лёжа на кушетке у окна, пла
чет, Он плакал и умирал, Умирая, плакал, а когда я остановился,
прекратив петь, он крикнул грозно, так, как мы от него в тот мо
мент и не ожидали8 «НЕЛЬЗЯ ПРЕРЫВА–Ь ПЕСНЮ!»
У меня свербило в носу и дрожали губы, но он не видел мо
его лица, и я жёстким от отчаяния голосом продолжал петь,,, пел
слова, досочинённые мной самим к уже известным стихам, мной,
живым, и не собирающимся умирать, а потому, относящимся к
смерти с презрением и без должного трепета, Я пел умирающему,
который, конечно же, в эти минуты знал о Смерти гораздо боль
,,,Есть одна лишь память, которая позволяет мне сейчас де
ржаться на плаву и продолжать жить8 это память о том, что я
МОГ ДЕЛА–Ь –АКИЕ ВЕЩИ, Презрев чувство ложного сты
да, отбросив представления о моральном и аморальном, я сказал
умирающему человеку своими песнями то, чего он не в силах
был сказать самому себе в свой последний час, когда это так не
И только потому я сейчас поднимаюсь по узкой дорожке
Я осмелился сказать это! И если я осмелился сделать это
однажды, значит, ещё сделаю не раз, Значит, жизнь моя не про
играна, а вместе с моею не проиграна и твоя жизнь, И дядя Вова
в тот свой последний день на этой земле слушал ПЕВЦА, кото
рый не боится встать и признаться8 «Да, я сделал это, и попыта
юсь сделать это ещё не однажды – у постели ли умирающего, на
И неважно так же, что сейчас у меня нет угла, неважно, что
так всё глупо получилось в наших отношениях,,, неважно даже,
что ты оказалась права, и теперь я, а не ты больше нас двоих хо
тел бы ребёнка,,, Неважно, потому что надо всем этим есть вы
И поверь, меньше всего хотелось бы думать, что сила, при
ведшая меня в этот город, всего лишь желала, чтобы, увидев всё
своё ничтожество, я осознал свою неправоту и вернулся с пока
янной головой, лепеча трогательно и нежно8 «Ребёнок,,, Я всё по
Нет, милая моя Зосенька, будем откровенны, мы упустили
Цитируемое здесь стихотворение принадлежит перу Артюра Рембо
, –
,,,Я вышел на освещённый проспект уже под моросящий дождь8
вынырнул из темноты закоулка неожиданно для самого себя и об
наружил, что тучи опять сдвинулись, и небо черно, будто кто-то ки
нул в него огромный чёрный прорезиненный плащ, Налетел ветер
и ударил мне в лицо, Слева, в сквере, какая-то статуя стремилась
вдаль, по направлению потока ветра, и, проплыв мимо меня, рвуще
гося по проспекту вперёд, исчезла в темноте вместе со сквером,
Перейдя улицу в явно неположенном для перехода месте,
игнорируя цвета светофора и гудки мокрых автомобилей, блес
тящих в свете уличных фонарей9 автомобилей, в корпусах кото
рых отражались словно в кривых зеркалах окна домов, цветные
зонтики прохожих и жёлтый-зелёный-красный огни попере
менно9 автомобилей, в уютном сухом нутре которых теплились
частички жизней, я пересёк площадь наискосок, как Летучий
Голландец пересекает водную гладь, сияя Огнями святого Эль
ма, Перепрыгнув в темноте через какие-то трамвайные рельсы,
я пустился дальше уже бегом, и не потому что дождь всё уси
ливался, а просто потому, что НУЖНО БЫЛО БЕЖА–Ь, Под
таким прекрасным дождём, хлещущим холодными и почему-то
Я рванулся через дорогу перед несущимся грузовиком и
–еперь, проскользнув в тишину чёрной, еле освещённой
улицы, я начал замечать нечто более важное, нежели внешний
мир8 Я ПОЮ!!! Я бегу по тротуару, расплёскивая своими чёр
ными ковбойскими сапогами фонтаны брызг вокруг себя, и пою,
И там, где мне не хватает русских слов, облечённых смыслом, я
пою на варварском, никому на земле не понятном языке, кото
,,,И тут я замер, оцепенев8 сквозь чёрные силуэты деревьев,
там, на другой стороне улицы, просвечивал золотой квадрат ог
Не глядя по сторонам, я бросился через улицу, и вновь меня
чуть не переехал, засвистев тормозами и пойдя юзом по булыж
ной мостовой, тёмный, неразличимый в ночи, ослепляющий фа
рами, автомобиль, Потом, словно мальчишка к витрине, я прилип
лицом к стеклу, обхватив голову руками, Вода затекала в глаза,
мешая видеть, и дыхание покрывало прозрачную поверхность
матовой дымкой, но я разглядел то, что хотел8 там, за стеклом,
по самому центру пустынного зала, стоял РОЯЛЬ!!! НАС–ОЯ
ЩИЙ РОЯЛЬ ИЗ ДЕРЕВА, БРОНЗЫ И ЗВУКОВ!!! Внутри
Ничего не соображая, я слепо тыкался в стеклянную витри
ну, пока не понял, что вход в зал находится левее, намного левее
притянувшего меня, как мотылька своим волшебным светом, зо
Я знал, я прекрасно знал, что повторяю прежние свои ошибки,
и что в маленьком городе такой трюк не останется незамеченным,
но свет
чужого окна
вновь манил меня, Я даже не задавался вопро
сом, что это за зал, кому он принадлежит,,, Да и не зал вовсе манил
меня, а скорее то звучащее сокровище, которое находилось в центре
его, потому что оставалось ещё одно четверостишие, и я обязательно
должен был допеть его вместе с музыкой8 не той, что звенела теперь
в моей голове оглушительным победным оркестром, а с реальной,
вибрирующей, слышимой, проникающей в живые тела,,,
Я принялся стучать, потом увидел звонок и чуть не вдавил
Пожилая женщина, открывшая мне, восприняла мой при
ход совершенно нормально, кинув лишь8 «–ы к Зосе?,,» Вначале
мне и в самом деле послышалось «К Зосе», затем до сознания
– Да, да, к Маталье, – влажно прохлюпал я, уже намечая ко
ридор, в конце которого сияло золото зала, Мне было наплевать
на какую-то там Маталью, Любое имя в качестве пароля, про
пускающего меня к сверкающему роялю, не вызвало бы у меня в
Эта уверенность в своих действиях, по-видимому, и спасла
меня от гнева женщины-вахтёрши, дежурившей в столь поздний
– –ы новенький, я вижу, – проговорила она, – Раиса Сте
пановна меня зовут, по фамилии Калинина, Однофамилица я,
Простучав каблуками сапог по гулкому коридору, я вбежал
в зал и замер на месте, –еперь нас не разделяло стекло8 рояль
стоял прямо предо мной, и крышка его была распахнута, Белые,
со слегка желтоватым благородным отливом клавиши звали,
приглашали9 мелодия, звучавшая в моём воспалённом мозгу, го
,,,Я бросился на чёрный табурет, приставленный к клавиа
туре, и не успел ещё прикоснуться к клавишам, как вдруг в зале
– Что вам тут у нас надо? – спросила она напряжённым,
Подойдя к роялю, к моему вожделенному чёрному роялю,
Губы её, ярко накрашенные, презрительно скривились, и я
представил, каким мерзким она меня сейчас видит8 еле стоящий на
ногах, пьяный, небритый мужик с мокрым ёжиком на голове в от
висшей, потемневшей от влаги и пота футболке и в джинсах, с кото
рых струями течёт на глянцевый каменный пол дождевая вода,
Глянув в стекло, которое отсюда, из золотого зала, казалось
абсолютно чёрным, я подтвердил собственное мнение о себе8
И я уже готов был отступить к выходу, когда твёрдый го
лос где-то внутри меня произнёс8 «А ГОЛЛАНДЕЦ ЛЕ–УЧИЙ
– Я должен допеть песню, – мягко, по возможности мягко,
–еперь, после мысли о Летучем Голландце, я понимал, что
если она будет упрямиться и продолжать хлопать крышкой мое
Я протянул руку к крышке и привычным жестом откинул её,
– В вытрезвителе допоёшь, – Девушка вновь грубо, слиш
ком грубо для такого нежного инструмента, хлопнула чёрной
Я легонько оттолкнул девушку, –а взвизгнула и, отбегая,
«Ну вот, – подумалось мне, – сейчас появится Мата Хари
с маленьким стальным кинжальчиком и пузырьком яда, и при
мется учить меня жить, Но я не могу, не могу сейчас тратить
время на то, чтобы учиться жить! Мне непременно надо допеть
Я бросился к роялю, напугав хрупкое нежное создание ещё
больше, Черноволосой русалкой девушка метнулась в какую-то
«Потаённый кабинет, как у Вагиной», – сообразил я и уда
рил по клавишам, –ак получилось, что песня запелась с самого
начала, и не по-русски, И благо бы, я пел эту песню на языке
оригинала – так нет же8 то ли выпитый в «Штадтхалле» алкоголь
был тому виной, то ли абсолютно помутившееся при виде роя
ля сознание, но песню я запел на том самом языке, который не
был понятен никому, даже мне9 на языке, напоминающем рокот
И это тогда, когда нужно было доказать прелестной незна
«Если ж в воды Европы я всё же войду, – процедил я сквозь
сведённые судорогой челюсти в самом конце песни, – то они мне
покажутся лужей простою,,, Я – бумажный кораблик, Со мной
Очнувшись, я огляделся по сторонам, Чёрненькая хрупкая
девушка в тёмно-зелёном платье была вновь здесь, Рядом с ней
Я не был идиотом и понимал, что никакой Маты Хари в
этом городе нет и быть не может, но таинственный облик той,
кого звали Мата, усиливал ассоциацию, Одета она была в чер
ное шёлковое вечернее платье, облегающее стройную, вовсе не
хрупкую, как у первой девушки, фигуру9 огненно-рыжие воло
сы, постриженные шапочкой-каре, ярко горели в свете золотых
ламп, висящих под потолком, Лицо её было бледно той бледно
стью, что была модна в середине столетия, когда дамы не красили
кожу, а оттеняли её рельеф9 складки же капризно-своевольного
,,,Но тут с её хрупкой экзальтированной подругой начало
происходить нечто,,, Она посмотрела на меня очень пристально,
затем на мгновение закрыла лицо ладонями, а отняв ладони от
Рыжая выслушала её внимательно, но не повела даже
бровью,
«Если вызовут милицию, – подумал я, – то успею убежать,
Прочь из этого, залитого золотым сиянием зала! Прямо по кори
дору и налево, мимо однофамилицы Калинина, мимо недобдив
– Вы певец… – проговорила тем временем рыжая Мата Хари
– Вы пели песню со словами «Мы будем жить»,,, Где там мы
– С тобой на берегу, – в волнении и почему-то со слезами на
Я мог бы, конечно, объяснить им, что эта песня посвящена
Зосе, но, не желая больше ни с кем делиться своей частной жиз
,,,Девушка в зелёном стояла, прижав ладони к лицу, По ще
– Это он, – шептала она ярко накрашенными губами, – я его
– Что здесь происходит, чёрт возьми, – теперь закричал уже
– Я – очаровательная Кларочка, – всхлипнула хрупкая, ути
ГзЬЮЬ 0
ЙА ПЪОЙКЕ ЖПСЙБ
Мы разговаривали долго, В основном о том самом фильме
«Бобо», который запомнился черноволосой Кларочке так, что та
– Он был у меня на кассете, – похвасталась Кларочка, – но
потом куда-то исчез, Она немного наигранно взгрустнула, (Когда
прошёл первый стресс после нашей такой неожиданной встречи,
Маталья Бреднис сдержанно проговорила8 «Кем бы вы ни были,
но вы промокли под дождём, Я не могу без боли смотреть на мок
рого мужчину», –ак что весь последующий наш разговор прохо
На плите в большой кухне закипал чайник, и Кларочка при
готовилась уже варить кофе, Моё бельё сушилось в ванной на
батарее, и сидел я теперь перед двумя женщинами в халате, слава
богу, в мужском, (Моего бывшего мужа, – пояснила Кларочка,
– Ваш фильм у меня исчез, но я до сих пор всё помню,,, как
вы шли по церкви, как потом повернулись и оказались на берегу
моря,,, – она поёжилась, – у меня просто мурашки бегут по телу,
Я, закурив сигарету, которую предложила мне Мата
лья Бреднис, ибо мои промокли и расползлись от сырости
в кармане, приготовился удивить их, а возможно, разочаро
вать,,,
– Понимаете ли, – начал я осторожно, – вы видели не весь
– Очень даже и весь, – простецки возразила Кларочка, – чево
От меня не укрылось, как Маталья Бреднис сердито зырк
Кларочка тут же вся подобралась и заговорила иначе, Было
видно, что более изысканный стиль речи даётся ей с большим
– Я посмотрела фильм с самого начала до его финальных
– Как полчаса?! – удивился я, – Кричанов не показал всего
– Ну, причем тут ваш Кричанов, чево вы там говорите, ваш
– Но я видела его целиком и с предисловием –ик-–юка, – не
– Послушайте, господа, – мелодичным голосом вмешалась
Маталья Бреднис, – может быть, произошла ошибка, и мы все
– Минуточку, – почти крикнула в азарте настойчивая Кла
Первой, о чём хочет поведать Кларочка, сообразила Мата
– Клара, «эпизод» это называется, – с оттенком раздраже
– Вы сказали, какой там был эпизод? – ничуть не смутив
Кларочка посмотрела на Маталью Бреднис победным
взором,
смотрела и тебе в этом сразу же призналась, Кого ты приглаша
Но Кларочка не сдавалась, Она, как видно, решилась предъ
– Мой бог, – ахнула тут же Маталья Бреднис, взглянув на
– Это было кино, Мата, – нетерпеливо проговорила азар
тная Кларочка, – и я его видела! Расскажите, как вам удалось
–еперь у меня уже не было сомнений, что черноволосая
– Как же так получилось, что вы не в курсе, кто именно на
телевидении представлял фильм с вашим же собственным учас
– А будто ты не знаешь, как это бывает, – вновь простецки-
свободным тоном проговорила Кларочка, – Сидишь дома, ешь
– Копир-Райт в нашей стране почему-то никак не хочет поп
рижиться, – элегантно откинувшись, произнесла Кларочка, по
косившись вначале на свою товарку, а затем на свой ярко-крас
– Дело не в этом, – спокойно объяснил я, вовсе не желая
быть «яблоком раздора» среди таких прелестных, каждая по-
– В последнее время я был,,, ну, скажем, мне было не до про
Маталья Бреднис холодно покосилась вначале на меня, за
тем на Кларочку, «Сказала бы я, что видно по его лицу», – чита
Секунду назад у меня возникла было мысль предложить
своим прелестным дамам принять вместе с кофе, а лучше вместо
кофе, что-нибудь покрепче, –еперь под взглядом Матальи Бред
Черноволосая же Кларочка возбуждалась всё больше и
больше9 и организм её не требовал при этом, по-видимому, ника
кого алкоголя, Казалось, сама беседа пьянит невинную русалку,
несмотря на отрезвляющие взгляды, которые порой бросала на
– А что Кричанов, – разомкнула тем временем надменные
губы та, – он и в самом деле представлял вас в передаче,,, – она
щёлкнула пальцами и осмотрелась по сторонам, будто искала её
– В своей передаче «Очень после полуночи», – церемонно
Мне так хотелось в этот момент сказать им8 «Девки, хватит
ломаться, давайте лучше я сгоняю в ларёк! У вас тут как,,, мок
Но без всяких подсказок было ясно – пока я для них ещё не
– Я очень уважаю Владимира Кирилловича Кричанова и
высоко ценю его вкус, – проговорила Маталья Бреднис, – Он
– Не то чтобы приглашал, – смутился я, – он просто ис
пользовал отрывок из фильма с моим участием, показав его по
первому каналу Центрального телевидения, – Я смутился ещё
больше, – Почему бы не показать?,, Фильм хороший, тем более
– На каком? – покровительственно улыбнулась Маталья
Бреднис и с иронией, чрезвычайно хорошо скрытой, добавила8 –
На районном или городском?,, Это ведь большая разница, сами
И тут я вспомнил8 в огромном портмоне моём, на котором
в данный момент сидела моя левая ягодица, в прозрачном кар
машке лежали фотографии, и на одной из них я был изображён с
дипломом в руках и с призовой скульптурой8 этакий белый ангел
с глиняными крыльями, устремившийся всем телом в Небеса и
– У меня есть фотография, хотите посмотреть? – предло
жил я,
Фотографии веером рассыпались по столу, Некоторые из
Маталья Бреднис стояла в этот момент в стороне, возле
тумбочки, рядом с плитой, показывая всем своим видом, что
рассматривание чужих любительских фотографий не входит в
число её хобби, Услышав имя Булата Окуджавы, она замерла с
– А это вы, – продолжала восторгаться Кларочка, – Булат
– А почему бы и нет, – удивился я, – я дружу с его сыном и
Кларочка расцвела на глазах, Маталья же Бреднис, отста
вив кофейник, подошла к кухонному столу, освещённому по
лукруглым металлическим плафоном, свисавшим с потолка, и
– А это и есть тот самый приз? – метко выстрелила Клароч
– –от самый, – с готовностью отвечал я, – Гран-при на фес
– Это моя собака, – пояснил я, – а это моя сестра во дворе
– Ничего себе во дворе! – выдохнула Кларочка, – Это где же
такой двор, на даче у вас, что ли? И машины какие классные!,, А
– Это в Америке, – как можно проще и скромнее пояснил
я, – Моя сестра живёт в Америке, –ам же и работает, Не уди
вительно, что у неё есть свой дом,,, А вот её дочка, моя пле
мянница,,,
– Вы полагаете, что я снялся только в одном фильме? – оби
женно произнес я, принимая правила игры, а также и вызов
надменной Матальи Бреднис, «Испробую все способы, но она у
Для начала я временно, в тактических целях, вошёл в образ
Хлестакова с одной лишь оговоркой, что всё, что я говорил уве
ренным тоном пожившего на этой земле маэстро, и в самом деле
– На этой фотографии я снимаюсь в главной роли в фильме
– А что это такое? – задавала вопросы и, сама того не ведая,
помогала мне играть несвойственную мне роль прекрасная Кла
– Сам не знаю, – хмыкнул я, – Первоначально фильм дол
жен был называться «Девятый рейс»,,, по крайней мере, мне это
– А как же, – возбуждённо заговорила Кларочка, – так хо
телось бы узнать, что же такого произошло в фильме, что он из
– Ну, хорошо, – согласился я на рассказ, – я играю в этом
Кларочка ахнула, будто я сообщил, что снимался в фильме
в роли Орлеанской девы или прилетевшего на землю марсиани
на, При этом я прочитал в её широко раскрытых глазах непод
дельный интерес, Маталья же Бреднис, которая как раз и явля
лась главной виновницей моих стараний, с безразличным видом
отошла от стола к подносу с кофейными чашками и принялась
– Этот молодой художник время от времени впадает в транс
и рисует очень странные картины, И вот однажды, именно в та
ком трансе, он рисует нечто очень страшное,,, Он изображает
свою бывшую возлюбленную, попавшей в автомобильную ка
Кларочка, приложив ладони к щекам, неотрывно следила за
– И тут художник понимает, что картина, нарисованная им,
– Почему? – воскликнула со всем участием Кларочка, Как
видно, не задавать вопросов было противно её увлекающейся
– Потому что авария эта произошла в местности, которую
художник опознал по фотографиям, – ответил я, – Видите ли, на
своей картине он изобразил церквушку, и именно такую церк
– Просто он видел её раньше, – вмешалась Маталья Бреднис,
ставя на стол поднос с кофе и, как видно, так же, как и я, покляв
шись весь этот вечер добиваться своей цели, а именно – перечить
мне, – Он видел эту церковь раньше, вот и нарисовал, А потом за
воротник как заложил, так всё и забыл, Вам, я чувствую, знакомо
– Маталья, – воскликнула Кларочка, – ты же знаешь, что
это возможно – писать по наитию, –ебе что, Шушера не расска
– Художник не знал этой церкви и никогда не был там, в
тех местах, Но даже если бы он и ЗНАЛ Э–О МЕС–О, картина
всё равно была сделана по наитию, ибо,,, – я поднял над столом
чашечку с кофе, гипнотизирующую, по-видимому, Кларочку, –
– Бывшей возлюбленной, – согласился я, – и узнал, что она
Кларочка, ахнув, откинулась на спинку кухонной скамьи,
– «На чём ты поедешь?» – спросил художник свою возлюб
ленную, рассматривая картину, на которой был изображён по
корёженный автобус, столкнувшийся с тяжеловозом, вёзшим ог
ромные длинные брёвна, Сбоку, над разбитым лобовым стеклом
автобуса, видна была табличка8 «
Мбен №7
», «Я поеду на автобу
се,,,» – сказала та, «Какой его номер, ради всего святого!» «Рейс
Кларочка затаила дыхание, прижав ладони к щекам и при
крыв наманикюренными пальчиками ярко накрашенные чувс
– «–ебе нельзя ехать! –ы погибнешь!» – закричал художник
Маталье Бреднис, по-видимому, тоже стало интересно, что
– Она сказала, что если с помощью такого дешёвого трюка
он пытается вернуть их отношения, то он проиграл, – прогово
Мысленно я поздравил себя с победой, Снежная королева с
надменными губами и рыжей чёлкой над высокомерным взором
– Какой бы она ни была настоящей женщиной, ей грозила
– По мнению молодого человека, – заметила Бреднис, отпи
– Совершенно верно, – согласился я, пристально глядя ей в
глаза, – однако меньше всего мужчина должен пренебрегать сво
– Ха, – выдохнула Бреднис, – мне казалось, что инстинкты –
– А что делать, если она их по той или иной причине расте
ряла? – парировал я, – Если её инстинкты потеряны, а мужчина
– Хорошо, –ак вот, наш герой видит, что бывшая любимая
женщина осталась беззащитна, В этом случае долг любого муж
чины – обострить свои собственные инстинкты или чувства –
– Он сделал бы это с радостью, но девушка поехала бы дру
гим рейсом, К тому же мужчина догадывался, что во всей этой
– И художник понял, – продолжал я в полной тишине, – что
если он хочет сохранить жизнь своей бывшей возлюбленной, а
бывшее подчас ценится нами куда сильнее, чем то, что мы имеем
в настоящий момент, так вот, если он ни коим образом не хочет
допустить смерти своей возлюбленной, К–О-–О ИНОЙ ДОЛ
– В назначенный час художник поехал и отыскал это место, –
продолжал я трагически-возвышенным тоном, – вдали на трассе
он заметил приближающийся тяжеловоз – тот самый тяжеловоз
Кларочка закрыла лицо руками, –еперь неподдельные слё
(Произнеся слово «бревновоз», я чуть было не прыснул со
смеху, но сдержался, Более всего мне не хотелось оскорблять
– Мата! – проговорила та сквозь слёзы, – Метанойя – это
Я понял, что подходящий момент настал, и упустить его
– Этот замечательный вывод, эта гениальная догадка,
Кларочка, требует тоста, – с тремоляцией в голосе прогово
рил я,
Через пять минут, не знаю, как Маталья Бреднис, но мы с
черноволосой красавицей млели в летучих, сладковато-терпких
– Расскажите нам про Булата Окуджаву, – попросила Кла
– Собственно, нечего рассказывать, – проговорил я и тут же
вдохновился, – Вначале я познакомился с его сыном Антоном,,,
– Вы ходили в одну песочницу, – не без иронии заметила
– Десять лет назад мне было двадцать три года, с вашего поз
воления, – ухмыльнулся я, – и у меня были уже иные интересы8
– Можно сказать, заочный – я слушал её песни на допотоп
ном магнитофоне «Весна», А у Були – так звали его родители –
было современное чудо техники, знаете, такой серебряный, с
огромными динамиками, с ручкой – для того чтобы носить его
на пляж, магнитофон, Они потом стояли почти в каждой квар
тире, А тогда появление такого светящегося и звучащего чуда
где-нибудь в компании приравнивалось к приземлению летаю
щей тарелки, К чести Були надо сказать8 он никогда не хвастал
ся всякими диковинными для нас вещицами, ибо получалось бы,
что он хвастается возможностями своих родителей, А этого он
не любил и не любит до сих пор, Поэтому, наверное, в компа
нии его знали не как Булата (этого имени по вполне понятным
причинам он стеснялся), а как Антона, И поскольку Антон нигде
не появлялся со своей чудесной техникой, о том, что у него есть
– Совершенно верно, та самая, –огда, правда, она была ма
ленькой тринадцатилетней девочкой и ни о какой Америке не
– В тринадцать лет Джульетта вышла замуж, – колко броси
– –о был век больших скоростей, мадемуазель, – париро
вал я, нажав на слово «мадемуазель», – скоро рождались, скоро
умирали,,, нужно было спешить, –ак вот, моя тринадцатилетняя
сестра с таким же красивым, как и у Джульетты, именем – Ма
рия – шёпотом сообщила мне как-то8 «А у Антона магнитофон в
Надо ещё сказать, что моя сестра шепнула мне об Антоне
Окуджаве, находясь со мной в палатке, которая была разбита на
берегу чудесной речки, то ли в Латвии, то ли в Литве,,, Я так го
ворю потому, что в то время мы мало понимали, чем отличается
одно от другого, Для нас и Латвия, и Литва, и Эстония обозна
чались одним словом «Прибалтика», В этой самой Прибалтике
располагалась небольшая турбаза, где отдыхали писатели, ху
дожники, поэты, Вместе с художниками и поэтами отдыхали
наши с сестрой родители, Они тоже были в некотором смысле
художниками и поэтами8 мама переводила с французского Рем
На турбазе часто устраивались художественные вечера, Все
собирались под огромным тентом, сооружённым из свежестру
ганных досок и парусины, в так называемой столовой, И худож
Я тогда был слишком молод, чтобы кому-то что-то показы
вать, и потому жадно слушал, учился, впитывал эту атмосферу
непринуждённости, и в то же время глубокой интеллигентности,
–о, что я услышал и увидел, когда под летним самодельным
тентом с гитарой появился Булат Окуджава, перевернуло всю
,,,А пока моя сестра шепнула мне8 «У Антона есть огромный
–еперь, когда наша дружба с Антоном-Булатом провери
лась временем, я скажу по совести8 заинтересовал меня в тот
день вовсе не магнитофон, а тот факт, что тихий, скромный, ни с
кем не общающийся мальчик по имени Антон – сын того самого
Сестра мне ещё шепнула8 «Но он не станет тебе показывать
После этих слов Маталья Бреднис почему-то сдавленно
«Он никому ничего не показывает и ни с кем не водится, по
тому что думает, что все хотят с ним водиться только лишь затем,
Я прикусил губу, прошептав в ответ8 «Мне неважно, что он
сын Булата Окуджавы,,, мне важно, что у него есть магнитофон,
на котором можно прокрутить,,, послушать мою Мину!» Это
была не ложь, Это было лёгкое лукавство, Сам же я поклялся
себе в тот день8 «Я СДЕЛАЮ ВСЁ, Ч–ОБЫ С–А–Ь –ВОИМ
БЛИЗКИМ ДРУГОМ, СЫН БУЛА–А ОКУДЖАВЫ!» Може
– Но по мне, – продолжал я, будто не расслышав её замеча
ния, – это было, скорее всего, желанием прикоснуться к далё
кому и необъятному миру, называющемуся Звёздным Небоск
лоном, Его отец был, несомненно, Звездой, и я мечтал – мечтал
не греться в лучах этой Звезды, а стать сопричастным, и, став
сопричастным, узнать, о чём они, Звёзды, думают и как живут, И
,,,Но мне не требовалось теперь их понимания, Я увлёкся и
был уже там, на берегу Гауи, речки, которая протекает то ли в
Я тряхнул головой и поднял рюмку с коньяком, «Арарат»
светился под светом лампы янтарными всплесками, кидая золо
тые лучи на лица девушек – восторженное смуглое лицо Кла
– Предлагаю выпить за всех моих друзей и за вас9 ибо, выслу
шав всю эту историю, вы тоже стали теперь моими друзьями!
– Если среди близких вам людей действительно есть такие,
как Булат Окуджава, –ик-–юк и Владимир Кричанов, то я при
– А вы, как я понимаю, владеете тем прекрасным залом, где я
– Я – владелица картинной галереи, – стараясь произнести
это насколько возможно скромно проговорила Маталья Бред
нис, – Клара – моя компаньонка, Мы работаем вместе не долго,
Произнеся эти слова, она почему-то строго посмотрела на
бедную прекрасную Кларочку, Кларочка хотела было что-то до
– Я занималась галеристикой в Санкт-Петербурге, затем мы
с мужем переехали сюда, Позвольте задать давно интересующий
меня вопрос8 как вы здесь оказались?,, Если бы у вас были в Ка
– Ах, вот как! И насколько далеко вы решили отпустить себя
– Как видите, с творчеством я не расстаюсь, – проговорил я,
– Придумываете всякие басни о себе, – ехидно заметила Ма
Дгздфйб, йЬЮбмйкб, пжЬгчЮЬош, уок йЬгйЬубййпъ йЬ фбнош
уЬнкЮ Юномбуп н Аййбо, ич коибйдзд, ВзквдЮ ийб Ю мпжп оЬж
йбйЬЮдадиче ийкъ лкмоЬЭзш, РЬЭшбйй нЬи лклмкндз ибйы
лкгЮкйдош бе д кЭцынйдош, уок Юокмке абйш лкнзб «нлпмоЬ» “
нЬиче оывёзче9 д уок дибййк ко щокЯк айы гЬЮдндо пнлбс ЮнбЯк
ЙЬЭмЬЮ йкибм, ы нжЬгЬз, уок ич ндади Ю Libre©service( йб
аЬзбжк ко ЛзЬн аё ОЬмом, уок ич пЮзбжзднш мЬЭкоке, жЬж иЬзчб
абод пЮзбжЬъоны дЯмке, д лмбмЮЬошны пвб йб иквби, Бхё габнш
кубйш скмкфбб Юшыйа ЯмЬодйщ((, оЬж уок, бнзд йб збйш, кйЬ ик
вбо лмкеоднш лкзжЮЬмоЬзЬ лбфжки д лкайыошны йЬ ИкйиЬмом,
РЬЭшбйй лкникомбз йЬ ибйы, жЬж йЬ йбйкмиЬзшйкЯк, лк
“ КйЬ йб лмдаёо, пнлкжкены, “ лмкфблоЬз Ю коЮбо ы, лмд
…Аййбо д Ю нЬики абзб коЮбодзЬ, уок лмкеоднш бе йб збйш,
д кйЬ кЭыгЬобзшйк гЬеаёо ж Ндикйщ, окзшжк жЬж©йдЭпаш Ю амп
Яке мЬг, лкокип уок Зъншбйй д ЖЬидззЬ ОЬмад окзшжк уок лмд
ЯзЬндзд бё Ю «Здак», оЬж уок, Юнё нжзЬачЮЬбоны жЬж йбзшгы
В бё Якзкнб ы пзкЮдз йбжкб мЬгамЬвбйдб, Ь лмд плкидйЬ
йдд к Зъншбйб д «Здак» Ю нбматб ийб ЮкйгдзЬнш кномЬы дЯзЬ
(мбЮйкнод?) (ЭбнлкжкеноЮЬ?) “ ы йб икЯ окуйк клмбабздош, Дг
кжйЬ, Юкгзб жкокмкЯк ич ндабзд, ЭчзЬ ЮдайЬ кнЮбхёййЬы об
лбмш, пЭбЯЬъхЬы Юйдг, ж ФЬмшб, икйиЬмомнжЬы збнойдтЬ, ЖЬ
ибййчб ноплбйд обмызднш ЮаЬзд, Ю лкзпимЬжб Япноке здноЮч
“ ОЬждб вб жЬфоЬйч мкнзд оЬи, Ю ЖёйдЯб, “ лмкЯкЮкмдз ы,
абзЬы Язкокж уёмйкЯк жкрб д лчоЬынш коЮзбушны ко дЯзч Ю нбм
атб, ЮбмйпЮфднш нъаЬ, Ю жЬрб йЬ ИкйиЬмомб, д ж икбип мЬн
РЬЭшбйй икзуЬз, йб акЯЬачЮЬынш, уок нк ийке лмкднск
адо, д квдаЬы, жЬж Юдайк, икибйоЬ, жкЯаЬ иквйк Эпабо ЮйкЮш
йЬвЬош йЬ жйклжп «PEA», Ибйы падЮзызк вбзбгйкб плкмноЮк
д Юкзы щокЯк убзкЮбжЬ, жкЯаЬ абзк фзк к мЬЭкоб, В щоко икибйо
коибоЬзкнш Юнё д Юны, Ы Эчз пЮбмбй, лкыЮднш нбеуЬн габнш бЯк
ВЬйдй дзд акужЬ Йджкзш, кйд Эчзд Эч колмЬЮзбйч лмкуш, лмд
Закусочная, нечто типа столовой самообслуживания
, –
«La viande gratin
» – мясо, запечённое в сухарях с тёртым сыром, –
уёи, Эбгк Юныждс тбмбикйде д сЮЬзёйке рмЬйтпгнжке ЯЬзЬйо
йкнод, Опо вб йбЮкзшйк ы лкапиЬз8 «А бнзд Эч Аййбо лмдйызЬ
икё лмдЯзЬфбйдб д лмдфзЬ?,,» Йбо, НбЯкайы аклпнодош щокЯк
Эчзк йбзшгы, В лкнзбайде абйш “ Юкгиквйк, Йк окзшжк йб нб
Якайы, Д йб лкокип, уок мбуш фзЬ к мЬЭкоб, Азы ибйы жЬж мЬг
щок йб Эчзк мЬЭкоке, Азы ибйы жЬвакб нзкЮк Эчзк уЬнодужке
икбе вдгйд, Д ийб ймЬЮдзкнш никомбош, жЬж ЮмбибйЬид здтк
икбЯк ампЯЬ квдЮЬбо, лмкнЮбозыбоны, мбЬЯдмпы нзкЮйк «Ю оЬжо»
икбе днокмдд9 ибйы омкйпзд лкоблзбЮфдб ЯзЬгЬ бЯк, жкЯаЬ ы
мЬннжЬгчЮЬз лмк лмбзбнойпъ ЖзЬмкужп, йЬдЮйк ЭкзоЬЮфпъ
Юныждб Язплкнод, гЬ жкокмчид нжмчЮЬзны удноче, убзкЮбубн
Жок©ок нжЬгЬз, уок мЬакЮЬошны пнлбсЬи ампЯдс зъабе икЯпо
окзшжк ЬйЯбзч,,, Вко щок©ок д лкмЬгдзк ибйы Ю око Юбубм, Ь Юбмйбб,
йкуш, жкокмпъ ич лмкЮбзд н икдид йкЮчид гйЬжкичид йЬ оёлзке
пъойке жЬздйдйЯмЬанжке жпсйб, АбЮпфжЬ лк дибйд ЖзЬмкужЬ
нзпфЬзЬ ибйы, мЬакЮЬзЬнш Юибноб нк ийкъ, нибызЬнш д лзЬжЬзЬ,,,
Д бхё кайк8 йд мЬгп Ю око Юбубм йб нжЬгЬзд ийб8 «П йЬн
Ю Якмкаб лкзйк йпвйчс зъабе,,, скмкфк Эч Эчзк йЬзЬадош н
ОЬжвб йб пнжкзшгйпзЬ ко икбЯк ЮйдиЬйды кайЬ иЬзбйшжЬы
абоЬзш8 «Лмкуш конъаЬ» “ скмки жмдуЬзд ийб кЭб аЬич, жкЯ
аЬ ы, лмкикжфде д лкаЮчлдЮфде, лкыЮдзны Ю «гкзкоки гЬзб»,
ЙЬак Эчош нкЮбмфбййк нзблчи д Язпсди, уокЭч йб лкйыош8 щок
ибнок “ йб азы лмкикжфдс д лкаЮчлдЮфдс9 щок ибнок Эчзк азы
зъЭыхдс д тбйыхдс днжпнноЮк, Мкызд, аЬ бхё оЬждб лмбжмЬн
А уок бнзд пномкдош нмбад щокЯк Юбзджкзблды йбЭкзшфке
жкйтбмо?,, АЬ, аЬ! Йб лыош лбнбй Ю лбмбмчЮб ибвап оЬйтЬид,
Ь лпнош йбЭкзшфке, йк дибййк жкйтбмо,,, А лкубип, нкЭноЮбй
йк, йбЭкзшфке?!! “ Бкзшфке жкйтбмо! Оби Экзбб уок лка помк,
жкЯаЬ ич мЬнноЬЮЬзднш, мчвЬы д йЬаибййЬы ИЬоЬзшы Бмбайдн
лмкЯкЮкмдзЬ нпск д жЬж Эч йбЮгйЬуЬе8 «БчзЬ Эч мЬаЬ ЮйкЮш
лкнзпфЬош ЮЬфд лбнйд, “ Д акЭЬЮдзЬ8 “ Бнзд Ю нзбапъхде мЬг
Юч мбфдоб гЬеод ж йЬи Ю ЯЬзбмбъ, йб лбеоб лбмба щоди оЬж ийк
Як,,, дйЬуб ы Эпап упЮноЮкЮЬош нбЭы кубйш йбзкЮжк, Лмдскадоб
,,,КЭк Юнёи щоки ы апиЬз окЯаЬ, Экамк фЬЯЬы лк жЬфоЬйк
Ючи Ьззбыи д ЭпзшЮЬмЬи пичокЯк збойди акваёи ЖЬздйдйЯмЬ
ГзЬЮЬ 1
ЗЪБДОБЗШЙД–А ЛКЩГДД
ГА НОКЕЖКЕ ААИДЙДНОМА–ДД
,,,В холле отеля было темно и тихо, Свет утра ещё не проби
Администратор у подсвеченной во тьме стойки встретила
– Вам бесконечно звонят из кинотеатра Октябрь, и всё раз
– Нет, просто все, кто звонит, так любят меня, что не могут
– Вы должны быть безумно счастливы, – печально заключи
ла она, – Мне, например, звонят только по работе, даже домой,,,
Она опустила голову, потрясла крашеными каштановыми
кудряшками и приложила палец к повлажневшей щеке, Видно
было, что настроена она в эту ночь была весьма лирически, На её
столе, спрятанном за невысокой стойкой, лежал томик Набокова,
«Маталья Бреднис тоже, наверное, читает Набокова, – подумал
я, вперив взгляд в книгу, лежавшую на столе, – Я должен обяза
Любительница поэзии, заметив тем временем мой взгляд,
Выброшенный из своих мыслей, я автоматически отпрянул
– Вам дать телефоны, куда вам необходимо срочно перезво
– Когда вы вернётесь, вам нужно позвонить по этим телефо
– Но вы же стоите здесь, в холле гостиницы, – в замешатель
Я положил свою ладонь ей на руку, накрыв листочек бумаги,
– Мне казалось, что люди, так глубоко чувствующие поэзию,
должны понимать абстрактные образы,,, «,,,О, как ты рвёшься в
– Я поняла,,, – слёзно заулыбалась она, на этот раз прило
жив палец левой руки к губам, Правая рука её, накрытая моей
ладонью, трепетала, – Я поняла, Мы не дадим им этой ночью
Записка с телефонами, вновь перелетев через стойку, при
– Меня зовут Надежда Ивановна, – прошептала женщина,
– –ам что, это тоже указано? – я ткнул пальцем в мерцаю
– Нет, – улыбнулась Надежда Ивановна, – просто моя дочка
слышала, как вы пели, Она ходит на дискотеку в этот кинотеатр
Октябрь, и я очень переживаю, Сами знаете, что там за народ,,,
А тут как-то возвращается чуть ли не под утро, и говорит8 «На
дискотеке юноша пел твоего Вертинского», Я часто ей читала
Александра Николаевича,,, Я не поверила,,, Не может быть, что
бы Вертинского – и на дискотеке! А она говорит8 «Дурий Пило
рамов пел», И вот, когда вам начали звонить, я поняла, кто вы, –
– За то, что наши балбесы ещё могут услышать хорошую
поэзию, Дочка удивляется8 «Мам, я-то думала, что ты такая у
меня старуха, что Вертинского любишь,,, А его на дискотеке
тоже любят!»
– Ну, это она преувеличила, – прошептал я, вспомнив, как
после первых же слов его «Одинокой девочки» в зале раздался
– И вовсе нет! – строго оборвала меня Надежда Ивановна, –
Сегодня она удивилась Вертинскому на дискотеке, а завтра под
него встретит парня,,, – Она обратила ко мне своё лицо, – Как вы
думаете,,, Если уж нельзя запретить им ходить на эти дискотеки,
то пусть лучше она полюбит под Вертинского, чем под буханье
– Дайте им шанс! – Надежда Ивановна молитвенно сложила
руки, словно обращалась к хирургу, приготовившемуся делать
– Знаете что, – произнёс я, – верните-ка мне этот листочек
с телефонами,,, Вы меня соедините с городом, если я сверху поз
– Конечно, – Она охотно протянула мне бумажку, и глаза её
– Спокойной ночи вам, – ответила она, и когда я уже подо
Ночь придаёт очарованье
Печалям жизненным, я чувствую острей
Своё ненужное призванье,,,
– Дурочка! – кричал Деня Вагин в телефонную трубку, –
Ну что произошло?,, Что мы не так сказали?,, Все уже с ума
сошли, тебя разыскивая! Подожди, я передаю трубку Розалье
Ребезандровне,,,
«Что-то и в самом деле произошло, – думал я, – но кто с кем
играет в дурные игры?,, Моя душа настолько очерствела, что я
не могу спокойно, без подозрений, принять элементарную забо
,,,И, будто бы в подтверждение этих моих мыслей, Розалья
Ребезандровна сокрушённо вздохнула, В трубке зашипело, будто
там, на том конце провода, захрустели целлофановым пакетом, а
– Розалья Ребезандровна, ничего не произошло, – тихо заго
ворил я, и каждое моё слово эхом отдавалось в двух расходящих
За окном, мелькая огнями проезжающих машин, отражав
шихся в чёрном мокром асфальте на мосту через Преголю, под
– Ничего не произошло, Я просто гулял по городу, знако
– Но мальчишки,,, Они прибежали чуть ли не в истерике и
сказали, что ты исчез, – не унималась Розалья Ребезандровна, –
Денька так себя корит до сих пор,,, он сказал, что у вас в Штад
тхалле вышел неудачный разговор,,, он что-то там не то ляпнул,,,
– Ду-у-у-рочка! – послышалось протяжно из трубки, Деня
заговорил со мной почему-то интонациями Алекса Орлобьяни
– Деня, послушай меня внимательно, Я ни на кого не оби
жен, Мне просто хотелось побыть одному, Завтра в одиннадцать
мы, как и планировали, встречаемся на телевидении, Вам с Жи
Я вновь засмеялся и произнёс как можно более безразлич
– Дело в кинематографических тонкостях, Денька, В студии
всё должно быть так, как было в прошлый раз, Нам совершенно
нет необходимости пить этот Аист, Если мы что и выпьем, так
это кофе, (Сказав это, я почти почувствовал его утренний аро
мат,) – Но пойми, бутылка Аиста должна как и в тот раз стоять
в кадре, – продолжал я, – Разносол ясно же сказала, что мы ДЕ
ГзЬЮЬ 2
НОМАЙА ЗДВДМАЗДЫ
,,,На следующий день ровно в одиннадцать утра, как мы и
договаривались, бутылка «Белого Аиста» лежала в рюкзаке, ко
торый Вагины принесли с собой, –ам же находились две рюмаш
–атьяна Хлебосол предстала передо мной на этот раз в стро
гом деловом костюме и очень печальная, Осветители и пожар
ник приветствовали меня, как лучшего друга, помахав со своих
Я пожал руки операторам за камерами, Все вели себя так,
словно собрались в космический полёт, Мы вошли в павильон,
Посреди студии в ярком белом луче света сиял красный ро
яль, Рядом расположились старые знакомцы8 два пресловутых
кресла и столик между ними, На столике – графин с водой и два
стакана9 на отполированной до блеска красной крышке рояля –
– Это наша новая концепция, Дурий, – услышал я тёплый
материнский голос у себя за спиной, – Мне помнится, мы оба
– Но, Розалья Ребезандровна, мы говорили о чём угодно,
только не о подавлении моей свободы! Я – Дурий Пилорамов, а
Дурий Пилорамов не может существовать в этом придуманном
мире!!! Может быть, для беседы «Семья и школа» или «Подня
тие уровня народных промыслов в нашем регионе» эта декора
ция была бы уместной, но я – и эти розочки из бумаги в вазе из
– Мы не будем теперь устраивать дискуссию, не так ли,
Дура?,, Мне кажется, мы всё обговорили и торги здесь неумес
– Но рояль, – попытался ухватиться за последний довод
я, – этот рояль, Красный Октябрь,,, Я хотел бы играть на Блют
нере! Это же любому музыканту понятно9 это очевидно, что
Блютнер,,,
– Октябрь – очень важное название, – продолжала Розалья
Ребезандровна всё тем же тоном, не допускающим возражений, –
и оно ДОЛЖНО прозвучать в передаче, Это тоже входит в нашу
– Вы говорили
, – не унимался я, – а теперь получа
ется, что вы хотите переснять весь материал!!! Куда же вы денете
– –ы можешь не волноваться за свой имидж, Дурий, – на
ставительно произнесла Розалья Ребезандровна, – Век прогрес
са, Запись с пьянкой в студии государственного телевидения
– Да, стёрта, – повторила Розалья Ребезандровна, – и бла
годари бога, что она не прошла в эфир, Надеюсь, не надо объяс
– Спонсоры,,, – прошептал я еле слышно, в полной про
страции, – им не понравится пьяный, грязный, опустившийся
– Прекрасно! Артист готов! – Розалья Ребезандровна хлоп
нула в ладоши, призывая к себе –атьяну Разносол, – Начинайте!
–ут же вокруг меня засновали какие-то люди,,, с меня со
драли мою спортивную футболку, облачили в рубашку небесной
белизны, кто-то уже повязывал мне галстук, а руки мои безволь
Затем меня поволокли в свете софитов к одному из кресел
и усадили в него, трезвого, не хлебнувшего даже глотка из при
несённой бутыли, Рядом в соседнем кресле уже сидела застёгну
– Камера, – скомандовал кто-то, и суетившихся вокруг нас
что-то поправляющих и протирающих работников студии слов
Печально я взглянул в розовый глазок камеры, уставив
– Вчера я гулял по вашему городу, – сообщил я, чувствуя
–атьяна Хлебосол, сидящая в кресле рядом, занервничала,
– Скажите, Дурий, как вы приехали в наш город? – тор
жественным тоном возвестила она, но я даже не услышал её
вопроса,
– …А ещё в отеле я разговаривал с одной очень доброй жен
щиной, – продолжал я, обращаясь к спасительному, загипноти
зировавшему меня розовому глазку, – с женщиной,,, она читает
стихи Набокова,,, Я мало знаю современных женщин, которые
читают стихи Набокова, А эта женщина была современной8 она
сидела за стойкой администрации, и перед ней светился экран
компьютера, Она сказала, что её дочка отдыхала на дискотеке в
Встрепенувшись всем телом, –атьяна Хлебосол наконец-то
уловила мою мысль, решив, как видно, импровизировать в рам
– Дурий, расскажите телезрителям, пожалуйста, об этом ва
– А что там рассказывать,,, – продолжал я тоном сомнамбу
лы, – Во-первых, оно было не одно9 а самое первое моё выступле
Полная тишина стояла в студии, Странно, но никто не пре
– Да и второе, и третье тоже были хреновые, – признался я,
оторвавшись от розового глаза камеры и глядя теперь прямо в
испуганные глаза –атьяны, – Но, знаешь, вчера я уже хотел было
всё забросить, но после того, как встретился с той самой женщи
–атьяна Хлебосол молчала, нервно теребя свои листочки, В
них, как видно, не было практических советов о том, как вести
– Она сказала мне
, – проговорил я, – спасибо за то,
что наши калининградские балбесы ещё могут услышать хоро
Я понимал, что это конец, Все негласные пакты с Розальей
Вновь поймав взглядом розовый глазок камеры, я загово
– Слушайте вы сюда, те, которые бритоголовые,,, Если вам
не нравится такая музыка, можете подыскать себе другое заве
дение, потому что я пел и собираюсь дальше петь на дискотеке
в кинотеатре Октябрь, Для таких, как дочка этой женщины, и
для тех, кто подходит ко мне и говорит8 «Спасибо, мы никогда в
жизни не слышали таких красивых слов!» ,,,Они стихи называют
словами, потому что никогда, наверное, не читали ничего, кроме
сборников анекдотов9 но они
, потому что чувства за
ложены в человеке с самого рождения, Я вот тут подумал8 может,
бросить это всё?,, Отдать дискотеку вам?,, Вы будете ходить туда,
и махать своими накачанными парафином кулаками и сгонять
ребят со столиков, унижая их девушек,,, Но вот теперь я понял8
фига я вам уступлю, потому что это такая же моя дискотека, как
и ваша9 и фига я перестану петь, потому что на эту дискотеку,
кроме вас, ходят ещё и те, кто умеет чувствовать и хочет любить,
,,,Один мой друг в Москве тоже считал себя паханом, а мо
жет быть, он и был им,,, я не знаю,,, Мы дружили с детства и при
выкли друг к другу, Я привык к тому, что он каждое воскресенье
ездил на Красную Площадь или к гостинице Россия фарцевать
«знаками» и «золотишком»9 а он – к тому, что я играл в это время
в железную дорогу,,, У меня была игрушечная железная дорога –
целая страна с домиками, горами, тоннелями, поездами,,, Стра
на называлась Ливиралия, Я сам выдумал это название и теперь
даже не помню, почему оно было именно таким,,, возможно, от
слова «враки», потому что я часто завирал этому своему другу,
рассказывая, что Ливиралия и в самом деле существует,,, под
землёй, И друг мой не смеялся надо мной8 он привык к моей Ли
виралии9 он не верил в неё, но привык, А сам продолжал каждое
воскресенье ездить к России и на Красную Площадь, выискивая
богатых иностранцев8 «бундесов», «америкосов» и прочих, Он
первый из нашего класса начал ходить в фирменной джинсе и
даже приносил своей матери в дом лишние деньги, Естественно,
Но постепенно «лишних денег» становилось всё меньше и
меньше, потому что он начал пить, уходил в загулы,,, Все мы зна
Однако не это его сломало, и если вы думаете, что я пытаюсь
прочесть вам лекцию против алкоголизма, то глубоко ошибаетесь,
Вам, наверное, известно, бритоголовые, каково попасться
ментам?,, Не знаю, как вам, но об голову моего друга сломали не
один стул, –огда ещё не появилась изощрённая мода избивать
телефонными справочниками, Всё было по-простому, по-свой
ски, и когда мой друг приходил наутро в школу, то учителям и
Попробовал бы он сказать что-нибудь другое! –ем более
Вот менты-то его и сломали, За то, что он позорил честь
приличного советского гражданина, И теперь в центр он не ез
дил, а напивался во дворе со взрослыми дядями,,, И допился до
–огда ещё не было ночных ларьков, где в любое время дня
и суток продают алкоголь,,, Однажды ночью мне позвонила его
мама8 «Дура, умоляю, Валере плохо, Нужно немедленно что-то
«Одеколон, – вопила она в трубку, – любой одеколон, умо
Вначале я решил, что это розыгрыш,,, Или какая-нибудь
проверка, Ничего не понимая, я прошёл в ванную комнату и
снял с полки два флакона Арамис,,, был такой мужской одеко
И вот я принёс к ним в дом этот Арамис, и мама, его собс
твенная мать, поила сына, посиневшего и трясущегося, одеколо
ном, и плакала от счастья, благодаря меня за эти два пузырька,
когда скрюченные пальцы моего друга разжались, и тело пере
Он пришёл в себя, и, казалось, сознательным взглядом пос
мотрел на меня,,, И я присел к его кровати, и, знаете, что он ска
«Дурка, – сказал он, вернее, еле прохрипел сожжённым гор
Я решил, что ослышался8 человек, будучи на грани жизни и
И тогда он повторил, прошептав синими губами8 «Береги
Ливиралию,,, Я раньше посмеивался над тобой, говоря тебе, что
весь твой мир – глупая игра, и что лишь я занимаюсь настоящим
делом,,, И вот теперь я вдруг понял8 это я занимался глупой иг
рой, а единственный настоящий мир был с тобой, в тебе, в твоей
Я тогда сжал его опухшую холодную руку и ушёл, потому
«Я хочу поблагодарить за помощь, – тихо и очень медленно
,,,–ак вот, парни, с того самого дня я дал себе клятву, что
сберегу свою маленькую страну, потому что тот, кто побывал в
аду, успел мне сказать из этого ада, что моя страна – настоящая!
Я пою в ней о любви, о преданности, о верности, о совести, о
правде9 и люди, которые приходят на нашу дискотеку, тоже но
сят такую страну в своей душе, Быть может, там не всегда светит
солнце, и уже покосились домики9 быть может, она немного пе
– В конце концов, мы все одинаковы! – закричал я в камеру, – У
каждого когда-то была мечта, и каждый вправе убить свою мечту,,,
Я вспомнил разговор на вечере у Розальи Ребезандровны,
Мы пропагандируем свободу быть тем, кем ты заслуживаешь
», – кричал я тогда, И вот теперь ветер битвы вновь ожёг
– Каждый вправе убить свою мечту, – кричал я невидимым
врагам, – но я торжественно объявляю войну всем тем, кто пыта
ГзЬЮЬ 3
ЙАУДЙАЪО ЛКЫВЗЫОШНЫ НОАОББУЖД
Я бросил газету на пол, Солнце заливало маленькую ком
На столе, который мы освободили теперь от громоздкого
чёрно-белого телевизора, красовалась старая печатная машинка
для написания текстов новых песен, Вся остальная часть стола
была завалена бумагами, газетами и книгами, добытыми мною в
магазинах, а также принесёнными сюда из дома Деней и Жимой,
–елевизор теперь перебрался на холодильник, а тот, в свою
очередь, был неделю назад заменён на другой, в отличие от пре
Я вовсе не хотел никаких исправных холодильников, но
настояла Розалья Ребезандровна, «–ы знаешь, что такое летом
съесть протухший пирожок с мясом?» – восклицала она, и я
позволил ей позвонить в администрацию гостиницы, Без этого
Братья Вагины сидели на подоконнике, печально болтая
ногами в воздухе, Судя по их настроению, печальной была и их
мама, Розалья Ребезандровна, которой я после моего выступле
ния на телевидении ещё не видел, (Как только –атьяна Разносол
объявила «снято», я просто исчез, отправившись гулять по омы
Воспоминания о моём умершем друге, который был в тыся
чу раз умнее и талантливее многих друзей, продолжающих жить,
нахлынули на меня, и мне не хотелось ни с кем этими воспоми
Несколько раз в тот день я проходил по улице Кирова,
мимо галереи Матальи Бреднис, но там, по ту сторону огромно
го, серого при дневном свете окна, было мрачно-необитаемо и
–еперь братья Вагины сидели на подоконнике и, синхронно
болтая ногами, через толстые линзы очков укоризненно взирали
Я хотел было немного развеселить их и рассказать историю
о том, как я, словно «Пьяный Корабль» на риф налетел на гале
рею Матальи Бреднис, но промолчал, Достаточно было обиды за
телевизионную передачу, чтобы добавлять к ней ещё и ревность
к новым друзьям – и не просто друзьям, а к двум прелестным,
А пока Вагины, не обмолвившись ни словом о моём втором,
таком неудачном выступлении на телевидении, демонстрирова
ли мне статьи, вышедшие после разговоров с журналистами на
Итак, я бросил газету с только что прочитанной статьёй на пол,
–ам же, на полу, лежала ещё одна только что прочитанная мною га
зета – «Страх Балтики», точнее, статья в развороте «КУЛЬ–УР
НАЯ ЖИЗНЬ», написанная господином Мокрецким,
Неся там, на вечере у Розальи Ребезандровны, весь свой
бред, я и не подозревал о столь неожиданных последствиях, –е
перь пожинались плоды, Статья называлась весьма многозначи
тельно8 «Дурий Пилорамов, воинственный романтик», Подза
головок гласил, вопрошая огромным жирным вопросительным
Он приезжает в города и подолгу останавливается в оте
лях, Он предпочитает меблированным квартирам круг друзей и
отели, Друзья хороши в общем деле, – считает он9 быт делить с
ними он не намерен, Гостиничный же номер он называет «шта
бом»8 всё аскетично и никакой лирики9 лирика возможна лишь в
песнях, а за песни нужно бороться, Вложить в них как можно
Его песни и в самом деле борются, идут напролом8 так, три
его небольших песни, словно три оторвавшихся от эскадры тан
ка, прорвались в тыл противника и завоевали, пожалуй, наиваж
нейшую в его жизни на сегодняшний момент высоту8 Гран-при на
– Кстати, мальчишки, – обращаюсь я к Дене с Жимой, – этот
Я тоже засмеялся, процитировав ещё несколько строк из
,,,но песни эти были обречены на успех – в такую крепчай
шую защитную броню были они одеты8 Фильм! Фильм, снятый на
киноплёнку группой таких же отчаянных, как и он, «Вначале мы
снимали в Москве, в России, – рассказывает Дурий Пилорамов, –
но годы были тяжелы для искусства,,, грохотали пушки, страна
в грохоте и крови распадалась, но мы не сдались на милость КГБ!
Когда грохочут пушки, Музы молчат? – неправда! Музы бессмер
Далее шёл вопрос газеты8 «
А когда мы сможем увидеть этот
Мой, якобы, ответ8 «
На Калининградском телевидении уже
снято интервью со мной, и в этом интервью, будем надеяться,
– Это всё бред! Это всё не про меня! – воскликнул я, – Надо
что-то делать! Согласен, я вспылил там, в Штадтхалле8 обидно,
когда тебя используют, как пугало,,, Но всё равно надо что-то
делать,,, –еперь в Октябрь повалят толпами смотреть на идиота,
– Нужно выгодно показать тебя на дискотеке, – подсказал
– Надеть пилотку, засунуть маузер за пояс и спеть песню
– Спеть хороший, красивый дуэт, Дура! С красивой девуш
кой, Желательно – на французском, как в кафе-шантанах в Па
– И самая реальная кандидатура для этого – –анюша Пучкова, –
сообщил Деня, покосившись на меня и ожидая моей реакции,
Я вздрогнул, –атьяну я безуспешно искал с того самого ве
– Мы с ней уже разговаривали, она дала согласие,,, так ска
зать, принципиальное согласие,,, но только,,, – Деня замялся,
– Она сказала, – продолжил Деня, – что на тему пения дуэ
– Я не возражаю, – проговорил я как можно более спокойно, –
– –огда сегодня вечером в Алине, – поставил точки над «i»
ГзЬЮЬ 4
УОК НЗПУДЗКНШ В «АЗДЙБ»,,,
Призраки и голоса
Красный закат разлился по мокрым, потемневшим после
дождя мостовым, когда такси, шурша колёсами, остановилось у
Дорого бы я заплатил за то, чтобы, выйдя в этот вечер из
авто и, пройдя по узкой дорожке, в гордом одиночестве войти
в освещённые двери с неоновой, причудливо изогнутой и витой
Мы не скрывали с –атьяной нашей друг к другу симпатии,
а исчезновение её заинтриговало мальчишек больше, чем огор
чило меня, Они вызванивали её целую неделю, благо, им это
сделать было легче8 они знали и город, и его жителей, Конечно,
Жиме с Деней не составляло труда, наконец, найти её, И всё же
глупо получилось, что об этой встрече договорились именно они,
Сегодня, как мне казалось, нам с –атьяной не нужны были сви
детели, Истинные чувства не так-то просто скрыть, да и незачем
скрывать, Мы были неравнодушны друг к другу, и там, на диско
теке, когда она соскребала слезу со своей щеки, я знал, что она не
хочет, чтобы я уезжал9 а я хотел остаться, потому что она хотела,
Очень важно было теперь поговорить, «Вот видишь, я остал
ся,,, – сказал бы я ей, – мы ведь оба этого желали, не правда ли?,,»
…–еперь же, когда мы втроём вылезали из машины, я сла
бо себе представлял, как произнесу эти слова, когда буду сидеть
с –атьяной за столиком кафе, а любопытные глаза мальчишек
будут пожирать нас, так много друг другу не сказавших в ту пос
леднюю встречу, (Надо же было в тот вечер Дене, вездесущему
Да, они оставались моими друзьями, хотя иногда я спра
шивал себя8 «Не слишком ли рано ты стал употреблять по отно
шению к своим новым калининградским знакомым это слово?»
Но даже если они и оставались друзьями, бывают в жизни мо
менты, когда именно присутствие друзей оказывается некстати,
Среди незнакомых людей, где-нибудь в компании, я спокойно
заговорил бы с –атьяной8 «Вот видишь, я остался», Но не при
Дене с Жимой,
,,,Вдоль пешеходной полосы, за каменным бордюром, пря
мо у проезжей части напротив входа в «Алину», собралась толпа,
Люди, которых вначале, находясь в авто, мы не заметили, тихо и
В начале проспекта, освещая стены домов мертвенно-блед
Вагины выскочили из такси и бросились вперёд, туда, где
у каменного бордюра, косо и нелепо уткнувшись в камень пра
вой фарой, стоял «мерседес» старой модели, Я подошёл вслед за
ними и, когда толпа расступилась, увидел8 лобовое стекло авто
было продавлено, трещины же, искрившиеся в свете уже зажёг
шихся фонарей, будто сочились кровью, Вначале мне показалось,
,,,Это был человек, Молодой парень, –ело его было накры
то чем-то наподобие стёганого одеяла, Из-под складок свисала
бледная рука, Край одеяла слегка сполз, приоткрыв лицо, Па
рень был жив – его побоялись трогать до приезда скорой, и он
так и лежал на капоте машины, сбившей его, глядя удивлёнными
и растерянными глазами куда-то в небо,,, туда, ЗА НЕБО, в одну
Странно, но почему-то – неизвестно почему – мне вдруг на
мгновение стало понятно, что он видит там, в занебесной дали8
его мама стояла в проходе коридора, и, улыбаясь, говорила8
Как странно, что именно умные и полезные советы чаще
Разумеется, я не надеялся, что братья Вагины оставят нас с
–атьяной наедине на весь вечер, Но можно было считать, что мне
Блики со сверкающей эстрадки играли на её лице, осве
щённом пламенем свечи, стоявшей на столе, Стол прятался в
небольшой нише, и здесь мы были защищены от посторонних
Я хотел сказать, что она хорошо выглядит, но получилось
бы банально, На языке вертелся вопрос8 «Почему ты исчезла в
тот вечер?» Вернее, вначале я решил спросить «куда ты исчезла»,
Я взглянул на маленькую эстрадку, на которой старательно
и самозабвенно трудились над изменённой до неузнаваемости
В этот момент подошли братья Вагины, и тут же над сто
лом нависла пауза, Неестественно оживлённые, Деня с Жимой
принялись жестикулировать в сторону зала в поисках, очевидно,
официантки, Они поднимали руки, щёлкали пальцами, откры
вали рты,,, Возможно, действия их были подсознательны, но в
каждом их жесте и взгляде сквозило самодовольство8 «Мы тут
свои, и вообще-то, мы дети директора кинотеатра, очень важной
Официантка стояла у стойки бара, будто не замечая щёлка
нья пальцами, Но когда нависла тяжёлая пауза, –атьяна взгля
Было весело смотреть, как уверенные, что их щёлканье
принесло результат, Деня с Жимой принялись делово, всё время
поправляя галстуки, заказывать стандартный свой ассортимент8
салат «Оливье» на четверых («Я не буду, спасибо», – отказалась
–атьяна), графин апельсинового сока, чёрный хлеб, солёные
– Водку ты тоже не будешь? – по-простецки спросили Деня
Она не удостоила их ответом, явно слегка оскорбившись, и,
Официантка удалилась, и тут же появилась вновь, но уже с
салатом «Оливье» на подносе, Деня и Жима заёрзали на мягкой
скамейке, спинкой которой служила перегородка кабинки, отде
– Леночка, – обратился Деня к девушке, прочитав её имя на
табличке, похожей на значок и приколотой к белой блузке, – Ле
ночка, водку же не надо резать на кусочки и поливать майоне
– Мы уже год работаем, – кивнула –атьяна в сторону своей
группы, – они хорошо умеют снимать вещи «по слуху», Никакие
– Я тоже в основном слушаю, – признался я, – но со слухом
Леночка принесла похожий на распустившийся бутон кок
С этим коктейлем в руке –атьяна стала выглядеть ещё рос
кошнее8 на фоне чёрного платья – огромный стеклянный цветок,
И выше – открытое, загорелое, жаркое лицо с чёрными южными
глазами, в пламени свечи сверкающими жадно и по-кошачьи, И
всё это великолепие подчёркивала грациозная плавность дви
жения рук, Подчёркивала и уравновешивала, Всё было в ней
уравновешено, И спокойствие это ещё более контрастировало с
– Мне нравится, как ты поёшь, – тихо сказала –атьяна, – са
мое главное теперь, – она посмотрела на меня пристально, – не
– Есть две вещи, которые непременно приведут наверх, –
тихо сказала –атьяна, – профессионализм и связи, И когда вдруг
застопорилось, нужно не суетиться, а спокойно осознать8 чего
Братья Вагины, перестав ёрзать, посмотрели на –атьяну с
– Когда вдруг застопорилось, ты говоришь8 «Мне не хватает
профессионализма», И начинаешь всё менять, не поняв, что не
достаток – совсем в другом, А потом ты изменишься и переста
Деня с Жимой радостно вскрикнули, Это официантка
принесла на подносе запотевший пузатый графин с водкой и
три маленькие стопки, Рядом с графином на подносе стояла
плетёная вазочка с чёрным хлебом, Хлеб поставили на стол9
рядом с ним – три стопки и графин, Деня разлил водку по рю
машкам,
– Знаешь Кирилла Лаевского? – спросил неожиданно Деня
–атьяна улыбнулась, делая глоток через трубочку из своего
– Ира Сорокина его очень ждёт, – произнесла она и, повер
нувшись ко мне8 – Нет ни одного здесь человека, которому Кир
Бокал в руке –атьяны дрогнул, и она поставила его на бе
–еперь вздрогнул я, Отвлечённое понятие, предмет моих
философских рассуждений для них был живым человеком, с ко
торым эти трое, возможно, ходили несколько лет назад в школу
«Но он ведь остался жив», – чуть не вырвалось у меня, Пе
ред глазами всплыло бледное, измазанное кровью лицо со взгля
– Ничего, – был ответ, – насмерть, Скорая приехала уже
«Нет, – мелькнуло в голове, – это неправда!!! Стали бы вы
так махать тут руками и щёлкать пальцами, если бы и в самом
«Стали бы, И ты бы тоже стал, Если бы на твоих глазах по
гиб под колёсами авто твой приятель,
Дурка, ты иди, а мы, это
самое, попозже подойдём
, И водку бы заказал –атьяне, которая
водки не пьёт, И смотрел бы на всех наигранно-неестественно,
…Шумное кафе тем временем на секунду притихло – будто
бы только для того, чтобы в этой тишине раздался вдруг сдав
ленный возглас, похожий на оборвавшийся крик, От стойки
бара, где стоял телефон, отошла девушка-официантка, Оказав
шись посреди зала, прямо перед эстрадкой с играющими музы
кантами, она заметалась из стороны в сторону, а затем, заметив
Лицо девушки было бледным и словно припухшим, Оно
было «ещё не в слезах», и это выглядело страшнее, чем льющие
Перед тем как девушка прижалась к вставшей навстречу
–атьяне, на груди её мелькнула табличка, «Ирина» – успел про
Девушки обнялись, и из глаз Ирины полились слёзы, Губы
За стойкой бара рядком выстроились официантки и офици
анты, не зная, что предпринять, Лица людей за столиками, теми,
что были видны отсюда, из «ложи», повернулись к нам, Музы
канты молча встали со своих мест, отложили инструменты и по
– Подождите, я сейчас вернусь, – бросила нам –атьяна, ув
– Может быть, всё же не забудем, зачем мы сюда пришли?
– вновь наигранно-весёлым тоном проговорил Жима, поправляя
косо сидевшие на мясистом носу очки, На этот раз ни тон его, ни
жесты не показались мне «деланными», И никакого самодоволь
ства не было в братьях Вагиных, И мне вдруг показалось, что
единственный человек, который здесь неестественный и лиш
Музыканты вернулись на сцену, Жизнь в кафе «Алина» во
зобновилась, Мы уже расправились с салатом «Оливье», когда к
– Ну что, –анюш, ты согласна? – осторожно поинтересовал
Присев за столик, –атьяна приподняла свой волшебный
бокал, прикоснувшись губами к соломинке, Губы её дрожали, И
видно было, что не вовремя Деня начал разговор обо всех этих
дуэтах, которые после всего случившегося казались глупой де
– –ы о чём? – –атьяна подняла на Деню тяжёлый взгляд,
– Я же сказала, что об этом хочу поговорить не с вами, а с ним,
И тут же, нетерпеливо выдохнув, предложила8 – Мальчиш
– А вы потанцуйте друг с другом,,, если других слов не по
– Денька, – оборвал его Жима, смущённо улыбаясь, –
же
тебе сказала, что хочет поговорить с Пилорамовым,,, – повернув
шись к нам, он встал, увлекая за собой брата, и бросил, уходя8 –
– Они хорошие мальчишки, – выдохнула –атьяна, когда
спины парней, одетые в пиджаки, исчезли в проходе, – и чувс
– Да, они хорошие, – честно согласился я, – и фантазии им
– Наоборот, хочу стать свободным на этот вечер от всяких
– Мне кажется, мальчишкам не обязательно делать тебе
рекламу,
– Честно говоря, мне казалось, что газеты теперь никто не
– Ещё как читает, И не только газеты, Люди смотрят телеви
дение, и вообще внимательно прицениваются к тем, кто появля
– Не в службу, а в дружбу, – попросила её –атьяна, – прине
– Можно я вас тоже кое о чём попрошу? – обратился я к
– –ак что я просто пытаюсь понять тебя, – закончила –атьяна,
– Хочешь, скажу тебе откровенно? Знаешь, почему я не по
– Всё это время хотел найти тебя и именно об этом спросить,
– Я сказала сама себе8 «Он всё равно уедет, Зачем тратить
на него чувства, силы, эмоции,,,» Что могло произойти в ту
ночь?,, Самое маленькое и пошлое – мы все напились бы9 самое
большое и не менее пошлое – мы переспали бы с тобой в номе
ре гостиницы,
Горячая волна прилила мне между ног, и в штанах у меня
– Но всё это случайность, понимаешь? – продолжала –ать
яна, даже и не подозревая, как возбуждает меня, – А я не люблю
случайностей, Догадываешься, наверное, сколько таких вот, как
ты, мужиков, приезжало в наш город с тех пор, как я себя помню
уже взрослеющей девушкой?,, Красивые, талантливые, они при
езжали и уезжали, А девчонки оставались, И плакали, Знаешь,
как вены себе режут, когда тебя парень бросил,,, Когда оказалось,
что любовь – первая, и как в этот момент думаешь, единственная
и неповторимая любовь, которая к тебе пришла – ни что иное,
как тупой пошлый флирт с местной дурнушкой, которую он,
– Но я не матросик с корабля и не командировочный, – воз
– А я не дурочка из техникума, – улыбнулась –атьяна, – но
– Спасибо, Светочка, – улыбнулся я ей, помогая поставить
– Леночка, – поправила она, всё так же напряжённо улыбаясь,
– Вот видишь, – тихо произнесла –атьяна, когда Леночка
отошла от столика, – ты даже имени её не запомнил, А она се
годня вечером мне шепнула8 «Это правда, что Пилорамов к нам
– Я всё понимаю, – перебила меня –атьяна, – но просто хочу,
чтобы ты понял правильно положение вещей, Понял, почему я
не осталась там, на дискотеке, – Она наклонилась, прикурив от
свечки9 поймав же мой настороженный взгляд, произнесла не
что страшное и очень значительное после того, что произошло
сегодня8 – Если будет нужно, чтобы кто-то умер, он и так умрёт,
–ут же она улыбнулась и, сложив губы трубочкой и выпус
кая поверх моей головы столбик дыма, проговорила8 – Вот я тебе
– Нет, –ы не всё сказала, Ведь я не удрал, как командиро
– –ы что, действительно считаешь, что остался здесь?,, –ы
веришь в это, как твои однояйцевые и одномозглые близнецы, как
их мама Розалья Ребезандровна и ещё пара ненормальных?!! –
Она резко потушила сигарету в пепельнице, – Не знаю, в какую
– Ну, на всю жизнь, – проговорила –атьяна, доставая из
Она кинула на меня взгляд, принимая бокал с шампанским
– Очень ошибаешься, В Москву я больше никогда не вернусь,
Это же ложь!
» – зашептал голос внутри меня, но я заглу
– Я ушёл из Москвы, и пойду дальше, А остановился здесь,
– Куда же дальше? Все стремятся в Москву8 Лада Дэнс, Газ
…На какое-то время – очень малое, но всё же – я увидел пе
ред собой за столиком сверкающего кафе не роскошную южную
красавицу в чёрном, но простую провинциальную девушку, вы
ступающую по вечерам на маленькой эстрадке с чужим реперту
«Все стремятся в Москву, – вертелись у меня в голове её
«Зачем ты только произнесла эти слова!» – чуть не вырва
лось у меня9 вслух же я сказал, закрыв глаза на мгновение – воз
можно, чтобы –атьяна не прочитала в них лжи, а возможно, что
– –ы знаешь, я почему-то тебе верю, – тихо произнесла она, –
– В Париж, – уверенно ответил я, – петь в настоящем caf
Глаза мои закрыты, а разум потерялся где-то в тумане, Быть
может, я слишком много выпил? – Нет, я вовсе ничего не пил,
После бассейна кто угодно пил, а я – нет, Люсьен пил,,, Аннет
пила,,, Я помню у Аннет бокал в руке,,, На руке – огромный, как
собачий ошейник, браслет,,, Мы ещё шутили,,, Люсьен и сейчас
Глаза мои закрыты, а до слуха доносятся звуки рояля, Кто-
то поёт моим голосом песню,,, «Под небом Парижа»,,, –еперь
мне придётся запеть, Что же иначе делать, как не петь, если кто-
Полная темнота, и в темноте – голос, Но Э–О– голос при
надлежит не мне, Быть может, я слишком много выпил? Нет, я
вовсе ничего не пил, Я помню, мы пили с Люсьеном и Аннет в
…то только по бокалу белого вина, Я помню, как Аннет под
нимала бокал, и все кричали «браво», Я руку Аннет хорошо за
И ещё лицо Люсьена, После того как я рассказал ему, что
ревную Аннет,,, Люсьен редко поворачивается ко мне лицом, но
иногда в темноте я вижу его глаза, Когда стоишь на сцене, не
видно лиц,,, но иногда,,, «–о, что с тобой происходит, парень, не
такая уж новость для мира,,, для всего остального мира, Со мной
«Ангел – понимаешь ли ты?,, Нет, ты ничего не понимаешь,
К тебе не спускались с небес Ангелы, сопровождаемые взглядом
Божьей Матери! Все твои ревности! Ничего они не стоят, все
твои ревности, Любимых людей не мучают допросами, словно в
– Да, да, конечно! Кто бы уж говорил! И потом, про ангелов
Чей это голос? Во всяком случае, не тот, что звал меня, Звал
меня женский, а этого голоса я не знаю, Он похож на мой голос,
но этот человек, что говорил только что в моём сознании, произ
Я не знаю, кому отвечать, потому что немного растерялся в
,,,И в этот момент темнота начала рассеиваться, Но прежде
– КОГДА МЫ С –ОБОЙ КУРИЦУ ПОШЛИ КУША–Ь
К –ЕБЕ В НОМЕР, –Ы О ЧЁМ ДУМАЛ? С Э–ОГО ВСЁ И
– Э–О БЫЛА БОЛЬШАЯ ОШИБКА, ВО– Ч–О Я –ЕБЕ
– Какой номер? – в ужасе прошептал я, усилием воли раз
–еперь меня бьёт озноб, а веки раздвигаются, но не усилием
воли – я чувствую это – их раздвигают чьи-то пальцы, И, может
быть, потому, что их раздвигают, лишая зрачок защиты, а, может
быть потому, что всё моё существо изнутри объято невероятным
Я уже вижу всё, Я понимаю, что нахожусь в кафе «Алина»,
куда мы пришли с Деней и Жимой, Вижу я теперь и Деню, и
Жиму, и перепуганную, такую вновь красивую –атьяну,,, Ещё
вижу много народу,,, нет, не много,,, Вернее, некоторые, кого я
Вон там, посреди зала – столик, и дама сидит, поднимая бо
кал в воздух, На запястье – огромный браслет, И парень с ней
рядом сидит, Я не знаю, кто они такие, Я не знаю их имён,,, толь
Конечно же, эта дама с парнем – призраки, Потому что
не может быть здесь, посреди зала, никакого столика, И како
го чёрта все они кричат «браво», если вокруг меня столпились
люди, и даже медсестра в белом халате склонилась, проверяя
пульс,,,
И тогда я поднимаюсь со скамейки, на которую сполз, и со
вершенно не отдавая отчёта своим словам, шепчу в пространство8
– НОМЕР – НАША ОШИБКА, НЕ НАДО БЫЛО –УДА
Медсестра, слушавшая мой пульс, ничуть не удивляется
И в этот момент в руку мою с засученным рукавом, вонза
– Что это? – интересуюсь я, хотя вовсе мне сейчас не инте
– Успокаивающее, – доносится до меня голос медсестры, и
я проваливаюсь в черноту, покачиваясь и ощущая на своём лице
ГзЬЮЬ 5
«214»
– Мама настояла, чтобы мы вызвали врача, – объяснял Деня,
сидя в широком кресле у окна, – всё это не шутки, понимаешь?,,
– Врачиха сказала, что это обычное явление с творческими
людьми8 полное истощение организма, лучше сказать – пере
утомление, Кстати, Розалья Ребезандровна попросила пересе
Со своей кровати я осмотрел комнату, Первым делом я гля
нул в стандартное, такое же, как и в предыдущем номере (если
история с переселением – не шутка), окно, Сколько сейчас вре
мени?,, За окном было темно, Часов десять, одиннадцать, Зна
– Ну, что скажешь? – услышал я голос Дени Вагина, – Уют
– –ы ещё не был в ванной комнате, – предупредил Деня, –
– Почти что угадал, – смутился Деня, – кроме душа там есть
ещё и ванна! Мама сказала, что для тебя сейчас это более чем
необходимо8 ты должен побольше лежать в тёплой воде и наби
– Во-первых, я не терял никаких сознаний, а во-вторых, на
– А это ты видел? – продолжал Деня, не обращая внимания на
мой резкий, неблагодарный тон, В руке его появился телефон-аппа
рат, – –елефон на длинном проводе, чтобы ты таскал его по номеру,
–огда мы сможем застать тебя, даже если ты расслабляешься в ван
ной, – прокомментировал Деня, Он бросил взгляд на клавиатуру,
затем она запищала под его пальцами, Через секунду ему ответили,
– Алло, – радостно заговорил Деня, вставая с кресла, – как
слышно?,, – Широкими шагами он прошёлся по номеру, – всё в
Я даже привстал от неожиданности, тут же, правда, пова
лившись на подушки8 комната перевернулась у меня перед гла
– Кого это я жду в гости? – прохрипел я, перекатываясь из
– Давайте, приезжайте, а то ему снова плохо стало, – про
комментировал Деня мои действия, – и поторопитесь, можете не
Деня бросился было в ванную комнату, но застыл на полпу
– Я не могу его к тебе принести, он вделан в пол, – нереши
– Никакое это не переутомление, – успел выдавить из себя
И тут, при мысли о водке и салате «Оливье», меня вывер
Деня продолжал стоять в коридоре, Через огромное зер
кало, простирающееся зачем-то от ванны до самого унитаза,
я увидел его умилённую физиономию, маячившую у меня за
спиной,
– Знаешь, что сказал бы о тебе Орлобьянинов, если бы был
– Я знаю, что я сказал бы о нём, Особенно, если бы он сейчас
– О тебе бы он сказал, что ты талантливый певец9 а обо мне –
что я присутствую при блевании талантливого певца, а значит, я –
– Счастливым ты будешь, когда поприсутствуешь на моём
– Это хорошо, что ты об этом думаешь, Дура! – серьёзно
произнёс Деня, освобождая мне дорогу и вновь опускаясь в ши
– О боже! – возопил я, осторожно опускаясь в постель, –
– Врачиха сказала, что никакое это не отравление, – предуп
– Да плевать мне на врачиху вашу, – заорал я, – пусть сама
– Да, но это не простой врачебный кабинет, – предупредил
– Это кабинет секции здоровья, – серьёзным тоном сооб
щил Деня,
– Дурак ты, Пилорамов, – Деня испуганно сплюнул через
плечо, – Это кабинет при спорткомплексе «Резвость», Завтра
мы туда отправляемся, Надо поблагодарить Сашу Мокрецкого
«Мокрецкий берёт у меня интервью» – вспышкой молнии
– Саша Мокрецкий тоже ходит в эту секцию здоровья, – про
Последняя вспышка в мозгу была самой яркой, но она
тут же потухла, как только распахнулась дверь, «Это неверо
ятно! В это трудно поверить! Это может произойти в романе,
но никак не в обычной жизни!» Однако кое-что я успел всё же
осознать,,, «–еперь, что касается Мокрецкого,,,» (Внутренне
му моему взору явился силуэт Розальи Ребезандровны,) «Я
имею в виду Александра, потому что есть ещё один – Соло
мон, его родственник», «Папа», (Это мой голос,) «Не просто
папа, а директор спортивного комплекса Резвость», – говорил
силуэт,
Затем я снова слышу свой голос и медленно, по мере появ
ления в глубине сознания слов, начинаю кое-что понимать8 «Я
должен дать возможность Мокрецкому написать обо мне статью
и обмолвиться в интервью, что обожаю спорт и люблю посещать
«Она думала, что я буду ещё разговаривать с Мокрецким
перед выходом статьи, но Мокрецкий всё испортил8 он не стал
больше со мной встречаться,,, и у меня не было шанса сказать
«Но то, что я не говорил с Мокрецким, – не самое главное,,,
«,,,что-то я понял,,, Мокрецкий,,, он будет в спорткомплексе,
«,,,я не поговорил с Мокрецким, и всё сорвалось,,, Что сорва
лось?,, Посещение спорткомплекса,,, Но как же сорвалось, если
мы завтра туда идём?,, Вот оно! Всё в порядке, мы идём в спорт
комплекс, хотя я не поговорил с Мокрецким, Мы идём туда, по
Я О–РУБИЛСЯ,,, ПО–ЕРЯЛ СОЗНАНИЕ,,, У МЕНЯ
Боже мой! Но это же ясно, как Божий день8 у меня О–РАВ
«Доверяй своим чувствам», – сказал мне кто-то, –ак вот, я и
– Ну и напугал ты нас, Пилорамов! – проговорил Александр
Я НЕ МОГУ ПРОСНУ–ЬСЯ, ПО–ОМУ Ч–О Я –ОГДА
Я оглядываюсь по сторонам, В моём новом номере полно
народу8 Жима, Александр Фёдорович, Деня, Розалья Ребезанд
– Ну, – весело проговорила Розалья Ребезандровна, – не ус
Присев в широкое кресло, которое ей освободил Деня, она
– На субботу у тебя назначено интервью с Муленькой Руль
ман, а через неделю, в понедельник, Кеша Рульман приглашает
На губах –атьяны заиграла ироничная улыбка, Мне показа
– Итак, – продолжала Розалья Ребезандровна, оглядываясь
в поисках пепельницы, – в следующий понедельник у нас день
– Может быть, мне выйти? – неожиданно произнесла –атьяна,
– Честно говоря, я ещё не закончила работу, – пояснила –а
– Как жаль, что ты нас покидаешь, – с готовностью отозва
–атьяна посмотрела на меня выразительно, «Если ты дума
ешь, что мне приятно принимать участие во всём этом балагане,
Лёжа на дурацкой узкой гостиничной койке, я почувство
вал себя абсолютно беспомощным8 мне хотелось задержать её, но
это невозможно было бы без выяснения отношений9 мне хоте
– Я позвоню тебе, – пообещал я, тут же сообразив, что не
– Конечно, конечно, – бросила –атьяна, открывая дверь
номера,
– Или ты позвони мне! – закричал я, но дверь уже захлоп
– Хорошая девушка, очень талантливая, – заметила Роза
лья Ребезандровна без особого энтузиазма в голосе, – немного
с претензиями, но талантливая,,, Кстати, вы поговорили с ней?,,
– Мне кажется, – с трудом произнёс я, взглянув на только
– Что-о?!! – воскликнула Розалья Ребезандровна, подавив
шись сигаретным дымом и закашлявшись, – Я делаю ей одолже
ние, даю работу, а в ответ ещё,,, – Она запнулась, вновь закаш
– Я же сказала, – заговорила она, когда кашель прошёл,
Затем она обвела взглядом комнату, одарив всех присутс
– Честно говоря, – неуверенно начал я, – я не просил друго
– Ещё бы, не просил, – воскликнула Розалья Ребезандров
на, – Как же ты мог о чём-то просить, если вырубился на целых
три часа!
Не было никакой медсестры, И не было никакого снот
ворного,
«–ы знаком с Вячеславом?» – это меня Розалья Ребезанд
ровна спросила, И сделала при этом жест рукой в сторону стояв
– Можно сказать, что да, – ответил я, – мы ездили всей ком
– Вячеслав теперь будет заниматься кафе на первом этаже, –
– Вадим тем временем набирает новую команду в охрану, –
подхватил такую важную сейчас тему Деня, – а ты занимаешься
– Сможешь ты ещё раз рассказать все свои прекрасные
идеи? – поинтересовалась Розалья Ребезандровна, вновь ища
глазами пепельницу, которая, переходя по рукам, всё время от
– Думать об этом нужно всё время, а начать в субботу, во
время интервью на радио для Муленьки Рульман, А потом, через
неделю, когда мы будем на дне рождения у Иннокентия Рульма
на, то отдельно поговорим обо всех планах, Но первой о планах
и идеях должна услышать,,, – Розалья Ребезандровна потушила
«Хотя журналистка из неё, как из кукушки – наседка» –
– Понимаешь, – продолжала Розалья Ребезандровна, вста
вая, – не Кеша Рульман, а его Муленька первой должна услы
шать о наших идеях, Рульман сам потом заинтересуется, Она ве
Пройдя по коридору и заглянув в ванную комнату, Розалья
– Ну что ж, хорошо, Для временного проживания хорошо, А
Мальчишки вместе со Славой и Вадимом тоже двинули в
коридор, Александр Фёдорович поднялся со стула, стоявшего
около стола, на который была заботливо водружена пишущая
– Пока, Дурка, Хорошенько высыпайся, завтра мы будем у
– –ак что, сегодня уже никаких ресторанов, – засмеялась Ро
залья Ребезандровна, открывая дверь и выходя в общий коридор,
– Ровно в десять будь готов, – ещё раз напомнил он, просу
нув голову в приоткрытую дверь, – твой паспорт у администра
тора, вещи все перенесены, карточка проживающего – на столе,
«214», – прочитал я цифры на круглом металлическом
жетоне,
Ни вид ключа в двери, ни эти цифры ни о чём мне не говорили,
но сердце, однако, глухо ухнув, пропустило удар, «Нервное исто
щение, – сказал я сам себе, – обыкновенное нервное истощение»,
ГзЬЮЬ 6
ВКО КЙА, ЙАФА ЗДВДМАЗДЫ!
– Истощение,,, нервное истощение,,, самое обыкновенное, –
констатировала ещё молодая, цветущая брюнетка, отнимая от
моей груди блестящую жестяную шайбу фонендоскопа, – вам
Я вопросительно взглянул в её ярко накрашенные глаза,
– Даже в Москве нет таких спортивно-оздоровительных
процедур, как у нас, Мы работаем по особой методике, и самое
главное – не допускаем к себе посторонних, Наша система оздо
ровления – целая философия, и к ней необходимо быть готовым, –
Она рассмеялась искренне, от души, глядя в мои непонимающие
глаза, – Если у тебя водятся деньжата, это ещё не значит, что ты
– Александр Соломонович так много о вас рассказывал, и по
том, мы читали статью,,, и рекламу по телевидению смотрели,,,
Оттолкнувшись от пола ногами, она весело отъехала на
крутящемся стуле к своему столу, притулившемуся в углу про
сторного кабинета и освещённому огромным, напоминающим
– Какую Ливиралию, к чёрту? – вскричал я, – –о есть, я знаю,
–ут же опомнившись, я захлопнул рот, Ну надо же! Раскри
Цветущая брюнетка вовсе никак не отреагировала на бур
ный взрыв эмоций8 сцены такие были для неё, очевидно, при
вычны, Подкатившись ко мне со своим стулом, она спокойно
– Это был рекламный ролик будущей передачи с вашим
участием, Вы три или четыре раза произнесли фразу «Береги
Ливиралию», а потом ведущий за кадром сказал8 «Самое главное
в нас – это наш внутренний мир», – Она вновь заулыбалась, –
Прекрасные слова, Мы очень рады, что выйдет такая передача,
– Бережём наш, и только наш, внутренний мир, НАШУ Ли
виралию, – Она встала, – И разрешите вас с вашими сопровож
Конечно, будучи двенадцатилетним, я изрядно пофантази
ровал, придумывая страну своей мечты9 но прямо должен ска
зать, фантазия Соломона Мокрецкого, воплощённая к тому же в
реальность, шагнула куда дальше моей детской, беспомощной и
Гидом в «Ливиралию» господина Мокрецкого стал его сын
Александр Соломонович, И я, и Деня с Жимой были совершенно
сбиты с толку, ибо, направляясь в спорткомплекс за оздорови
тельными процедурами, самое большее, чего мы ожидали – бас
,,,Вначале мы и в самом деле прошли вдоль рядов крытого
стадиона, где на беговых дорожках тренировались легкоатлеты,
Вооружённые шестом, они покоряли с победными воплями не
вероятные высоты, («Это всё в прошлом», – отозвался Мокрец
кий, махнув рукой на кишащее спортсменами и спортсменками
поле,) Затем мы миновали длинный коридор, где за стеклянны
ми перегородками любители стальных мышц сливались в оргаз
ме со своими стальными же собратьями под названием трена
жёры, («Это просто глупо, – прокомментировал Мокрецкий, –
ничего кроме головной боли от этого не поимеешь»,) Потом за
стеклянными задрапированными перегородками замелькали та
инственные огни солярия, в створчатых лежаках которого, слов
но хот-доги в двух слоях теста, возлежали стройные и изящные
тела спортсменок и спортсменов, («Это рак кожи», – напугал нас
Наконец мы очутились перед широкой, обитой зелёным
Ниже красовалась выразительная табличка с черепом и
– Кого убьёт, а кого нет, – ухмыльнулся Мокрецкий, просо
вывая в едва различимую щель слева в стене пластиковую кар
Электронный замок издал лёгкий щелчок, и дверь приотк
– Добро пожаловать в нашу Ливиралию! – провозгласил
,,,По крайней мере, ничего особенного я вначале не заметил,
Но возглас удивления вырвался всё же из моей груди8 мы ока
зались в огромном, просторнейшем зале со стеклянным потол
ком9 в таком же огромном, как и крытый стадион, который мы
миновали прежде, но в более светлом и чистом – можно сказать,
светом и чистотою, Стадион после этого воздушно
го зала казался грязным, неуютным, лишённым вкуса, сараем,
Первым, будто в сказке про Голого Короля, изрёк очевид
– В этом-то и вся прелесть, – заключил Мокрецкий, – ибо
Не дав Дене опомниться, он спросил, подходя к углублению
возле двери, в котором тут же голубоватым экраном засветился
– Ну, как,,, – нерешительно развёл руками Деня, – как раз,
– Футбол, – тихо произнёс Жима, – он хотел бы погонять в
Мокрецкий тем временем произвёл над компьютерной кла
виатурой несколько пасов9 две панели в полу по краям простор
ного поля опустились вниз, затем отъехали в сторону, а на месте
образовавшегося вокруг провала, словно два гриба, выросли две
секции ворот, аккуратно встав в пазы, как будто ворота здесь
– Не может быть, – тихо произнёс Деня, – Саша, скажите,
– Вот она, терапия, – воскликнул Мокрецкий, – Если че
ловек уверен, что он спит наяву, это значит, что жизнь его уже
превратилась в сон,,, Ну как, – обратился он к Дене, – хороший
Ворота между тем плавно опустились, и провал вновь за
крыли прежние панели, –еперь трудно было определить, в ка
– А если вдруг поплавать захотим?,, – скромно, но с упря
–ри секунды колдовства над компьютером – и в глубину
пола опустились ещё две, на этот раз огромные панели, Разо
йдясь в стороны, они открыли зелёно-хрустальную, играющую
в солнечных лучах, пробивающихся сквозь стеклянное перекры
– Конец двадцатого века, – торжественно воскликнул Мок
рецкий, – технология на пике своего развития, техника на служ
,,,Ещё одна широкая панель опустилась вниз рядом с бас
сейном, и из волшебного подземелья возникли пять шезлонгов,
свободно расставленных на мягком покрытии, имитирующем
травяной газон, Справа от шезлонгов прямо в траве размести
лась стойка бара с крутящимися табуретками и целая витрина с
– Ну что, – хохотнул Мокрецкий, – удивил я вас?,, – Не
дождавшись ответа, он двинулся вперёд, к бассейну, – А между
тем совсем ничего особенного8 обыкновенная машинерия, ис
«Э, нет, – подумал я, – не каждый театр может себе это поз
– Ну что же вы, вперёд, – крикнул нам Мокрецкий, заходя
«Я сплю, – мелькнула у меня в голове мысль, прежде выска
занная Деней, каким-то образом оказавшимся в моём сне, – не мо
жет всего этого происходить в маленьком городке, Вообще такого
не может происходить8 ни в маленьком, ни в большом городе, Я
сплю, а в десять за мной заедут Деня с Жимой, и мы отправимся в
спортивный комплекс Резвость Соломона Мокрецкого»,
«Вот она, терапия, – вспомнил я только что сказанные Мок
рецким-младшим слова, – если человек уверен, что он спит на
«Это Восточная Пруссия, дорогой, закрытый для идиотов
анклав нашей необъятной Родины», – зазвучали вдруг в моей
голове слова Катрин, сказанные там, в Москве, Может быть, она
как раз это и имела в виду?,, «Поезжай, Дурий, посмотри на го
род, пока мы там всё не скупили и заборами не обнесли», –ак вот
же – уже скупили и обнесли заборами, Создали рай, закрытый
– Пиво! – восклицал тем временем Мокрецкий, – Самый
лучший и полезный напиток для мужчины – пиво, Здесь много
возможностей, братцы8 кегельбан, мини-гольф, проекция слай
дов9 отсюда можно спуститься в сауну, а лёжа на этом топчане,
В шортах, майках и резиновых пляжных тапочках мы про
– Единственное, чего вы здесь не получите, братцы, – про
должал Мокрецкий, – так это девочек, – Он хохотнул громко
и раскатисто, – как и мальчиков тоже! Наша оздоровительная
система давно развалилась бы в пух и прах, если бы мы впуска
ли в неё людей, продающихся за деньги, –е, кто любит деньжата
больше, чем свою шкуру, наши закоренелые враги, –олько лишь
полезность, общественная полезность может служить для нас
поводом, Если у тебя водятся деньжата, это ещё не значит, что
– Что вы этим хотите сказать8 в наши ряды? – поинтересо
– В ряды тех, кому по-настоящему дорого всё это, – Мок
«Пока мы там всё не скупили», – вновь зазвучали в моей
– Я, кажется, догадываюсь, почему вы не впускаете сюда тех,
Мокрецкий, как мне показалось, вздрогнул при этих словах,
Он залпом осушил бокал пива и посмотрел на золотой «Polev»,
– Однако, пора мне! Я оставляю вас наедине с бассейном, с
Он подошёл к нише и вновь поколдовал над компьютером,
По другую сторону бассейна опустилась вниз панель, Углубле
ние так ничем и не закрылось, В золотом свечении, льющемся
– Я же сказал – сауна, – пояснил Мокрецкий, – Кстати, если
захотите похулиганить, то только там, внизу, – полушёпотом до
– Что он имел в виду под словом «похулиганить»? – поинте
ресовался Деня, когда Александр Мокрецкий скрылся за дверью,
– Какой ты молодец, Денька, что об этом спрашиваешь, –
– Денька не развратный, не подумай, – великодушно произ
Слегка присев, чтобы не удариться о дно, я нырнул, Бассейн
– Не переживай, – фыркнул я, выныривая и сдувая с лица
– Кому это ИМ? – Жима улёгся в шезлонг, – –ы так гово
– А ведь правда, есть ощущение, – отметил Деня, подходя
к тому месту, где только что сверкал голубым экраном ком
пьютер,
– Есть, – согласился я, погрузившись в хрустальную глыбу
…Погревшись в сауне, искупавшись в бассейне, напившись
пива и облегчившись в шикарных, идеальной чистоты туалетах,
мы обнаружили возле панели, закрывавшей компьютер, белый
пластиковый телефонный аппарат, Девушка в трубке мягким
голосом сообщила нам, что она – медицинская сестра, и в её обя
–ут же, правда, выяснилось, что под словом «желания»
подразумеваются только лишь наши фантазии по переустройс
тву этого зала из бассейна с топчанами во что-нибудь ещё, И в
течение следующих трёх часов мы играли в кегли на кегельбане,
в волейбол и баскетбол отменными упругими мячами, затем в
футбол по просьбе Дени и, наконец, в теннис, После чего девуш
ка из телефонной трубки, словно джинн из кувшина, наколдова
– Мы, наверное, спим, – теперь уже шутя предположил
Деня не слышал – на поверхности плавал лишь кончик
его носа,
– Нет, – ответил Жима, и тут же, спохватившись, добавил8 –
– Где-то год назад, говорят, Когда начало расцветать пред
– А порно здесь можно посмотреть?,, – изрёк Деня неестес
твенно напряжённым голосом, какой всегда бывает, когда чело
Оказалось, что если спуститься вниз, то можно посмотреть
– Нам нужно обязательно раз в неделю бывать здесь, – ре
– Боюсь, мне придётся слишком дорого за это заплатить, –
ГзЬЮЬ 7
ЖОК ЛМБАЛКУОЁО ЖПМД–П МБНОКМАЙП?
На следующий же день, в пятницу, мы встретились с Алек
сандром Мокрецким в его личном кабинете в редакции газеты
– Знаешь, что самое ценное в этом мире? – спросил меня
– Нет, – он повёл указательным пальцем из стороны в сто
рону, – самое ценное в этом мире – это голоса твоих сторонни
ков, Чем больше у тебя сторонников, тем ты сильнее, И подчас
никакие деньги не помогут привлечь сторонников, если нет ещё
– Люди любят открытость, любовь, щедрость, непосредс
– Хорошо, –огда перейдём к делу, Передача с твоим участи
– Я узнал об этом только вчера, – признался я, – от сотруд
– Правильно, – бодро поддержал меня Мокрецкий, – со
трудницы спорткомплекса обязаны приносить только хорошие
– –ы знаешь, под каким девизом пройдёт твоя передача? –
– Очень хотел бы узнать, Я, вообще-то, никаких девизов не
– «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на рас
стоянии»,,, – процитировал Мокрецкий строки Есенина, – –ы не
– Кто это «мы»? – не понял я, – Передачу же делают –атьяны,
–олько произнеся это, я понял, какую глупость сказал, В
– –ак просто не бывает, – отозвался он, вновь бодро и вдох
новенно разлившись в весьма туманных выражениях, – Пере
дачу, любую передачу, делает город, его жители, сторонники и
просто наблюдатели, Каким образом? Очень просто, Они жела
– Что «кто»?,, – Мокрецкий на секунду замер, будто птица,
Мокрецкий распустил было крылья для очередного полёта
над дебрями демагогии, но я вновь «подстрелил» его вдохнове
– Кто в силах дать? Яхонт Ильич Полудрагоценный, дирек
– Яхонт Ильич – как бы себе на уме, но пока он на нашей
Нежелание Александра Соломоновича называть вещи сво
– Наша сторона хочет того же, чего и наша страна, – почти
афористично ответил Мокрецкий, – а страна хочет гордиться
собой, Каждый
хочет собой
9 и наш город – не
– Горожане нашего города, – продолжал Мокрецкий свою
мысль, – нуждаются, позарез нуждаются, в гордости! И они с ра
достью отдадут свои симпатии тому, кто гордится вместе с ними9
кто, строя свой личный прекрасный мир, попутно созидает мир,
окружающий всех нас, –ы приехал из Москвы в наш город, – об
ратился Мокрецкий теперь лично ко мне, – из шумного, деся
тимиллионного мегаполиса, где свершаются все золотые мечты,
Приехал в маленький анклав, отделённый от России другими
странами, или самостоятельными республиками, – как угодно,
–ы понимаешь, что такой факт мы, общественность, не можем
обойти стороной, как не можем обойти стороной и вопрос8 что
позвало тебя сюда в то время, как другие уезжают отсюда в пря
– Не надо! – вскричал Мокрецкий, – –ы совсем другое рас
сказывал нашим горожанам! В передаче, которая в следующую
пятницу, субботу и воскресенье выйдет в эфир под девизом8
«Сохраним в душе Ливиралию!» –еперь нам не хватает несколь
Я встал с кресла, в котором сидел напротив стола, и подошёл
к окну, За тщательно промытым стеклом раскинулся, утопая в
каштанах насколько хватало взгляда, город, Отсюда были вид
ны и озеро, и серое здание «Штадтхалле» с красной треугольной
– И что же это за штрихи, которых не хватает для заверше
– Мы совершим так называемую «поездку по Калинингра
ду», и ты будешь говорить о своих восторженных впечатлениях,
– Эту статью мы назовём «Город, в который я влюбился»,
– И тебя здесь лечат от стресса?,, Как вам, кстати, понравил
,,,Вот такой оказалась плата, Не очень уж и высокой, если
учесть, что город мне и в самом деле понравился9 а его жители,,,
Да боже, о чём я говорю! Я просто не мог, не хотел возвращать
ся назад, в Москву, где (я уверен в этом) меня не ждало ничего,
кроме разочарований9 а здесь мне чуть ли не насильно предлага
ли то, за что в Москве нужно было либо платить, либо бороть
ся иными, подчас очень низкими способами, Единственное, что
было непонятно – какую роль отводят мне в этой странной рек
ламной кампании города, который расположен в странном месте,
,,,Я гулял по Кёнигу почти весь день, рассуждая с самим со
бой8 «Что всё же я совершаю в своей жизни – очередную ошибку,
так и не поняв, что это ошибка9 или пытаюсь вырваться на сво
боду из душащих простыней обыденности и мещанства?,,» Грань
Несколько раз за время своей прогулки я вспоминал о –а
тьяне, и всё надеялся увидеть в толпе её лицо, явно недооценив
размеров города, Шестым чувством я догадывался, что –атья
на могла бы мне рассказать кое-что о том, что же произошло со
мной в кафе «Алина», Из головы не выходила эта её ироничная
улыбка, когда Розалья Ребезандровна, сидя в глубоком кресле
этого моего нового номера, заговорила про истощение, Это было
не истощение, а отравление, причём, умышленное9 и –атьяна об
Итак, я надеялся встретить в толпе –атьяну, явно недооце
В какой-то момент город показался мне огромным монс
тром9 потом он вдруг сжался до размеров игрушечной детской
карусели, в которой вместо лошадок и серых пони, убранных
в расписную упряжь, крутились перед моими глазами киноте
атр «Октябрь», здание «Штадтхалле», парадный подъезд теле
видения «Янтарь», гостиница «Москва» с разметавшимся у её
подножия зоопарком, гостиница «Калининград» с моим новым
Но во всей этой череде, повторявшейся в моём сознании
Ноги сами привели меня туда, –уда, где в просторном, ярко
освещённом зале стоял, словно чёрная, распустившая крылья
Однофамилице Калинина, преградившей мне на этот раз
вход, я торжественно, будто пароль, вручил всего лишь одно сло
–а, как по волшебству, отступила, и я прошёл по тёмному ко
ридору в светящееся золото стен с чёрной жемчужиной внутри,
– Раиса Степановна меня зовут, по фамилии Калинина,,, од
,,,Сегодня рояль стоял в углу, у стены, В зале никого не было,
Откинув крышку и обнажив клавиши, я сел на мягкую бан
кетку и заиграл, рассматривая те из картин, которые попадали в
Картины были странны, Я не силён в живописи, но, как
мне казалось, написаны они были маслом, очень давно, рукою
старого мастера – так искусно передана перспектива, так ес
тественно подобраны цвета, так гармоничны люди, изображён
ные на холстах,,, их позы, движения,,, И всё же была во всём
этом некоторая чертовщина, –ак, седой старец, окружённый
слетевшимися с золотых небес ангелами, держал в протяну
той руке, словно святое чудо, карманный «Walkman», улетая
в божественную стихию вместе с музыкой, струившейся как
видно из крошечных наушников, вставленных в его старчес
кие уши,,, Кающаяся Магдалина на фоне полуразрушенного
стихией города глядела чуть-чуть в сторону, где, к её счастью,
спускался на уцелевшую площадку спасательный вертолёт,,, А
девушка в современной ярко-красной панаме и длинной юбке
цвета морской волны, сидевшая среди старинных книг и тка
ней, имела облик,,, Боже! –ак ведь это черноволосая Клароч
ка!!! На шее красавицы, изображённой на картине, перелива
лись всеми цветами радуги жемчужные бусы великолепного
оттенка и качества,
– Ну вот, – услышал я голос у себя за спиной, – а мы вас
Из-за моей спины выскользнула сама Маталья Бреднис и,
опередив мой порыв встать, расставшись с клавишами рояля, на
Была у неё какая-то особенная талантливость существовать
в музыке8 она двигалась, что-то делала, разговаривала, а музыку
–ут же появилась и черноволосая Кларочка, шумным вос
клицанием своим так же не прерывая моей музыки, а наоборот,
Кларочка выплыла из золотого сияния в длиннющей не по
размеру юбке цвета морской волны и в красной панаме, вся уве
шанная бусами из крупного поддельного жемчуга, так что, если
бы она не подала прежде голос, я принял бы её за восставшую
с картины даму… в эээ… несколько более дешёвом варианте, На
всякий случай я метнул взгляд туда, где висела картина, обрам
– Да, да! – решительно проговорила Кларочка, – весь вер
нисаж придётся теперь проходить в этом тряпье, иначе меня на
картине никто не узнает! Ну посмотрите, разве между мной и
– Клара, – одёрнула черноволосую красавицу Маталья, – твой
способ напрашиваться на комплименты слишком вульгарен,
Но Кларочка не успокоилась, Она сразила нас обоих напо
– Глядя на эту картину, все гости подумают, что в те дни,
когда меня рисовали, я болела СПИДом, не правда ли? – изрек
ла она и исчезла у меня за спиной, не ожидая ни ответа, ни какой-
Маталья Бреднис с грохотом, пытаясь, как видно, заглу
шить Кларочкины реплики, водрузила тяжёлый подсвечник на
Я вновь заиграл, сделав вид, что не услышал слов прелест
– У нас готовится вернисаж, – Бреднис кивнула головой в
Мне показалось, что я не очень верно расслышал, но пере
– Она самая, – подтвердила Бреднис, – самая, что ни на есть
,,,Погасили верхний свет, и свечи запалили в подсвечнике,
Из темноты, проскользнув из узких дверей каморки, где храни
лись холсты с рамами или ещё что-то и куда исчезала поочерёд
но то одна, то другая женщина, выехал, наконец, столик на колё
Приглядевшись, я обнаружил, что кофейный сервиз – вов
се не сервиз8 кофейник был пузат и больше смахивал на зава
рочный чайник9 а кофейные чашечки, даже при тусклом свете
свечей, не были таковыми8 два пластиковых стаканчика и чашеч
ка из самолёта с надписью «Аэрофлот» – персонально для меня,
– Угощение с последней выставки, – объявила Маталья
– –о, что гости пооставляли в тарелках, – пояснила наивная
Бреднис вновь смутилась, Расстроившись из-за её смуще
– Всё не надо, – попросила Кларочка милым тоном делового
– Успокойся, Клара! – на этот раз раздражённо оборвала её
Маталья Бреднис, – К завтрашнему утру я всё принесу из дома,
– Мы на мели, – подсказала Кларочка, выдав, судя по дёр
– Мы на мели, но не унижены безденежьем, – гордо изрекла
та и сменила тему, обратившись ко мне8 – Кстати, а как у вас с
– В любую минуту готов одолжить почти любую сумму кро
– Не признавайтесь в этом больше никому, – посоветовала
Бреднис, церемонно поднося к капризному царственному роти
ку пластиковый стаканчик и делая маленький глоток, – Я тут
– С людьми, – уточнила Кларочка, многозначительно под
Я вытянул вперёд шею, отбрасывая на белую стену трепе
было интересно, но почему-то показалось, что если сделать вид,
Более всего я ожидал следующей реплики прекрасной
Кларочки, но та пока доставала пальцем из своего стаканчика
соринку,
– Вами интересуются в городе почти все, – с невыразимой
печалью проговорила Бреднис, – все, кроме тех, кто действи
Она подлила себе горячего кофе из пузатого чайника и,
внимательно оглядев стену с дрожащей на ней моей тенью, про
изнесла8 – –олько посмейте сказать «нет», потому что о трёх
– Поэтому мы тебя и разыскиваем повсюду, – наконец-то
«У нас утром очень важные переговоры», – вспомнил я её
слова, «Готов заплатить любые деньги за место в первом ряду», –
– И что же, вы согласны, Дурий Пилорамов? – настаивала
«Вот оно, случилось! Я буду петь в этом зале, играя на этом
– Я никогда не отказываюсь от возможности подарить лю
– Вам хватает на номер в гостинице – и вы считаете, что это
– Дурий, дорогой мой, – она протянула свою бледную руку,
коснувшись выреза моей футболки, – скоро вы попадёте здесь в
такие клещи, что только финансовая независимость спасёт вас
– Это был просто-напросто добрый совет, – отредактирова
– Я очень уважаю Розалью Ребезандровну и стиль её рабо
ты, – Бреднис слегка оттянула ткань моей футболки, и по телу
моему прошёл приятный озноб, – и бьюсь об заклад, что вы уже
– Я тоже не говорю о своих делах с посторонними, – про
должала Бреднис, – к тому же спонсоринг – хорошее дело, Мы
с Кларой также часами простаиваем в банках, но,,, – Она отняла
руку от моей футболки и поправила свою рыжую чёлку, – ,,,но
хотелось бы, чтобы нас запомнили стоящими на вернисаже сре
ди картин, а не в душных банковских коридорах в качестве про
сительниц, – она вновь обратилась почему-то к моей футболке, –
Что вы ответите, например, когда у вас поинтересуются, где вас
– Концерты будут очень скоро, – предупредила Бреднис, –
– Правда?!! – Забыв про «воспитание» и немного высо
комерный тон моей собеседницы я не смог скрыть своей ра
дости,
– В таком случае, желаю правильно ответить на вопросы! –
Она улыбнулась, и в свете свечей её улыбка вновь показалась
мне (или была такою) грустной, – Порой, от правильных отве
тов многое зависит,,, Потом кусаешь локти, а исправить ничего
– Но люди часто хотят слышать и нечто другое, – уклончиво
– –е, кто захочет услышать от вас что-то другое, будут не
– Если от вас хотят слышать что-то кроме разговоров об ис
кусстве, значит, вами манипулируют, а не разговаривают, как с
артистом, – Она раздражённо поёжилась, – Неужели не понят
но?!! Это даже не математика – это арифметика, Говорящий с
вами о канализации и требующий при этом правильных ответов,
– У нас вчера в соседнем подъезде, – начала было Кларочка,
но, поняв, что попала не в струю, тихо умолкла, сделав глоток
из пластикового стаканчика и вновь заинтересовавшись плава
,,,Я возвращался домой (ха-ха! – только не домой)… я воз
вращался в отель, абсолютно уверенный в том, что намерева
юсь сделать дальше, И первое, что произойдёт, – это завтра мне
придётся очень-очень разочаровать Розалью Ребезандровну, Да,
конечно, она сделала для меня многое, и я многим ей обязан, но
единственное, кем я мог оставаться в этой жизни, – это артистом,
Зачем доставлять ей и всем, кто меня теперь окружает, душевную
боль? – лучше бороться с неприятностями, чем с их последствия
ми, Пускай лучше сейчас они испытают разочарование в моих де
ловых качествах, нежели потом наступит крушение их иллюзий,
Разумеется, в мои намерения вовсе не входило при встрече ха
мить глупой молоденькой девушке – даже не журналистке, а жене
богатого бизнесмена, который усиленно продвигает её по служеб
ной лестнице9 но в то же время, я не собирался заискивать перед
ничего из себя не представляющим созданием только потому, что
её богатый муженёк с его связями и деньгами нужен, причём не мне,
а совершенно посторонней женщине, устраивающей свои дела,
Всё, чего я хотел – это просто оставаться самим собой, Не
,,,–ам, в галерее, я подумал было пригласить Бреднис и ми
лую Кларочку этим вечером поужинать в ресторане, Но если
быть до конца откровенным, если быть и в самом деле самим со
бой, то я не люблю ресторанов, Это меня и остановило, С боль
шей охотой я предложил бы им «пирожки с котятами», за ка
чество которых так опасается Розалья Ребезандровна9 пирожки
На маленькую площадь возле гостиницы «Калининград»,
где расположились торговые лотки и палатки, выходили к вече
ру бабульки, Они продавали сигареты, хлеб, пиво, водку, дешё
вые вина и кур,,, Жареные, хрустящие, прочесноченные цыплята
были завёрнуты в тысячи одёжек, чтобы «не простыть», как го
Всё, что было для меня сейчас самым желанным, самым
прекрасным и романтичным, это бутылка водки и курица в ты
сяче одёжек, Это было прекраснее любого ресторана, честное
слово, и если бы был со мной в этот момент кто-нибудь рядом,
я пригласил бы этого «кого-то» не в ресторан, а к себе в номер,
покушать курицу, разрывая её руками и запивая водкой со слад
ким чаем, «Интересно, – подумал я, – стала бы Маталья Бреднис
ГзЬЮЬ 1.
ИПЗБЙШЖА МПЗШИАЙ,
–атьяна что-то знает!
Утром меня разбудила телефонным звонком Розалья Ре
– Помнишь ли ты ещё о рандеву с журналисткой, звёздочка
Я ответил, что помню, что не надо волноваться, что я сам с
ней поговорю и что всё будет в лучшем виде, Однако я прекрасно
понимал теперь8 после разговора с Матальей Бреднис «в лучшем
Итак, я понимал, что в лучшем виде уже ничего не будет, но
все прежде совершённые мною ошибки лучше исправлять мягко,
Розалья Ребезандровна ответила, что и не сомневалась во
мне, и очень надеется на то, что я проведу разговор с журналис
Я повесил трубку, мучимый теперь угрызениями совес
ти, Зря вы на меня надеялись, Розалья Ребезандровна! А ког
да я откажусь делать интервью с Мокрецким о том, в каком
бурном восторге нахожусь от города Калининграда, от вас
уплывёт и «Ливиралия» Соломона Мокрецкого, Глупо всё
получилось,
,,,Но, как оказалось, Розалья Ребезандровна и не собиралась на
меня надеяться8 у места встречи, назначенного журналисткой Му
ленькой, перед главным входом в телерадиокомпанию «Янтарь», уже
в нетерпении мерили шагами бетонную площадку братья Вагины,
Муленька вышла из здания и, ничуть не удивившись, что
– Мы немного задержимся, – сказала она, будто извиняясь, –
– Может быть, не надо? – проговорил я, обращаясь к Вагиным, –
Может быть, вы меня у озера подождёте?,, Погода хорошая,,,
– Нет, нет, – ответили они, – нам очень интересно, как дела
Поплутав по длинным коридорам, мы вошли в помещение,
– А можно нам тоже в студию? – разом захотели Деня с Жимой,
– Нельзя, к сожалению, В частности оттого, что я – молодая
Но я тут же взял себя в руки8 «–ы должен быть обыкновенным
человеком, которому приятны все, и уж тем более, прекрасная де
вушка, что собирается с тобой беседовать, Помни, что сказала Мата
лья Бреднис8 «
Порою от правильных ответов многое зависит
»,
Оператор сообщил мне, что у него всё в порядке, и запись,
в принципе, уже идёт9 и мы начали разговор, Муленька тут же
предупредила, что никаких склеек не будет, и говорить нужно
Этот факт приятно удивил меня8 какая же она бездарная
Муленька начала задавать вопросы, и, что самое интересное –
все об искусстве, так что я особенно не напрягался, Ни разу она
не поинтересовалась у меня тем, как работает калининградская
–ема канализации использовалась Матальей Бреднис не просто в
стве метафоры, Увы, приходится признать, что в ходе боёв за город,
а также после бомбёжек города англичанами с воздуха система канализа
ции была полностью разрушена, При реставрации домов и проектировке
новых строений не было предпринято ничего для восстановления такой
«мелочи», как водопровод – изобретение, которым гордились ещё древние
римляне, –аким образом, вода во многие дома, особенно в центре города,
поступает по каплям, и управляться с унитазом, к примеру, приходится
порой с помощью ведра загодя набранной воды, что весьма неудобно и, бо
Итак, в течение часа мы разговаривали, смеялись, мечтали9
я вспоминал всякие казусы на концертах в Москве,,, короче, я
просто болтал с очень приятной девушкой, совсем позабыв о
Муленька спросила, нравится ли мне Калининград, и слу
чайно ли я сюда попал, Понимая, что я полностью разрушаю
планы Мокрецкого и Розальи Ребезандровны, и чувствуя себя
при этом ну, очень хорошо, я ответил, что сюда попал совершен
но случайно9 что с таким же успехом я мог попасть в любой дру
гой город России, Калининград мне нравится, но я его пока не
знаю8 чтобы узнать город, по нему надо бродить пешком долгие,
,,,Она спросила, есть ли в моей жизни такой город,,, город, в
– Москва, – ответил я, сам себе в этот момент удивляясь, –
а потом, словно пробуя это слово на вкус, добавил8 – Па-а-а-а-
,,,Она спросила, где меня можно услышать в Калинингра
де, и я мысленно поблагодарил судьбу за то, что она подарила
мне эту прекрасную встречу с девушками в галерее, Я рассказал
о Маталье Бреднис и о том, что мы планируем обширную кон
– Концерты будут очень скоро, но я не знаю точных дат, –
повторил я слова Бреднис, и сам от себя добавил, – но где они
состоятся, я уже догадываюсь8 в прекрасной художественной га
Внутренним взором я увидел, как бесятся сейчас Деня с
Жимой, Это был последний момент, когда я о них вспоминал,
Больше за время разговора я не думал ни о чём, кроме как об
О Дене с Жимой я вспомнил лишь, когда мы возвращались
– Ваши друзья ушли, – сказал тот, – ушли, почему-то очень
С Муленькой мы распрощались как старые знакомые,,, как
лучшие друзья, которые отвели, наконец-то, душу, помечтав, на
смеявшись до коликов, проведя прекрасно время, Удивительно,
но, как оказалось, для этого совсем не потребовалось нам ни еди
Я вышел на улицу, Солнце заливало поросшую травой
зелёную поляну, раскинувшуюся перед зданием телерадиоком
пании, Кругом было тихо и хорошо, «Говори только об искусст
ве», – сказала Бреднис, –еперь они все поймут, что «поставили
не на ту лошадку», И тогда страсти вокруг меня успокоятся сами
…Не успел я вернуться в номер и броситься на постель, как
– Ну вот, теперь придётся платить по счетам, – мрачно сооб
щил я сам себе, – все знают, как это бывает8 «Мы для тебя – всё, а ты
для нас?,, Отдавай теперь всё назад, если ты нас так не уважаешь»,
– Я просто решил, что ты права и пора перестать играть в
– Не верю, что в жизни всё так просто происходит, – послы
шалось в трубке, – люди без борьбы не отказываются от своего
– Но часто
люди понимают, что взялись не за свою
– –ы хочешь сказать, что я испугался?!! – воскликнул я,
– Но я это понимала и понимаю9 а вот ты вряд ли понима
– И теперь, с ужасом наложив в штаны, ждёшь развенчания?
– –ут одна девушка мечтает справиться о твоём самочувс
– Алло, кто это говорит? – не без раздражения поинтересо
вался я, Обидно, когда твоя любимая девушка предлагает тебе
поговорить с кем-то ещё,,, «Любимая? И когда это она стала для
Я мысленно перебрал всех знакомых Лен, Ни к одной этот
На минуту девушка замолчала, очевидно, в растерянности,
и я пожалел, что бесцеремонным грубым своим тоном обидел её,
– Знаете, – заговорил я в трубку, – у меня очень плохой
слух,,, вы можете в это поверить?,, Даже родная мама, когда мне
звонит, то тут же, в начале разговора, во избежание недоразуме
– Это Лена, которая обслуживала вас в Алине,,, Вы меня ещё
–ут же я вспомнил смущённо-напряжённую девушку, что
обслуживала наш столик в тот день, когда со мной случилась эта
– Я хотела спросить о вашем самочувствии, – ровным, безо
– Алло, – теперь это был вновь голос –атьяны, – Спасибо, –
поблагодарила она, – ты даже представить не можешь, как для
– Перестань так говорить, – произнёс я, – ты же её обижаешь,
– Она нас сейчас не слышит, – зашептала в трубку –атьяна, –
– О–РАВИЛСЯ? – Я подскочил до потолка, – –ы сказала
– Я с тобой поговорю на эту тему, если ты обещаешь, что всё
– Подъезжай в Алину, –олько никаких театральных эксцес
– Оставь, Просто сидят тут… два молодых человека,,, никак
– Братья Вагины? – догадался я, – Ну, тут уж мне достанет
ГзЬЮЬ 11
ЖАЖ ДНЖАОШ НЛКЙНКМКВ
В кафе «Алина» было ещё далеко до часа «пик», В зале ни
кого не было, Официантки лениво прохаживались по залу, где
в дальнем его конце сидели братья Вагины за отдельным столи
– Что же это получается, Пилорамов? – начал было он, даже
не обратив внимания на –атьяну, с которой он, по-видимому,
– Мальчишки, – обратилась –атьяна к Дене во множествен
ном числе, – я вас очень уважаю и ценю, но если вы, конечно,
позволите, мне хотелось бы поговорить с Дурой,,, тет-а-тет, как
Это было весьма неожиданно, но Деня послушно повернул
Пока мы сидели, изучая меню, в пустынный зал загляну
ли ещё двое, избравшие, как и мы, послеполуденную «Алину»
местом, где можно поиграть в прятки со всеми остальными, Эти
двое заметили нас с –атьяной и исчезли в одной из ниш, Были
то милая девушка в летнем лёгком сарафанчике и джентльмен,
её спутник, в чёрном пиджаке, несмотря на ранний час, и с бе
левшей под подбородком накрахмаленной сорочкой, правда, без
Я изучал тем временем меню на предмет «чем же из скуд
ного ассортимента нашего ужина меня могли отравить», И кто,
Или это просто была ошибка на кухне?,, –огда бы попадали в
Мне неудобно было первому заговаривать про своё собс
твенное отравление, и поэтому мы ещё минут десять изучали
Со своего столика Деня с Жимой пристально наблюдали
за нами,
– Я не помню, ты пообещал, что всё останется между нами? –
Я пообещал для верности ещё раз, затем косо перекрестил
ся, а потом ковырнул ногтем большого пальца передний зуб, как
делали ребята на дискотеке в кинотеатре «Октябрь», говоря тем
самым, что «если не сдержу слова, то этот самый свой зуб дам
–атьяна поверила моим усердным клятвам, но на всякий
Деня с Жимой, сидящие за своим столиком, смотрели те
– –ише, Вот так, Попросили, – –атьяна закурила, и сигарета
дрожала в её пальцах, трепеща огненным кончиком, – Я тебя по
нимаю, я тоже закричала «как?!!», когда она мне в слезах всё это
рассказала, Но я очень тебя прошу, никаких претензий к Лене,
– Но это же покушение на убийство, – зашипел я, стараясь
– Лена тоже так решила, Бедная девочка всё это время тряс
лась от страха, думая, что ты откинул копыта, прости за выраже
– Я и в самом деле чуть не откинул копыта! Кто попросил её
подмешать порошок? Вагины?,, – я злобно зыркнул на столик в
противоположной от нас нише, Вагины, наклонившись через стол,
что-то шептали друг другу, В какой-то момент всё прояснилось, и я
понял то, о чём давно подозревал, У Вагиных был резон это сделать,
Но логическую цепочку своих рассуждений я теперь потерял,
– Ничего себе, – зловеще расхохотался я, больше не сдержи
ваясь, – милая наивная девочка! К ней подходит неизвестно кто8
– Совсем не крысиного, – почему-то обиженно произнесла
– Послу-у-у-шай-ка!!! – вдруг озарило меня, – –ы так гово
– –ы с таким знанием дела говоришь о моём отравлении, что
– И какой же резон? Какой смысл мне встречаться теперь с
тобой здесь, в Алине, на глазах у всех и всё рассказывать,,, – Она
замолчала, мотая головой, потом поднесла руку к лицу, будто бы
– Что «после того, как»? Как я не отбросил копыта, к ваше
И тут мы разом вскрикнули8 сбоку от столика, в чёрной
юбочке и белой кофточке стояла она, официантка Леночка, Я
уже хотел было приступить к допросу, но –атьяна, разгадав моё
На широком подносе, который Леночка поставила на стол,
уместилось всё8 два бокала с апельсиновым соком, сто граммов
водки для меня, двадцать граммов коньяка для –атьяны, сладкое
–ак и не допрошенная Леночка спешно удалилась, расста
– Ну, – попытался угадать я, – где у нас сегодня крысиный
– Перестань паясничать, это был не яд, именно поэтому я
– Это немного другая история, но она связана с твоей, – на
чала –атьяна, закуривая новую сигарету из бело-голубой пачки
«Ротманс», – –ы знаешь, Калининград – город портовый, сюда
всё время завозят всякую дрянь, –олько не перебивай меня,,,
– Она низко склонила голову, глядя, словно в зеркало, в чашку с
чаем, – Сюда привозят шмаль, таблетки всякие,,, люди это про
буют, конечно,,, И ребята мои пробуют, и я тоже,,, иногда,,, Не
давно появилась такая штучка,,, типа порошка, напылённого на
бумагу – на тонкую такую, вроде папиросной, В общем, мы все
попробовали, Это интересно было, понимаешь? – Она вскину
ла голову, поправила чёрную чёлку и взглянула на меня своими
чёрно-карими глазами, – Я только хочу, чтобы ты понял8 МЫ
ВСЕ Э–О ПОПРОБОВАЛИ! Это действует очень странно,,,
–о есть человек становится таким странным,,, И вот, появилась
такая игра8 кому-нибудь подмешивали незаметно, и начиналась
потеха, Человек-то не знает, не понимает, что с ним происходит,,,
Его ведёт, а он старается оставаться нормальным, потому что
мозги говорят8 «Вроде мы свежие, а?» – Она нервно хохотнула
сквозь слёзы, выступившие на глазах, – И когда к Лене подошли
и сказали «Давай сделаем это с певцом», она просто согласилась8
«Давай сделаем», Я понимаю, сейчас это звучит дико, но, поверь
мне, это выглядело как простая шалость! День назад мы подме
–атьяна попыталась весело засмеяться, но смех не получился,
– Леночка не знает этого парня, Он сказал, что он твой при
– Он сам при ней срезал ножичком порошок с «марки», а ей
– Да-а-а… – протянул я, – хорошее у вас заведеньице, нечего
сказать! Но я сюда приехал не за тем, чтобы играть во все эти
игры, Вы можете сколько угодно совершать над собой террорис
По всему телу разлилось у меня это отчаяние и безнадёж
ность, Я напоминал себе рыбину, над которой делают всякие
эксперименты, а она плавает себе, думая, что находится не в
аквариуме, а в море,,, Вот так за тобой следят и следят, Может
быть, и сейчас следят, Изучают8 и какова же будет его реакция,
если мы расскажем ему потом, о чём он тут бредил, пока был в
отключке,
Наклонив графинчик, похожий на химическую колбу, я
плеснул в рюмку водки и тут же водку эту выпил, словно верил,
что вот выпью я сейчас – и всё мигом изменится, Как ни стран
но, водка произвела именно такое действие надо мной8 по телу
разлилось тепло, а потом тепло проникло в мозг, выйдя из мозга,
осветило всё кафе радужным светом и тронуло даже –атьяну зо
–атьяна пригубила свою рюмку, –еперь тепло разлилось по
ней, пробралось в её мозг, затем добавило сияния в полутёмную
–ак мы и сидели несколько минут, озарённые, пока –атьяна
– Не знаю, – пожал я плечами, – никогда не встречался с
– А с кем ты пошёл кушать курицу в номер? – был новый
Я вновь наклонил лабораторную колбу над своим килишком8
– Как же я мог знать? Эта идея возникла у них после того,
– Знаешь, когда я очень сильно испугалась? – –атьяна вновь
– –ам на двери были цифры8 «
»,,, –ебе не кажется это
– С нервным истощением ассоциируются у меня эти цифры, –
– Я назвал номер, в котором меня потом поселили? – уди
– Да это и был бред, И в этом бреду ты сказал,,, – она подня
ла прикрытые веками глаза, как делают, когда пытаются припом
нить нечто важное, и процитировала, – «
ЖКГАА ИЧ ЛКФЗД
В 214©е ЖПФАОШ ЖПМД–П,,, Н ЩОКГК ВНЁ Д ЙАУАЗКНШ,
ЩОК БЧЗК ЙАФБЕ КФДБЖКЕ
», –ак с кем ты кушал кури
– Это что, часть вашего эксперимента? – не понял я, – Ах
да, конечно, вы продолжаете ставить надо мною свои опыты, И
в один прекрасный момент и ты, и Деня с Жимой, и Розалья Ре
безандровна появитесь передо мной в белых халатах и объявите,
что защитили диссер, Как твоё настоящее имя? Да, да, я знаю,
Алекс давно готовил меня к встрече с тобой,,, Кафе Алина, моги
ла Канта, девушка –аня,,, Я ещё в Москве всё это слышал, При
– В том, что ты офицер запаса, старшая медсестра «КПСС»!
,,,И вдруг над нашими головами прозвучало8 «Извините, по
Мы вновь оба вскрикнули от неожиданности, Перед нами
– Это вам шампанское, – проговорила Леночка, смущённо
Из тёмной ниши сверкали на нас глазами Деня с Жимой,
На их столе стояла такая же медицинская колба с водкой, как
и на нашем, Послать нам шампанского после всего, что про
изошло, они не могли, Разве только с лошадиной дозой стрих
нина,
С дальнего столика, находившегося в одной из ниш, при
ветственно поднял руку тот самый молодой человек в чёрном
пиджаке, кавказской, как принято говорить, наружности, Рядом
– Разбирайся сам, – предложила она, Глаза её горели инте
– Не могли бы вы нам что-нибудь спеть? – подал голос со
Почему-то мне показалось, что заговорил он голосом Кобы9
и если я сейчас откажусь петь, меня тут же расстреляют, и – ко
Но несмотря на восточные «сталинские» интонации, голос
был дружелюбен и мягок, а Леночка уже откупоривала шампан
ское, Петь ужасно не хотелось, но я всё же встал и подошёл к
вжавшемуся в стену, испуганному, как и я, пианино в эфемерной
надежде, что вот сейчас я открою крышку, а под ней не окажется
Но клавиши были на месте, Эфемерная мечта моя улету
чилась,
Молоточки посылали свои удары не куда-нибудь в пустое
дерево, а струнам9 и струны завибрировали, задрожали, и мне
Краем глаза я заметил братьев Вагиных, вышедших из сво
Но как только я запел, все мысли унеслись из этого помеще
ния, из этого города – к Зосе,,, –
Наша жизнь – карусель, Вертится
по кругу, Этот замкнутый круг просто так не разбить, – пел я,,,
«Зачем мы всё же расстались?,,» – Разве можно уйти и друг друга
забыть, –олько лишь потому, что мы больше не любим друг друга?,,
,,,Неужели не было шанса? Неужели в какой-то миг я не
почувствовал себя сильнее,,, несущим ответственность, в конце
В этой моей песне я был сильнее себя – того, который бро
сил всё, в том числе и любимую девушку, и умчался прочь от
проблем, забот и поисков выхода, В этой песне я, более сильный,
нежели реальный «я», искал решение, пытался спасти уходя
,,,Я допел песню, смутно ощущая, что произошло нечто,,,
будто бы Зося услышала меня, Будто бы и в самом деле спусти
,,,Просто так отделаться от чернопиджачного не удалось,
Окончив песню, я направился к –атьяне, в ужасе заметив, что
братья Вагины сидели теперь за нашим столиком, На счастье
чернопиджачный опередил меня, и, полуобняв, увлек к каким-то
дверям слева от сцены, Я видел, что иногда в эти двери просачи
ваются официанты, но мне и в голову не могло прийти, что там,
за этими дверьми – ещё одна полутёмная и абсолютно пустая
зала, также уставленная столиками, Отличие этой залы от той, в
которой мы привыкли сидеть, заключалось в том, что отделка её
была богаче, и столы накрыты дорогими накрахмаленными ска
–ут же загадочный «Коба» признался, что он – банкир, –оч
нее – президент одного из крупнейших калининградских банков,
– Что ты хочешь получить за то, что пел дэля нас? – спросил
Рафик, повергнув меня этим вопросом и его неожиданностью в
данной ситуации «киднепинга» в полную прострацию, и продол
жал8 – –олько учэти, что ми, банкиры, очень редко задаём такой
«Надо думать», – мелькнуло в моей ничего не понимающей
– Но если уж задаём, – продолжал Рафик, – то знаем кому, и
держим слово, Вот моё слово8 если тебе нужна квартира, если тебе
нужны деньги, всё тебе дам, –олько скажи, Не попроси, а скажи,
– Знаю, – перебил меня чернопиджачный Рафик, – имен
но поэтому ми сейчас здесь, Именно поэтому я задаю тебе такой
Я посмотрел в его глаза и, к удивлению своему, осознал, что
этот человек не играет со мной, что если он что и умеет, то имен
«Хорош же я буду, если заставлю его сейчас это сделать, –
подумал я, – вот проснётся он, протрезвеет (при этом никакого
признака опьянения в глазах моего таинственного собеседника
я не находил) итак, протрезвеет он и вспомнит8 «А Я ЖЕ ОБЕ
Именно поэтому я и произнёс, с трепетом слушая эхо свое
го собственного голоса, разлетевшееся по пустынной роскош
ной зале8
– Спасибо за веру в то, что я достоин, но мне не нужна по
Всё ещё надеясь, что собеседник мой пьян и просто тща
тельно скрывает это, я в то же время с сожалением подумал, что
вот сейчас он начнёт меня умолять, как все пьяные, и разговор
наш, такой таинственный и неожиданный, превратится под ко
Банкир же Рафик вместо этого посмотрел на меня внима
– Заключим с тобой договор, Если вдруг что-то понадобит
Визитка, словно игральная карта, легла на накрахмаленную,
– Я стану твоим Сarassius auratus, – произнёс он, и голос его,
«Карась», – догадался я, (Было понятно8 хоть он и считает
–ут же банкир испортил волшебное впечатление от своих
«Вот они, спонсоры, о которых мечтает Розалья Ребезанд
ровна, – пронеслось у меня в голове, – уверенные в себе хозяева
жизни, дающие всему в этом мире окончательную и беспрекос
Возникнув из ниоткуда, к нам подошёл официант – моло
– Что будешь пить? – спросил меня Рафик таким тоном,
Рафик, не глядя на подошедшего официанта, всё тем же ти
– Мне шампанское безо льда, пожалуйста, – дополнил я со
вершенно глупо и невпопад, демонстрируя полную свою неком
– Без льда, – предупредил официанта Рафик спокойным су
Я понимал, что он нарочно повторяет за мной мою глупость,
смягчая тем самым мой конфуз, и медленно, откуда-то из глу
бины души, во мне стали подниматься благодарность и тепло к
– –и знаешь, за что я тебя сразу полюбил? – произнёс Ра
фик, как только официант отправился выполнять заказ, и сам
тут же ответил8 – Когда я подошёл к тебе, ти и понятия не имел,
что это за тип мешает тебе общаться с твоей подружкой, Однако
Я сидел и молчал, Я не знал, как надо реагировать на такие
– А знаешь, почему я попросил тебя спеть? – продолжал Ра
фик и вновь тут же сам себе ответил8 – Потому что у меня было
мерзко на душе, –ам, за тем столиком, я расставался со своим
– Мы не ладим с ней, из-за того, что я банкир, – произнёс
– Потому что вы считаете, что если у вас есть деньги, вы мо
– Совершенно верно, – согласился Рафик, – мой дэвушка
мне тоже так сказала,,, только что, там, за столиком,,, Короче, она
твёрдо намерилась расстаться со мной, И тогда я сказал8 «Я хочу
подарить тебе песню о любви», «Сам будешь петь», – спросила
она, А я сказал8 «Я попрошу для нас спеть вон того молодого
человека, Он – певец, А певцы – как дети, Их устами глаголет
истина, Давай, – говорю я, – загадаем8 если он споёт о неслучив
шейся любви, ми расстанемся9 если же о надежде и вере, ми,,,»
«Не будет он для тебя петь, – прервала меня она, – –ы что, счи
таешь, что за твои денежки все перед тобой готовы на цырлах
– Грубо сказала, – опечалился Рафик, – но я заслужил таких
слов, – И продолжил8 – Я объяснил ей8 певец этот из Москвы и
никого в нашем городе не знает, Я для него – простой мужик за
столиком среднего кафе, –ак вот, как простой мужик я пошлю
ему бутылку дешёвого шампанского, а потом просто попрошу8
«Спойте нам что-нибудь,,,» «Ничего у тебя не получится, не бу
дет он петь», – ответила она, но в глазах её уже засветилась искра
– А потом ты спел эту песню, – заключил Рафик, – про рас
ставание, Про то, что перед расставанием нужно зажечь свечи и
обо всём хорошо подумать,,, не совершаем ли ми ошибки,,, И ты
знаешь, пока ты пел, она плакала, А когда прозвучала эта послед
няя фраза8 «Если есть такая сила, которая может нас помирить,
К нам подошёл официант, вновь материализовавшись из
ниоткуда, и так же в никуда исчез, С моей стороны стола на не
высокой подставке стояло теперь небольшое серебряное ведёр
ко, набитое вместо льда накрахмаленными салфетками, из кото
рых торчала бутылка французского шампанского9 на столе перед
– Я не просто выиграл пари, – проговорил Рафик, когда мы
вновь остались одни, – я понял, что ми с моей дэвушкой не рас
станемся,,, по крайней мере, ни сегодня и ни завтра, Я понял, что
ты невольно спас нашу любовь, А может быть, сознательно,,, как
– Есть такие люди, – пояснил Рафик, – они, как ангелы, спа
сают нас от обыденности и быта, Они делают это просто так,,, им
Решительно, без упоминания о деньгах и стоимости вещей
– Мы сделаем сейчас так, – проговорил Рафик, – я покину на
время свой дэвушку, а ты – свою компанию,,, поедем, развеемся,
– Никаких «но», Подойди к своей подруге и объясни, что
у тебя деловая встреча, Это самое лучшее объяснение, А потом
Оставив нетронутым дорогое французское шампанское и
коньяк, мы вышли из «потаённой залы», Основной зал встретил
нас лёгким гулом пока ещё немногочисленной публики, Кафе
«Алина» постепенно начинало свою вечернюю жизнь, Устро
ившись в низком стульчике и молитвенно сложив руки на ог
ромном талмуде с текстами песен, словно кающаяся Магдалина,
– В чём дело, Пилорамов? – начал было решительный Деня,
– –ы знаешь, что это богатейший человек во всей области,
– Молодец, Пилорамов, – не без ехидства бросил Деня, –
Я посмотрел на поющую –атьяну, –а же мысль отражалась
–еперь предстоял «проход сквозь строй», У всех на виду,
под взглядами Дени и Жимы и других посетителей ресторана, я
подошёл к столу, за которым сидели Рафик с девушкой, –атьяна
– Познакомься, это Рафаэлла, – И, обращаясь к Рафаэлле, –
Девушка посмотрела на меня снизу вверх, и тихо прогово
,,,Когда мы уходили, я на мгновение обернулся, Деня с Жи
мой так и продолжали смотреть на меня с оттенком презрения,
Ещё я заметил очередной графинчик дешёвой водки на нашем
столе, на том самом столе, который я покинул, перейдя с Рафи
ком в VIP-зал, и мне почему-то стало жалко и Деню с Жимой, и
– Всё, Ухожу я из вашего сумасшедшего дома, – шепнул я
УАНОШ 3
«ВЧСКА В НВБО»
«,,,Плевал я на вашу общественную лес
тницу – чтобы по ней подниматься,
нужно быть пидорасом, выкованным
из чистой стали с головы до пят!»
ГзЬЮЬ 1
МАРДЖ ПНОМАДВАБО АПЖ–ДКЙ
– Что ты делаешь с этими людьми? – повторял Рафик бес
престанно, пока мы неслись на его шикарном джипе по тёмным
– –ы, Говори со мной на «ты», – выдохнул Рафик, пролетая
– Да не в возрасте тут дело, – заговорил было я, но, поняв,
что тема ведёт в тупик, воскликнул вдруг8 – Покажите мне, Ра
– Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты, – по-восточному
– Но вы же едете сейчас с одним из той компании – значит,
С этого мгновения замелькали бары, лица, проступающие
сквозь сизую пелену сигаретного дыма, танцующие пары, руко
Всюду, где мы появлялись, с лицемерной готовностью ме
нялись скатерти, столы сдвигались, раздвигались, В одном из
заведений, куда мы оба завалились уже совсем пьяные на вих
ляющем из стороны в сторону джипе, из тёмного пыльного угла
выкатили по приказанию Рафика пыльный же старинный белый
рояль, и я охотно пел, вяло борясь с навязчивой тенденцией по
забывать все слова, перепутать все аккорды, и вообще упасть с
К двенадцати ночи мысль моя прояснилась, и я, встав из-за
рояля и вернувшись за наш стол, возвестил всей компании, соб
равшейся в этот момент вокруг нас, что «
часы пробили полночь, и
в кинотеатре «Октябрь» ждут меня на сцену, где я имею честь
Громче всех хохотал некий бизнесмен, фамилию которого,
как, впрочем, и имя, я уже не в состоянии был запомнить из-за
– И что с тобой случится, если ты не появишься в своём Ок
– Это моя работа, я получаю за неё деньги, и на эти деньги
Хохот грянул такой, что бутылки затряслись на столе, дроб
но позванивая жалобным тоном разбитого колокольчика, и толь
ко Рафик не хохотал9 а бизнесмен с никак не запоминающимися
именем и фамилией неожиданно вскочил со стула и обратился к
– А скажите-ка мне, спрос ведь рождает предложение, не так ли?,,
Пока я пытался сообразить, кто кого рождает, присутству
ющие за столами, более, очевидно, подготовленные к такого рода
– Хорошо, – обрадовался бизнесмен, – если я предложу за
твоё выступление пятьдесят долларов, кому ты покажешь своё
– Нечестно, – закричали все кругом, – за хорошего артиста
Все вновь бурно заспорили, и в общем бурном веселье я ус
Все ещё больше зашумели, вдохновлённые новой игрой, за
ключавшейся, как видно, в задаче не пустить меня сегодня рабо
Я сидел, ухватившись за планшетку стола, как громом по
ражённый, Более всего меня поразил тот факт, что за семь песен
– –риста, – послышалось из общего хора голосов, – даю
– Смерть Октябрю! Смерть Октябрю! – заскандировала из-
– –риста – раз9 триста – два9 триста,,, – принялся отсчиты
– Я ухожу, – предупредил я, – если вы не перестанете изде
ваться, я ухожу, И не надо мне никаких денег, я и так могу спеть,
Последние мои слова утонули в общем хохоте и гвалте, –е
перь к торгам подключились ещё четыре столика, а разбитый бе
– –риста пятьдесят! –риста пятьдесят долларов – раз9 трис
Всё, что теперь от меня требовалось, это встать и уйти, Не
льзя было терпеть такого издевательства, –риста пятьдесят дол
ларов равнялись почти полутора миллионам рублей – это при
том, что за вечер в «Октябре» я имел в рублях пятьдесят тысяч!
Ну, не было ли это издевательством? Просто называть такие
суммы – уже издевательство9 а ещё и обещать их за семь про
петых песен,,, Я прекрасно знал цену таким обещаниям,,, посме
ются, и всё тут, И буду я петь для них весь вечер, чуть не падая
со стула, а в конце они скажут8 «Что, ты ещё денег захотел?,, А
– Всё, Стоп! – закричал я, не в силах больше слышать гогот
и крики, – Я согласен, Я согласен для вас петь, только прекрати
С грохотом выбравшись из-за стола, неверной походкой я
– Он не споёт,,, не споёт, – послышался женский голос, – он
В полной тишине зашелестели бумажки, Они и в самом
Стены кружились вокруг меня9 впереди маячил рояль,
слившись с белым пятном рубашки официанта, ставившего на
Безымянный бизнесмен встал одновременно с тем как я,
чуть не промазав, плюхнулся на крутящийся стул перед желто
– Здесь пятьсот долларов, – громогласно сообщил бизнес
– Условия ставки следующие, – продолжал бизнесмен, – став
ка в пятьсот долларов против семи песен без запинок и падений,
– С наградой для певца после каждой песни, – повысил он
– После каждой песни певцу преподносятся в качестве на
Со всех столиков вновь послышался ропот возбуждённых
голосов, превратившийся для меня в шелест листьев, слетающих
Сердце моё гулко застучало, Пятьсот долларов! И это не шутка!
У меня и в самом деле была возможность отхватить такую сумму!
Два миллиона рублей!!! При пятидесяти тысячах за вечер в «Ок
тябре»!!! У меня была возможность, Именно была, а не есть, потому
что этим последним условием – водка после каждой песни – они
напрочь отобрали даже малый шанс, Ведь если я уже сейчас пьян и
начну в таком состоянии петь, то седьмую песню я спою с дополни
тельными трёхстами граммами водки в желудке, Почти с бутылкой
водки, Кто это вынесет? – Да никто не вынесет, Ни за пятьсот дол
ларов, ни за миллион рублей,,, Всё равно окажусь в могиле,
,,,Что, уже ушёл этот чёртов поезд?,, Осенний скромный
лист летел за пустым чёрным хребтом вагона, когда тот провали
Пальцы, Когда пальцы упираются в клавиши, тело само со
бой обретает равновесие, как если вставляешь палец в телефон
НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ –УДА, ГДЕ –Ы БЫЛ
Эй, ты! –ам, на палубе! –ы неправильно сказала,,, –ы, ко
торая блондинка,,, Дюймовочка из цветка!,, Никогда не возвра
Мамочка! Ну, пожалуйста, скажи им, чтобы они перестали!
Я забьюсь в самый тихий уголок, я больше не пикну никогда ни
Это что же происходит? Где мои руки? Куда опустили мои
Всё у меня есть, но больше я не пойду с тобой, Я не хочу в
тёмные подъезды, и не хочу больше петь на лестнице, Не хочу,
чтобы мне кололи в вены грязную жижу, разведённую в ложке,
Мамочка! –олько здесь,,, погаси свет,,, мягкая постель,,, я
люблю свою постель,,, зачем мне отрезали руки? Мамочка! Засо
H?M?IS,,, ЖАМЭ,,, ЖАМЭ,,, «Он всё твердит «жамэ», и
,,,Лампочка у него на посохе зажигается, потому что там
Мамочка! Лучше дед-мороз! Всё, что угодно, только пога
Стуки,,, вагонных колёс,,, Боже! Нет,,, не так,,, БОЖЕ-Е-
Е-Е!!!
,,,Когда мы выкрутимся, когда все разъедутся под утро, мы
Вдыхая едкий, пряный табачный дым, корчась от болей в
Я теперь знаю, я знаю, чего я хочу, Не шумите, Время года –
зима, Это будет зимой, Спокойствие,,, Спокойствие,,, просты
Я плачу, Боже, неужели я действительно плачу?,, Плачу в
мягкие прохладные простыни, заливая уши слезами, и не могу
–ы помнишь, когда я был маленьким, я подставил перьевую
ручку под твою ладонь?,, Острую ручку, с чернилами,,, когда ты
хотела отшлёпать меня по попе,,, ты помнишь, как перо вонзи
«Я, наверное, умру теперь?» – удивлённо, вся вдруг обмяк
Не надо! Москва слезам не верит? Очень мне нужна её грё
Вы проклинали меня?,, Как странно, Никогда бы не поду
Шелест листьев, Мне отрезали руки9 и ноги у меня гудят, и
Мерная поступь, ночного бульвара гаснут огни, померк свет
Если вы возьмёте меня в ладонь и сожмёте,,, сожмёте ла
–олько Ангелы,,, –олько Ангелы касаются нежными ла
донями, охраняя, улыбаясь,,, Крестик,,, Как я теперь буду без
крестика?,,
Она была Ангелом,,, Ангелом,,, не имеют тел,,, Курица?
Едят?,, Покушать,,, Он был с ней невольно груб, Курицу, Пой
Не хочу я, мамочка, Не хочу я больше ничего, Забери свою
простыню назад, Я плачу, Вот моя любовь, Вот мой Ангел, Ангел
И ночью с колокольни Ангел Золотой вслед песне улетел, Я
никогда,,, Слышишь ты, НИКОГДА,,, Никогда больше не запою,
Утром меня разбудили дважды, И оба раза я вновь прова
ливался в чёрную раскачивающуюся бездну, где колотилось в
– –ы вчера не пел на дискотеке, Розалья Ребезандровна бу
дет не очень довольна, когда об этом узнает, –ы должен был ска
зать, что не будешь петь, –огда, во-первых, тебя не ждали бы, а
«Ну ну, – подумал я, – то-то меня очень всё время ждали, а
«другие артисты» просто в очереди стоят, так мечтают повысту
– Ну, Деня, пожалей меня немного, Знаешь же сам, как чувс
Вспомнив, что со мной вчера произошло, я невольно попер
хнулся, и рвота, кислая рвота, подступила к самому горлу, обжи
– Да так, – бросил небрежно я, – ткнул в глаз нечаянно рукою,
– А-а-а, – протянул Деня многозначительно, – а я думал –
– Не пори херню, – засмеялся через силу я, – –ы звонишь ко
– А я и говорю – вы лежите с Рафиком в постели, и он ткнул
– Вы так дружно вместе побежали из Алины, – невинно-
наивным голосом молвил Деня, – что мы сразу же решили8 это
любовь, –атьяна так и сказала8 «–еперь они уединятся в уютном
,,,Я вовсе не обиделся, Даже несмотря на то что Деня шутил,
И несмотря на то что в этой «шутке» фигурировала –атьяна, Но,
позвольте! Это уже другая шутка! Когда мы с Рафиком свалили
– Пожалей меня, я столько выпил, что не оклемаюсь за не
Мне хотелось сказать «Мы с Рафиком столько выпили», но
я не решился, Ещё я хотел сказать, что теперь являюсь счастли
вым обладателем выигрыша в пятьсот долларов, который, ка
жется, достался мне ценою собственного здоровья9 но замечание
про Рафика, вернее, откровенный намёк на нашу близость заста
«Если лишь на основании нашего исчезновения из рестора
на эти люди решили, что мы с Рафиком близки, то что они ска
жут, когда узнают, что после нашей встречи я стал богаче на два
,,,Второй раз из черноты вырвал меня звонок Рафика, Это
– Ну как, держишься? – спокойным, деловитым тоном спро
– Прислугу предупредили, так что тебя не побеспокоят, А я
подумал, что ты там, возможно, мучаешься жаждой или болями
– Смотри, – предупредил Рафик, – одно слово – и пришлём
– Спасибо тебе, Рафик, – проговорил я, поймав себя на том,
что назвал его таки на «ты», Ещё я подумал, что стоит мне сейчас
рассказать ему о нашем разговоре с сыном Розальи Ребезандров
ны, как бедный Жима получит брата-калеку, Я был уверен, что
Рафик не спустит таких слов ни про меня, ни тем более про себя,
– Запиши номер моего мобильного, Больше я сам тебе зво
нить не буду, так что, если что надо, вот номер,,, – Он продик
товал мне номер, – До встречи, – пожелал он и добавил строго,
«Не трать деньги на случайных знакомых», – звучала эта
– Это мой тебе совет,,, как другу,,, по дружбе, – И вдруг8 –
хочешь знать, почему я предложил тебе свой помощь там, в кафе
– Я помирил вас с Рафаэллой, – неуверенно предположил я,
– Не совсем верно, Банкиры не руководствуются эмоциями,
– Прекрасная девушка, – ответил я вполне искренне, – Мы
делали с ней интервью на радио,,, было весело, живо, Ни с кем до
этого мне не было так весело разговаривать перед микрофоном,,,
– Кажется, нет, – проговорил я, вспомнив, как обиделись на
– –ы ведь должен был попросить о чём-то Муленьку, Вер
нее, рассказать ей о планах своих друзей, объяснить, что для ре
– Я ничего не должен был! – бросил я в трубку, в ужасе
понимая, что Розалья Ребезандровна, кажется, «подбирается»
ко мне с другого конца, – Я разговаривал с хорошей, интерес
ной девушкой об искусстве, о песнях,,, я не знаю ни о каких
планах!
– –ак вот, Муленька Рульман не такая и дурочка, какой её
– –ы знал о том, что Муленька Рульман – жена бизнесмена,
– О том, что она – жена богатого человека, И когда ви встре
тились там, в кабинете твоих друзей, она тут же поняла, какую
– Не перебивай, дослушай! С кем бы ни делала Муленька
интервью, все только и говорят о спонсорстве, о недостатке фи
нансирования, о проектах, –ак что на следующий же вечер пос
ле встречи с твоими друзьями Муленька, смеясь, сказала Кеше
Рульману8 «–еперь ещё один будет просить у тебя денег!» И тут
позвонил к ним я, «Мы поспорили,,,» – сказали Рульманы, И
Кеша, рассказав мне про тебя, стал утверждать, что Пилорамов
не «из тех», что он не будет просить денег9 а я с Муленькой – об
ратное8 что только об этом ты и будешь с ней говорить, –ем более
что тобой манипулируют, Перед тем, как пойти в Алину, я уви
– И ты понял, что проиграл спор? – догадался я, с удивле
нием понимая, что продолжаю обращаться к этому человеку на
– Я проиграл спор?,, Наверное, можно так сказать,,, –олько
Рафик помолчал, а потом проговорил в телефонную трубку8 –
Именно поэтому я тебя всё время и спрашиваю, что ты делаешь
– Это мои друзья, Рафик! – объяснил я, – Друзей не выби
рают, –ак получилось, понимаешь? Они пришли и стали моими
друзьями, Я понимаю, что тебя беспокоит, Могу тебе обещать
лишь одно8 я запомнил твои слова8 «Банкиры не руководствуют
ся эмоциями,,,» С артистами, конечно, посложнее, но я обещаю
– Ладно, – проговорил Рафик с неожиданно мягкой интона
цией в голосе, – приводи пока себя в порядок,,, заболтались ми
«Да, – подумал я, погружаясь в темноту, – друзья,,, Ни с любо
вью, ни с дружбой мне не везёт пока что, Подумать только! Даже с
дружбой не везёт! А Рафик?,, Но какой же он друг? Он же банкир!
А разве не бывает друзей-банкиров? Если банкиры дружат с артис
тами, про тех и других складывается прелюбопытное мнение, –ак
что же теперь? Можно, конечно, плюнуть на мнение, но,,,»
В последний момент я усилием воли разлепил веки, для
того чтобы увидеть лежавшие на столе свёрнутые в трубочку
пять стодолларовых бумажек, Не знаю почему, но, несмотря на
боли в желудке и колотящееся сердце, жизнь в этот момент по
Следующий звонок я получил уже в три часа дня, Это была
– Честно говоря, – признался я, – свет для меня сейчас рав
– Художник должен стремиться к светской жизни, – наста
– Вообще-то я имел в виду свет солнечный, – неучтиво пе
ребил я галеристку, чувствуя в этот момент неудержимый позыв
– Что значит «солнечный свет равносилен гибели»? – на
– Понимаю! – перебила меня Маталья Бреднис, – А как же
творческий вечер художницы по костюмам Ирины –ворческой? –
– Я немного приду в себя – и жду звонка через час, – успел
ГзЬЮЬ 0
ВЧСКА В НВБО
,,,Залитая золотым сиянием зала выиграла ещё больше пос
ле того, как в ней с большим вкусом разместили вдоль белых стен
экстравагантные силуэты полуманекенов, облачённых в модели
Сама художница, говорят, сияя и светясь, появилась за пять
часов до начала торжественной части и являла собою чудо де
Концертная часть должна была начаться в девятнадцать ча
сов, и после торжественных представлений художницы Ирины
–ворческой и артистов «вознестись к своему пику концертом
Дурия Пилорамова» – как было указано в программках и при
–аким образом в этот день меня должны были впервые
представить калининградской знати (вновь выражение Бред
нис) – людям, которые сильны и могущественны, людям, кото
рые знают толк в искусстве, и людям, которые на выступлениях
связи с «непрестижностью этого места у представителей высшей
Очевидно, мои рассказы о жизни и весь наш тёплый вечер,
проведённый на кухне у очаровательной Кларочки, не прошли
даром, ибо неутомимая галеристка и в самом деле развернула
широкую рекламную кампанию8 в программках и приглашениях
я описывался чуть ли не Мессией, спустившимся в город Кали
нинград, ступая по его низким, вечно освещённым солнцем об
Не обошла вниманием Маталья Бреднис и моих «престиж
ных знакомых» – Булата Окуджаву, –ик-–юка и Владимира
Кричанова9 упоминались также и фильм «Похороны Бобо», и
сам Иосиф Бродский, который с лёгкой руки Матальи Бреднис
был произведён чуть ли ни в мои «крёстные отцы», Особенно
подчёркивалось моё физиогномическое с ним сходство (чего-
И Маталья Бреднис, и прелестная Кларочка готовили речи9
к вечеру ожидали приезд телевидения и радио, как это и полага
ется в таких случаях9 гостей намечалось от ста двадцати до ста
Спонсором мероприятия выступил один из калининградс
ких банков, а именно – «Калининградский Банк Рафика», уп
равляющий которого – «ну, просто милашка, а не мужчинка»,
как выразилась на этот раз прелестная и очаровательная Клароч
ка, Вторым спонсором оказалась типография «Янтарный Глаз»,
с которой у Матальи Бреднис давно уже происходило деловое
,,,Маталья Бреднис позвонила мне, изнывающему от голо
вной боли, ровно через час с наивным вопросом – во сколько я
появлюсь в галерее, чтобы попробовать рояль и микрофон, Не
в силах сдерживать свои эмоции, она рассказала мне тут же, по
телефону, о том, какую работу провела и как удачно сравнила
меня с Иосифом Бродским8 «
Высокий мраморный лоб, бледное
чело, взгляд, устремлённый в пространство, полный самоотрече
ния и иронии над миром и над самим собой,,,
», на что я ответил,
что не знаю, как Бродский, но я нахожусь в данный момент как
– В каком смысле? – не успела ещё испугаться Маталья
Я объяснил, что лоб мой и в самом деле имеет сейчас тем
пературу и цвет мрамора, глаза никак не могут сконцентриро
ваться на предметах9 и вообще стакан пива или вина мне теперь
Маталья Бреднис ахнула, и трубка, по-видимому, выкати
– –олько не говори, что всё провалилось, – на этот раз не
– Вовсе ничего не провалилось, Главное – мой правильный
внешний вид9 а что касается помятого лица – так я расправлю
его через полчаса в кафе отеля, – ободрил я Маталью Бреднис и
По правде же говоря, лицо меня не волновало, и самое главное
сейчас лежало у моих ног8 ещё вчера в номер ко мне внесли посыл
ку из Москвы, от мамы, По моей просьбе мама прислала мне8 мои
неудобные концертные брюки (взамен удобных потёртых джин
сов), разбитые и любимые мною ковбойские сапоги (взамен тех,
что промокли под дождём и покорёжились), зелёную, болотного
оттенка, простроченную золотой нитью рубашку (взамен зелёной,
болотного оттенка футболки) и, наконец, шикарный английский
пиджак, стоящий столько денег, сколько у меня никогда и не во
дилось, и шитый на заказ у Джеймса –ейлора в Лондоне, в кото
ром я никогда не проживал9 откуда можно заключить, что пиджак
тот шился не для меня, Однако он чудесно шёл мне и сидел, как
влитой, и при этом не был украден – просто однажды, в Моск
ве, человек, растроганный моим пением, сбросил этот шикарный
пиджак со своего плеча и преподнес его мне, «К вашему голосу не
хватает достойного наряда», – прокомментировал он свой порыв,
С тех пор на сцену я всегда выходил именно в этом пиджаке,
После встречи с Матальей Бреднис и прекрасной Клароч
кой и, несмотря на моё несколько иное теперь отношение к Ва
гиным, я понял, что в этом городе со мной произойдёт ещё много
чего интересного, Поэтому я и позвонил своей маме, попросив
– –олько не говори, что всё провалилось, – вновь жалостли
– Вовсе ничего не провалилось, – отвечал я, – если ты смо
По тону её голоса было понятно, что на этот раз надменная
– Оставь меня до шести вечера в покое, а в шесть заезжай за
мной на такси и поднимайся в номер «четыреста шестнадцать» с
– Может быть, принести пищу,,, курицу, например, – послы
– Нет! Никакой курицы! Ненавижу кур! – закричал я, – Ке
фир и водка, Не сбивай меня, Я знаю, как идёт процесс, У меня
– Хорошо, – правильно сориентировалась она, – в шесть я
у тебя, Но имей в виду, что этим своим визитом к тебе я буду
К половине седьмого таксомотор с Матальей Бреднис на
переднем сиденье и с моим телом на заднем причалил к зданию
Привычного места, к которому я прежде подходил пьяный,
в полной тоске, было не узнать8 стеклянные двери залы были
распахнуты, к дверям вели освещённые пылающими шандалами
ступени9 золотое нутро сверкало и светилось пламенем свечей,
светом софитов, настенных «бра» и светильников, Нарядно оде
тые люди прохаживались тут и там с видом заезжих туристов,
рассматривая разряженные манекены, Фоном играла тихая му
зыка, В углу, словно мышеловка со сжатой пружиной, поджидал
меня мой чёрный рояль, На крышку его, словно на могильную
Возле рояля, выгодно освещённая сиянием софитов, стояла
прелестная Кларочка, Глаза её светились неподдельным отчая
нием8 рядом, подобно кровожадной хищной гидре, стояла какая-
то дама, нацелившись микрофоном Кларочке в накрашенный
Камера телевидения и портативная кассетная камера также
были направлены на несчастную, От такого повышенного вни
мания Кларочка, облачённая в узкое, сверкающее изумрудным
шёлком платье, которое она предпочла-таки тому, что изображе
– Мата! Ну где же ты! – бросилась несчастная, но от этого не
менее прекрасная Кларочка к нам, завидев в распахнутых дверях
Вырвавшись из плена видеокамер и микрофона, она вновь
обрела свою неподдельную естественность, подбежала к нам, и
– –ак, – резко скомандовала Бреднис, – журналистов и те
левидение я беру на себя, –ебе же – этот подарок, – Она под
толкнула меня к Кларочке, – На, держи, – протянула Бреднис
– Его любимые напитки, Он знает процесс, так что нечего
– Уходите в подсобку, – продолжала командовать Маталья
Бреднис, – и через полчаса он должен выйти оттуда румяный и
довольный жизнью, Делай с ним что хочешь, я имею в виду грим,
– Мата, я сейчас в обморок упаду, – призналась чудесница, и
,,,Запись этого первого моего большого выступления в Ка
лининграде сохранилась на видеоплёнке, Снимали две местные
телекомпании – «Каскад» и «Янтарь», а так же новостная группа
Все мои знакомые, которые позже в Москве увидели плён
ку с новостями от «Р–Р», спрашивали меня, кто и зачем нама
зал моё лицо белой краской, Я, памятуя про бедную Кларочку,
сваливал в душе всё на неё, Уже позднее, когда на телевидении
«Янтарь» вышла в эфир вся программа целиком, я понял, что
Кларочка ни в чём не была виновата, а косвенно виновата была
группа «Р–Р», взявшая фрагмент моего выступления из середи
В целиковом же варианте вечера картина была просто ужа
Всё началось с представления художницы Ирины –ворчес
кой, Перед сверкающей и разодетой публикой появились8 сама
Ирина –ворческая, Маталья Бреднис, очаровательная Кларочка,
президент банка «Калининградский Банк Рафика» Рафик, гос
подин Вихров из издательства «Янтарный Глаз», Вслед за ними
Все произнесли приветственные речи, Отец Пантелеймон
благословил выставку крестным знамением, Далее Маталья
По сценарию я должен был направиться к роялю, сесть
и запеть, Но, очевидно, по инерции, увлечённый действием
большинства, я тоже решил держать перед собравшимися
речь,
В своей речи я поблагодарил художницу Ирину –ворчес
кую за прекрасные костюмы, будто она только что вручила мне
их в безраздельное пользование, причём, обращался я со слова
ми благодарности почему-то к отцу Пантелеймону, стоявшему
рядом, упорно называя его Ириной, Сама художница, в чёрном
до пят платье, осталась мною незамеченной, –акже я поблаго
дарил гостей следующей ахинеей (цитирую из передачи)8 «
сибо вам за то, что вы пришли сюда не только смотреть, но и
Далее я, подойдя к роялю, снял с него букетик роз и, огля
девшись, вставил тот букетик в недовершённую голову полума
некена, стоявшего рядом и облачённого в художественный наряд
Ирины –ворческой, при этом зычно пропев8 «Букетик лучше
Репликой этой я почему-то поверг собравшуюся публику
в полный восторг, после чего сотня лиц, а с ними вместе и – о,
ужас! – видеокамеры следили за моими выходками с неотрыв
Кое-кто из публики мне зааплодировал, но я предупредил,
что это была ещё не песня, а песня начнётся, как только я заиг
раю, Затем я вновь двинулся к инструменту и пытался открыть
верхнюю его лакированную крышку, упираясь пальцами с тор
ца, будто это была не крышка рояля, а капот «мерседеса», На
помощь ко мне подоспел кто-то из публики и открыл крышку
сбоку, как и полагается, Я поблагодарил помогавшего, пообещав,
Публика, вопреки ожиданиям Матальи Бреднис, вместо
гнева развеселилась ещё больше, и к приставленному к роялю
Далее я постучал в микрофон со словами8 «Ало, алло, при
ём! Как меня слышите?» – и не успели в публике захохотать,
как я разлился по клавишам целым потоком аккордов и арпед
жио, Через минуту поток, правда, стих, и я сообщил в микро
фон, что со всеми этими звуками позабыл, какую песню соби
рался исполнить первой, и теперь мне нужна тишина, чтобы
сосредоточиться,
Как ни странно, возбуждённые зрители тут же с готовнос
Как потом писали в газетах, «…пение его было неожидан
ным, завораживающим и, по силе воздействия, сравнимо с гип
Возможно, это так и было, но, просматривая программу по
телевидению, я обратил внимание на цвет своего лица, Пока я
исполнял нелепые трюки с цветами, роялем и микрофоном, ве
селя публику, я был розов лицом, чего и добивалась милая Кла
рочка, пудря меня в подсобке изо всех сил, После второй песни
я намок, и с меня потекли потоки влаги, В четвёртой песне лоб
мой побелел, Я не помню своего состояния в тот момент, но со
стороны могу уверенно сказать, что оно было близко к обмороч
ному8 лицо превратилось в мраморную маску, очерченную, как и
полагается маске, синим ободом вдоль корней волос, Затем я на
чал покрываться красными и фиолетовыми пятнами, Глаза мои
–акое было ощущение, что на всём протяжении моего пе
ния надо мной работает невидимая рука спятившего гримёра,
И к концу этого самого пения я стал похож на разрисован
ного покойника, к чему и призывала, собственно, Маталья
Бреднис,
И лишь к финалу своего часового выступления я вновь по
Я откланялся под бурные аплодисменты и исчез в подсобке,
На приставленных к стене стульях сидели здесь артист
ки трио «Ладо», Артисток в трио было две – скрипачка Рита и
пианистка Вика, Когда-то трио представляло собой троицу, но
позже третья девушка забеременела и оставила искусство9 но так
как название «–рио Ладо» уже было знакомо калининградской
публике, его решили не менять, –ак и объявляли на концертах
Сидя на приставленных к стене пластиковых стульях, трио
– Иди, – посоветовали они, – там столы шведские, набирай,
Я вновь смутился, промямлив нечто вроде «артистам запре
Артистки переглянулись непонимающе и предложили
– Если вы в Москве такие скромные, хочешь, мы сами тебе
– Наберите, – попросил я и жалобно добавил8 – пожалуйста…
– Жди нас, – предложила высокая Вика, вставая и кладя мне
,,,Но ни девушек, ни бутиков я в этот вечер больше не уви
дел8 как только Рита с Викой исчезли за дверью, в проёме по
явилась целая толпа, Она выволокла меня наружу в сияющую
Поздравляли меня господа и дамы – они говорили свои име
мены – те, много не говоря, совали мне цветные, чёрно-белые и
раззолоченные визитки9 поздравляли художницы и художники –
художники, за неимением визитных карточек, простецки хло
пали меня по плечу, а художницы церемонно чмокали в щёчку,
Даже отец Пантелеймон поздравил меня зычным своим басом,
–ут же была и Маталья Бреднис, отвечавшая на всевозмож
ные вопросы, на которые я, не соображающий в этот момент ни
В стороне от нападавших на меня я заметил одиноко сидя
щую за столиком госпожу Мокрецкую, вновь залитую густым
румянцем, Приглядевшись, я понял, что она плачет, –огда я
не мог понять причины плача, и только позже, когда увидел по
телевидению плёнку, понял, что плакала она, ещё слушая мои
песни, Слушала и плакала, и не старалась скрыть своих слёз, Во
Вот немногое, что попало в кадр8 кто-то закрылся програм
мкой от света,,, какой-то мужчина ведёт рукой, словно продолжая
движение моего голоса, перепады его интонаций,,, одна женщи
на плачет,,, другая прижала ладонь к щеке, глаза её пристально
смотрят в пустоту,,, некто повторяет за мной слова песни, узнав
Маталья Бреднис тоже была там, на плёнке, Она стояла,
сомкнув надменные губы, а в глазах её светился,,, неважно,,, пока
Позже она мне сказала8 «За то, что ты делал с этими людь
,,,–ем временем там, в реальном золотом зале, поздравляю
щие сужали свой круг, из которого вырвал меня чудом оказав
– Уходим, – резко бросил он, увлекая меня к распахнутым
– Артист должен появляться из ничего и исчезать в нику
да, – говорил он, когда мы мчались на его шикарном джипе по
ночным улицам Кёнига, – Ну что, в ресторан? – тут же сменил
– Это был твой первый настоящий выход, – полувопроси
– Если не считать моего выступления на твоём аукционе, –
Вылетев на перекрёсток улиц Фрунзе и Девятого Апреля,
мы «причалили» к невысокому зданию, выпирающему на тро
туар, будто корабль в порту, Светящиеся игральные карты кра
совались на его фасаде, Их объединяла витая надпись голубым
Веранда
ГзЬЮЬ 1
МАРДЖ ГАААЁО ВКЛМКНЧ
В казино «Веранда» повторился весь тот ритуал знакомств и
рукопожатий, что и в галерее Бреднис, лишь с другими людьми,
В небольшом тамбуре двери нам распахнул портье, прово
див в сверкающую и звучащую утробу, где к нам тут же напра
– Здравствуйте! – воскликнул он, подходя к нам, а вернее,
к Рафику как к хорошему знакомому, и приветственно разводя
– Здравствуйте, – обрадовался я, – польщённый таким вни
манием, ловя его руку в изящной белой перчатке и с жаром по
Рафик оказался более холоден, чем я, а господин при моём
– –ы что, будешь теперь всем халдеем пожимать руки? –
Я смутился, Не столько из-за своего действия, сколько от
– В таком роскошном заведении для меня большая честь и
Солидный господин продолжал следовать за нами, прово
Скатерть была свежа, и если тронута, то лишь дуновением
свежего прохладного бриза из кондиционера над самым потол
ком, Кругом светили изящные светильники9 помещение выгля
– Что ты хочешь заказать? – осведомился Рафик, когда мы
– Свинину с картошкой, – тут же сообщил я и простодушно
добавил, обращаясь к одному из официантов, – Сверху кетчу
Мне показалось, что Рафик побледнел, Лицо его посерьёз
нело, и он сделал официанту небрежный жест кистью руки8 «Ос
– Ми в рэсторане или на привале в пионэрском лагере? – из
– А то, что придумай, коль скоро мы в рэсторане, какое-ни
– Ну хорошо, – согласился я, – тогда яичницу с жареными
– Вовсе нет, – возразил я, – но ты же спрашиваешь меня,
– Нет, Это просто моё желание, Я сегодня пел, я потерял
много энергии, к тому же, не совсем оклемался после предыду
Я зыркнул глазами в сторону, где у стойки бара дожидался
– И что, в твоём понимании, хорошо покушать – это карто
шка, залитая яйцом? Да ни в одном уважающем себя ресторане
тебе просто не подадут такого! Они просто не поймут, что это
– Ладно, – не унимался Рафик, – я поставлю вопрос ина
че8 мне очень нравится твоё пение, твоя энергия, с которой ты
поёшь,,, На сцене ты – настоящий лев, царь зверей, и я сегод
ня решил пригласить тебя в ресторан, чтобы отблагодарить за
доставленное удовольствие,,, –ак сказать, «удовольствие за удо
Рафик сделал жест рукой, будто держал в руках дирижёрс
– Изысканную пищу, которая не повседневна, – подсказал
– Может быть, мы просто возьмём меню и почитаем, что там
,,,Оказалось, что нет, Как я ни напрягался, ничего, кроме
лягушачьих лапок и «эскарго», вспомнить не мог8 сразу за «эс
карго» непременно следовала картоха со свининой и яичница с
помидорами,,, в крайнем случае, с ветчиной, Я вспомнил, что в
ресторане при гостинице «Москва», официантка Клава приноси
ла мне «зразы по-калининградски», тушёную капусту в сметане,
борщ «Заглядение»,,, суп молочный ещё приносила,,, но не осме
лился даже произнести все эти названия вслух, Ещё в буфете на
пятом этаже гостиницы «Калининград» давали к пиву сосиски с
зелёным горошком, а мама готовила на завтрак овсяную кашу с
– Хорошо, – сжалился Рафик, – я закажу тебе блюдо на свой
В последующие полтора часа передо мной проплыли8 салат
из креветок с грецкими орехами, жульен из дичи с сыром «пар
мезан», внушительных размеров кусок осетрины в соусе из бело
го вина, ананас, начинённый говядиной, и персики в особо силь
но замороженном шампанском, так что шампанское это можно
было загребать чайной ложкой вместе с ароматными кусочками
Это был самый роскошнейший ужин в моей жизни, после
которого мы двинули по скрадывающей шаги лестнице с бело
В полной тишине за рулеточными и карточными столами
стояли немногочисленные игроки, освещённые призрачно-тре
вожным светом ламп, свисающих с затерянного в темноте потол
ка, Время от времени слышался звон маленького колокольчика
и негромкий, похожий на шелест листьев, голос крупье8 «Ставки
сделаны, Закончили, господа!» Официанты возили по залу теле
жки с напитками, и играющие запасались шампанским и конья
ками, то и дело предупреждаемые крупье8 «Господа, бокалы на
– Этим казино управляет мой друг, Пургений Садомазов,
– гордо сообщил Рафик, – он недавно навёл здесь порядок и сде
В глубине зала, за игорными, покрытыми бордовым сукном
столами, сквозь колонны мерцал во всю стену благородным стек
лом бутылок и хрусталём бокалов бар, Бармен, одетый в чёрное
и крахмал, высился за стойкой, словно капитан, оглядывающий
– Возьмём по бокалу Мартеля и посмотрим на игру? – пред
– –ы знаешь, кто мой отец? – спросил Рафик неожиданно
– Он руководитель и создатель одной из банковских струк
– Я собираюсь создать свою собственную структуру, – ещё
более печально сообщил Рафик, – Когда я её создам, – груст
но продолжал он, – я смогу тебе по-настоящему помогать,,, Дай
– Да мне, вроде, и не нужна помощь, – заговорил я, и вдруг
– После того как я отказался от всего в Алине, ты не знал,
– Я понимал, что они нужны тебе, И понимал, что ты из тех,
– Деньги нужны всегда, И чем их больше, тем больше они
– Что значит – новое место? Не думаешь же ты, что я оста
– Нет, Даю руку на отсечение, что навсегда ты здесь не оста
– Почему ты так решил? – почти вспыхнул я, – Я приехал
– Ничего не случилось, Я же сказал, Я просто приехал по
– –ебе стыдно об этом рассказывать?,, Стыдно, больно или
– Я не хочу казаться грубым или неучтивым, но,,, – тихо
проговорил я, понимая, что ещё секунда, ещё один его вопрос,
ещё один такой взгляд – грустный, печальный взгляд на меня,
ещё один глоток Мартеля, и я просто разрыдаюсь здесь – в са
мом неподходящем для рыданий месте и в самой неподходящей
– –ебе стыдно вспоминать, больно помнить или ещё как? – уп
рямо повторял свой вопрос Рафик, внимательно глядя мне в глаза,
«Самое неподходящее для рыданий место, – пронеслось у
меня в мозгу, – и в то же время тревожное, необыкновенное, воз
– Это место, – проговорил я наконец, – мороз по коже от
– Нэ от мэста, – услышал я голос Рафика, – это у тебя там внут
ри мороз, – И вдруг8 – –ы намерен и дальше давать концерты?
– Не знаю, пока у меня договор,,, с Бреднис,,, Моих – семь
– А причём тут галеристка? Она что, собирается вешать тебя
– Нет, – прервал меня Рафик, – здесь нужен настоящий
агент или агентство, Я подумаю об этом,,, пока ты будешь думать,
,,,Когда мы уже летели в шикарном джипе, растворившись
в его бесшумном глухом салоне, отрезавшим от нас шум кали
нинградских улиц и вид грязных стен домов, которые сквозь то
нированные стёкла казались загадочными и восхитительными9
забыв о разбитой и неровной брусчатке мостовых, по которым
машина плыла, словно не касаясь колёсами земли, и о прочих
– Через неделю, в понедельник, назревает день рождения
твоего друга,,, Вагина очень хочет, чтобы я был там,,, сам знаешь
– Я заочно уважаю твоего друга, но хотелось, честно говоря,
встретиться как-нибудь в ином составе,,, Я действительно боль
– Я освобождаю тэбя от дэня рождения Кэши Рульмана, –
вновь с восточными интонациями Кобы проговорил Рафик, – и
Ещё несколько минут мы мчались молча, А затем Рафик
– Что произошло с тобой там, в Москве?,, –ебе стыдно о чём-
– Или ещё как, – совсем не грубо, скорее даже наоборот,
проговорил я, вспоминая свои мотания по Садовому кольцу на
ГзЬЮЬ 2
ЙАГАА, В ИКНЖВП!!!
На невысокой эстрадке пела –атьяна, А люди за столиками
заливались смехом, Отчего-то неловко мне было, что они сме
ются и разговаривают, Хотелось крикнуть8 «Замолчите вы все!
Впрочем, –атьяну такое положение вещей, по-видимому,
устраивало, Если бы она не хотела, чтобы во время её пения раз
говаривали, она нашла бы возможность давать пусть маленькие,
сегодня переспать с ней,,, Это не пустые
слова, Я уже готов сказать8 «Люблю тебя, дай мне только хоть
каплю тепла и уюта», –ак требуются порой человеку тепло и уют,
– –акое количество друзей,,, трудно всех упомнить, Особен
– Кого ты имеешь в виду? Друзей или поклонников? Друзья
Понятно,,, Заход с другой стороны, Что это – ревность или
попытка безо всякой причины сделать больно? Если ревность,
Нет, меня ревнуют к сильному, жизнедеятельному челове
ку, Потому что он гораздо искуснее, чем все вы, Вы боитесь, что
меня от вас уведут? –ак, значит, вы хоть немного цените меня?
–огда, может быть, кто-нибудь из вас просто подойдёт ко мне и
скажет8 ПОШЛИ КО МНЕ ДОМОЙ,,, МОЖЕ– БЫ–Ь, –АМ
НЕ –АК УЖ ШИКАРНО, НО НАМ –АМ БУДЕ– ХОРОШО,
– –аня, я хочу, чтобы ты спела в передаче, которую мы сни
– Вы теперь снимаете передачу? Быстро же ты набираешь
– Я просто занимаюсь делом, которое мне нравится, пони
маешь? И мне приятно, если рядом со мной будут люди, которые
«Хочешь, я подарю тебе классную песню?» – хотел я спро
сить её, но меня отвлекли8 подошли ребята-музыканты, начали
Потом мы пили, Потом рассказывали всякие истории, По
том меня попросили спеть, И я пел, а за неимением микрофон
– Не надо, – говорил я, – ты не микрофонная стойка, ты –
Я заметил Деню и Жиму, сидевших в отдалении, Мои отно
шения с Муленькой Рульман, с Рафиком и вхожесть теперь в га
лерею Бреднис подействовали на них угнетающе, За весь вечер
– Отдай микрофон Вагиным, – предложил я –атьяне, – пусть
Она отвечала8 «Именно потому, что я певица, микрофон
должна держать я,
Ы гйЬъ, жЬж щок йЬак абзЬош, уокЭч обЭб Эчзк
», Эти её слова оказались переломными в сегодняшний
вечер, После этих её слов у меня произошла эрекция, и ничто
уже мне не помешало, допев, правда, песню до конца, шепнуть
– Не спеши говорить такие вещи, – прошептала она, – вечер
ещё не заканчивается, Вдруг сейчас появится Рафик и вновь, как
Мы вновь очутились за столиком, и перед –атьяной вырос
её обычный и такой роскошный коктейль тропического цвета в
огромном стеклянном фужере, украшенном дольками ананаса и
Я пил водку, пренебрегши сегодня Мартелем, пить который
научил меня Рафик, ибо всё, что бы я ни сделал в последние дни,
выглядело в глазах моих друзей попыткой возвысить себя и уни
зить окружение, –ак что я хлестал водку наравне со всеми, всем
– Побойся Бога! Я просто написал сценарий, кто-то там, на
телевидении, его просто одобрил, и нам просто дали возмож
– Как у тебя всё просто! – не удержалась она, – Просто при
ехал к нам в город, просто запел где-то на дискотеке, просто по
явился на телевидении, просто его там все полюбили,,, запудрил,
иными словами, всем там мозги, Ещё бы! Столичная штучка!!! –
Она осеклась, понимая, видно, что сказала лишнее, и добавила,
будто в своё оправдание8 – Видишь моих ребят – музыкантов?,,
С первого же курса музыкального училища они начинают под
рабатывать в смрадных кабаках, ещё хуже этого, И что страшнее
всего – они остаются там до пенсии, Вот так появиться на теле
видении им просто и не снится,,, Рассказать о своём творчестве,
показать свою музыку,,, –ы что, думаешь у них за душой лишь
«Есть только миг»?!! Они же играют классный джаз, но никто,
– Отчасти, –ы занимаешь их место, Вместо того чтобы рас
сказывать о молодых талантливых калининградцах, телевидение
–атьяна же продолжала, будто не замечая моего кислого вида8
– И самое главное, ты делаешь это даже не для себя! –ы
делаешь это просто так, от лени, от безделья, от скуки! Что, так
необходимо оно тебе, это местное телевидение?,, –ы что, вы
ступаешь с концертами?,, –ебе нужна реклама?,, –ы даже не
знаешь, что такое в поте лица зарабатывать гроши! Конечно,
хорошо получать от богатых банкиров сотни долларов за вечер,
на котором ты споёшь от силы две-три песни, а остальное время
будешь трепаться с ними, трепаться, ублажая их скуку, лень и
праздность,
– –ы говоришь, как моя престарелая мама, – ядовито про
– Очень здорово, – отозвалась –атьяна, не замечая моей
иронии, – это значит, что не я одна вижу тебя таким, какой ты
– Что же мне делать? – скучая, произнёс я, Жар в моих шта
нах прошёл, и вместе с ним испарилось очарование, которое все
– –ак я и хочу помочь! – вскричал я, – Я очень хочу помочь
тебе!!! Я хотел предложить тебе сниматься в моей,,, НАШЕЙ пе
редаче! (В какой именно, я не представлял даже, но был уверен,
что если дело до того дойдёт, и –атьяна согласится, передачу я
– Дурик, – отрезала она, – ты просто хочешь со мной пере
– А ты помоги просто так, безвозмездно,,, Видишь того пар
ня?,, Он пианист, –алантливый, Но его никто не знает, Помоги
ему, Возьми его в свою передачу, и тогда я поверю тебе, –огда я
– Но я не одиночка, – прервал её я, – в нашей передаче мо
гут участвовать ВСЕ!!! Помимо Матальи Бреднис и Кларочки,
которые отдали на откуп свою галерею, недавно мы сняли номер
– Номер? – воскликнула –атьяна, вдруг оживившись, – В
Взяв себя в руки, я продолжал спокойно рассказывать, не
– Вика с Ритой сыграли небольшую пьеску для фортепиано и
скрипки, а я спел песенку под аккомпанемент Ритиной скрипки,
– У меня есть песня,,, перевод с польского на стихи Агнешки
Осьецкой(,,, Эта песня о любви,,, Я хотел бы, чтобы ты её спела,,,
безо всякого аккомпанемента, сидя у ручья, словно Алёнушка,
– Алёнушка,,, –ой сказочной Алёнушке чужд был всякий
аккомпанемент,,, её пение сопровождали шум воды, щебет птиц,
шелест листьев – нечто первозданное, понимаешь?,, Никаких
– А, по-моему, саксофон будет даже очень кстати, – она от
альный инструмент, и знаю в Калининграде одного мальчишку,,,
– Нет, – перебил я её, – никаких инструментов, тем более
саксофонов! Пошлый и вульгарный звук издаёт твой саксофон!
Образ, который я хочу создать с твоей помощью, чист и неви
– Можешь мне просто пропеть эту песенку? – поинтересо
–еперь мы
были далеки от компании и увлечены, Вновь
она держала микрофон, а я перебирал клавиши старинного пиа
– –ы же сказал, что песню эту надо исполнять без аккомпа
Агнешка Осьецка – польская поэтесса, на стихи которой написано
большинство польских шлягеров того времени (в том числе, «Колоровы яр
марки»), Для польской культуры значение личности Осьецкой примерно
таково, как для русской – Булата Окуджавы или Высоцкого,

Прим, ред,
Второй припев мне уже не нужно было исполнять8 –атьяна на
лету ухватила простенькую мелодию, я лишь подсказывал ей слова8
В ресторане воцарилась оглушительная тишина8 звучали
лишь голос –атьяны, переливы фортепиано и мой внутренний
голос, не слышимый никому кроме меня8 «
Э–А ДЕВУШКА ДАНА
–ЕБЕ ПРОВИДЕНИЕМ! –ОЛЬКО ОНА ПОМОЖЕ– –ЕБЕ ПРО
ДОЛЖИ–Ь –ВОЮ ЖИЗНЬ, ПОЧ–И НИЧЕГО НЕ МЕНЯЯ8 ОНА
ПОХОЖА НА ЗОСЮ,,, ВНУ–РЕННЕ ПОХОЖА, И, Ч–О НИ ГО
ВОРИ, КАК НИ СПОРЬ С Э–ИМ, ВАС ВЛЕЧЁ– ДРУГ К ДРУГУ –
В первый раз мы поцеловались под бурные аплодисменты
всего ресторана, Было ясно, что после Зоси только –атьяна смо
жет спеть эту песню, Было ясно, что она споёт её, и не просто
споёт, но и проживёт, Не всё так гладко складывалось в её жизни,
как и в моей, А может быть, мы и вправду были посланы друг
,,, Мы пешком прошли по Ленинскому проспекту от «Али
ны» до её дома, мы вместе вошли в подъезд и поднялись по лест
Далее мы поплыли на волнах романтического сна8 красивый
свет, тихая музыка, бокалы шампанского на низеньком зеркаль
ном столике, что-то вкусное, и мы – захмелевшие, весело смею
Господи! –ы хотел, чтобы это произошло? Вот оно и проис
ходит, И наши руки цепляются друг за друга, пальцы сплетают
ся, мы падаем на широкую кровать и мнём на ней бледно-голубое
покрывало, Чёрные волосы падают на моё лицо, а чёрные глаза
горят, как два хищных глаза тигрицы, Белки её глаз сверкают в
темноте – кровожадно и вожделенно, Мы перекатываемся, спле
таясь телами, прижавшись друг к другу, вновь перекатываемся,
ощущая одним общим телом прохладу нежного шёлка, затем
наступает тревожная пауза, и через несколько секунд – после
того как мы оба вскрикнули сладострастно – мы окончательно
превращаемся в единый организм, который пульсирует, бьётся
И словно в ответ, ритмично чётко и фатально – первые кап
Свечи мелькают перед глазами в вихрящемся турбулентном
потоке,,, Мы вновь переворачиваемся,,, Сознание отключается,,,
Наконец-то! Наконец-то всё вырубается в этом распрекрасном
мире! –олько то, что между ног, чувствует и трепещет, И оттуда
по всему нашему единому, слившемуся организму разливаются
Листья за окном шуршат и трепещут, готовые унестись
Звери,,, мы – звери, потерявшие рассудок, Это наступает, и
мы встречаем Это звериным рыком, Любовь моя! Держи меня!
Мы вплываем,,, нет, врываемся вместе с бешеным потоком
в золотые двери, потеряв равновесие и чувство пространства,,,
Нелепая земная мысль сопровождает наш полёт8 «Давно
нужно было это сделать! Не было бы ни лишних разговоров и
Отсутствие всякого стыда предваряет последние конвуль
сии общего организма, Каждый закричит то, что он может или
Влага,,, Мы покрыты влагой, И ветер с грозою и чёрными
тучами теребит распахнувшиеся окна, заставляя шторы взлетать,
как паруса, потушив свечи и разбив один из бокалов на низень
Последнее общее движение руки,,, точнее, двух рук одно
Мы хлебаем шампанское, как взбесившиеся загнанные кони
на внезапно открывшемся водопое, тупо глядя друг на друга рас
ширенными зрачками, а потом вдруг, как школьники8 – Мы что-
то натворили?,, – Нет, мы ничего не натворили, – Мы громко
кричали? – Пока соседи спокойны, – Мы могли не слышать, как
И – взрыв озорного смеха, Без оглядки на стены, –еперь
пусть стучат, –еперь мы слышим ВСЁ, –еперь мы даже можем
–атьяна хватает подушку и колотит ею по трубе централь
– Пусть просыпаются! Я им тогда скажу8 «Отстаньте от
,,,Мы лежим среди сбитых покрывал и простыней, облоко
– Орлобьянинов половине Калининграда успел рассказать
Я пропустил замечание про Орлобьянинова, Было поздно
беситься, выяснять с ним отношения или что-то объяснять окру
жающим, В конце концов, жизненная катастрофа – вещь вовсе
не постыдная, Правда, всё зависит от того, под каким соусом эту
историю про катастрофу подавать…
Орлобьянинов половине Ка
лининграда успел рассказать про твою жизненную катастрофу,
– Мне некому было мстить, Наши тела растворились в раз
ных пространствах, Мы перестали видеть и чувствовать друг
– Песни? Она слушает твои песни, ставя кассету в магни
тофон?
– Сомневаюсь, Мы разговариваем по телефону, Мы слы
шим голоса друг друга, но говорим всё время о разном, –ам, куда
я улетел, и там, где она – разные интересы, другое время, другие
– А знаешь, –анюшка, ты – прирождённый поэт! Это же
прекрасный образ8 она – в одном мире9 я – в другом, И мы, не
слыша друг друга, подпеваем магнитофону,,, –акое нелепое
трио,,, Прикрыв глаза ладонью, я продекламировал сложивше
еся вдруг8
– С меня бутылка шампанского, – заметил я, – хорошая по
– –ы не докричался до неё, – проговорила –атьяна, словно
– Все мужики так говорят, прости за пошлость выражения,
– В общем, –ы же говоришь в общем – все мужики, Зачем
ты судишь всех сразу? Это обида? Комплекс неполноценности?
– Какая низость – обижаться на всех и ни на кого конкрет
– –олько не изображай из себя доктора Айболита, ладно?
Я живу, я смеюсь, я улыбаюсь,,, только помнишь, ты пел на дис
котеке одну песню,,, мы ещё встретились потом,,, под фикусом,,,
–ам были слова такие,,, как глупо и смешно надеяться и ждать,
– Когда надежды нет! Вот именно! –ак вот, это всё, наверное,
про меня, Я в последнее время становлюсь смешна самой себе,
И глупой себе кажусь,,, стопроцентной дурой, потому что глупо
радоваться жизни и смеяться, когда нет надежды,,, смешно сме
– Конечно, понимаю, Я сам это написал,,, как же мне не по
– А если понимаешь, то зачем спрашиваешь, на кого я оби
жена? Разве не ясно? На саму себя я обижена, Дурик, потому что
– Хочешь меня, всего, целиком? – полушутя-полусерьёзно,
– Нет, – неожиданно для меня ответила –атьяна, – Не хочу,
–ы беспокойный, –ы не создан для семьи, А я хочу покоя и уюта,
– Ничего я не скажу, Да и слов нет таких, которые можно
– А зачем меня менять? Я готов быть с тобою рядом, жить,,,
Я люблю тебя,,, Полюбил с самой первой нашей встречи,,, Воз
можно, не могу я это так лаконично и поэтично выразить, но ты
– Именно, знаю, Поэтому и говорю «нет», Не хочу проблем,
Сколько раз в прежние времена я бродил по московским
улицам, надеясь, тщетно надеясь, что встречу кого-то однажды,,,
Я даже не представлял себе ясно, кого, но знал, что как только
И вот теперь я в Кёниге, В городе, удалённом от Москвы на
более чем тысячу километров,,, И вновь никого, Вновь никого я
,,,–еперь я бродил по ночным бульварам Калининграда, на
де тех охранников, что охраняли меня на дискотеке, – Что, очень
хорошо?,, Не слишком весело, а?!! – Сжав кулаки, он направил
ся было ко мне, и, поравнявшись, для начала ткнул в плечо, И
– Как ты там сказал в экране?,, За другана своего,,, – И, не
дожидаясь моей реакции8 – Садись, поехали к братве! Под гита
– Куда, братан? – с тенью понимания зыркнул он на
меня,
Никогда, ни за какие деньги, я не отправился бы ни в какую
«братву», Нет, Ни в коем случае это не должно повториться, ника
кого Садового кольца,,, «
У тебя есть?» – «Есть, у меня всё есть
»,
Позовите, позовите!!! –олько позовите!!! Позовите меня в
свой плен,,, И уже на крике8 «Господи, ну сделай же что-нибудь!!!
–атьяна! Я люблю тебя! Я хочу тебя! Я хочу вдыхать твой запах,
окунуться лицом в твои волосы, чувствовать себя защищённым
в твоих объятиях!!! Не говори таких слов – «мне на выход»! Я
И вновь я метался по тёмным улицам9 и вновь, зажимая под
мышкой початую бутылку, вертел диск телефона в разбитой, за
– Привет, Дурик! Я тут после нашего разговора телек вклю
чила,,, посмотрела повнимательнее,,, Все тут только о тебе и в
самом деле говорят! Из ящика просто не вылезаешь, Концертов
– С-с-лушай, –-т-анюшка, не слишком ли пренебрежитель
но ты со мной а-а-апщаешься?,, – И тут же, словно поняв свою
ошибку8 – Хоть мы и расстались так неудачно, может быть, я
вернусь?,, Просто так зайду, Мы посидим, шампанск-го выпьем,,,
Я не прикоснусь к тебе на этот раз, если ты этого не захочешь! Я
не собираюсь,,, другую выбросить из головы,,, с тобой переспав,,,
– Нет, Дурик,,, Я ещё раз хорошенько подумала, Не полу
чится у нас с тобой ничего, И не принимай это на свой счёт, по
жалуйста, Наверно, во мне дело,,, сама не знаю, – вовсе не пе
чальным голосом проговорила она, – я из другой оперы, если
тебе так понятнее будет, У меня нет «бывших», да и общество
И тут что-то обломилось во мне, И в этот момент я был уве
рен – скажи она мне эти слова не по телефону, а как тогда, однаж
ды, сказала Зося, глядя мне в глаза, я ударил бы её, Избил бы,
А так я проорал просто, не помня себя от накатившего вдруг
– –ы ревнуешь!!! –ы ревнуешь, сука, – закричал я в труб
ку, – –Ы РЕВНУЕШЬ!!! И не просто к той, которой уже, можно
сказать, нет, к той, которая осталась в другой жизни… –ы рев
нуешь ко всей этой мишуре, на которую сам я насрал с высокой
колокольни!!! Я НЕ –АКОЙ, ПОНИМАЕШЬ?!! Но ты хочешь
видеть меня таким – приехавшим из Москвы мачо, который ох
муряет тут, в вашем блаженном городишке, девочек, банкиров,
,,,Я не мог понять, в какой момент зазвучали гудки отбоя, Я
– Необычная новость, – послышалось без всякого вступле
– Уволены, – без интереса проговорил я, – уволены госпо
дином Полудрагоценным после того как он посмотрел в эфире
то, от чего писают кипятком все бандиты, (Бутылка водки вы
– Ничего я не знаю, Брожу тут по улицам, люди меня ос
танавливают, говорят, что по телевизору видели, Нормальные –
руки жмут, бандюги – чуть ли не взасос целуются, –анюша,,, – я
– –анюша Разносол совершила героический поступок! Это
невероятно! Она сохранила ту передачу с тобой, где ты куришь
свои вонючие коричневые сигареты и напиваешься коньяком
«Белый Аист», и пустила это всё в эфир! Яхонт Ильич Полу
драгоценный, узнав о выходе запрещённой передачи, вызвал на
ковёр Разносола и Хлебосола и предложил им написать заявле
ние об увольнении, Но не успели они это сделать, как тут же ста
– –воя передача, балда, стала самой смотрибельной, и на неё
в «Янтарь» пришло самое большое количество звонков, Все зво
нят до сих пор, спрашивают, где тебя можно послушать, но я уже
– Маталья, – слабо хрипнул я, нашаривая на полу бутылку, –
–ут такое дело,,, депрессией это называется, кажется, Может, я
– Хоть передача и популярная, но победу трубить ещё рано, –
– Концерты я тебе сделаю, это уж точно9 завален будешь са
мыми лучшими сценами, – бодро сообщила она, – а остальное,,,
– Да нет, просто посидим,,, выпьем,,, мне грустно, понима
– Отправляйся к себе в номер, проспись и будь готов к ново
,,,Кому ещё можно было позвонить в этом городе, чтобы
окончательно не унизиться?,, – –олько своим друзьям,,, которых
не выбирают, Кем бы они ни были, как бы ни старались манипу
– Ну что ж, Пилорамов,,, – прозвучал ехидный голос Дени
на том конце, – своего ты добился, –ут такое творится! –воя пе
– Мы тут тоже подумали, – перебивает меня Деня, – пере
– Понял, не дурак, – проговорил я, покачнувшись и запро
Смачного бульканья Вагины не услыхали8 я успел повесить
Следующий звонок я сделал уже из гостиницы «Москва»,
на которую набрёл уже к полуночи, совершенно случайно и не
ожиданно для самого себя, Войдя в полутёмное спящее нутро, я
– Приходите завтра, – строгим тоном ответила пожилая
дама за стойкой администрации, и вдруг8 – Боже мой! Вы не Пи
лорамов ли??? Мы вас по телевизору видали!!! Какой у вас го
лос!!! Сильный, красивый,,, А песни,,, –ут вот листочек, Можете
Неверной рукой я нацарапал что-то на листочке, протяну
– В следующее воскресенье мы на ваш концерт идём, – гор
– На концерт? – постарался не очень удивляться я, – Это
– Простите, – перебил я Ксению, – а как у вас позвонить
,,,Счастливым образом мне удалось миновать «кордон», вы
ставленный Зосиной мамой Валерией –атьяновной8 голос мой,
очевидно, так был пропит, что она меня просто-напросто не уз
– Здравствуйте, можно,,, того,,, это самое,,, Зосю?,, – не
брежным тоном проговорил я, в сущности, ни на что не надеясь,
и всё же задыхаясь от адреналина, немедленно впрыснувшегося
Я слышу голос Зоси вдалеке, на фоне какого-то праздника,
– Нет, – отвечает Валерия –атьяновна, – от Пилорамова я
Затем в трубке звучит Зосин весёлый голос, Но не для меня,
– Вот что, Пилорамов, – отчётливо, словно стакатто молот
ка по крышке гроба зазвучал голос Зоси,,, –ой самой Зоси, ко
торая только что так мило и нежно произносила это «Алик», –
–ебе никогда на пользу не шли уроки, но я всё же преподам тебе
один,,, последний, НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ –УДА,
ГДЕ –Ы БЫЛ ПРОКЛЯ–, Не только не возвращайся, но даже
и не звони,
– Я люблю тебя, – прошептал я, ничего не видя вокруг себя
и уперевшись лбом в дверь кабинки междугородних перегово
–еперь сердце моё, не пропуская ударов, летит галопом
– Я п-п-риеду! Я не в Москве, но я п-п-приеду, – хриплю я в
трубку, и знаю, что если она спросила, где я, это значит, что она
готова встретиться со мной, несмотря на испуг в голосе, Кто-то в
этой семье должен наконец-то на что-то решиться!!! Кто-то дол
,,,Я в салоне самолёта, Под гул реактивного двигателя я
слышу последние слова, брошенные мною самим в трубку8 ЗО
Москва, Садовое кольцо, Ночь почти на исходе, –олпы на
роду, несущиеся туда-сюда, кажется, без какой бы то ни было
цели, Пыль… И этот вечный запах центра Москвы8 запах «кнута
и пряника»,,, сладкого и запретного9 горького и доступного,,, За
Огни, Зелёные, словно в мутном аквариумном мареве9 и
влетающий в окно такси свежий прохладный ветер, смешанный
,,,Бледные зелёные крыши мерцают под неоновыми фона
,,,И, захлёбываясь, с трудом проглатывая холодный воздух,
врывающийся в резко опущенное стекло такси, мчащегося по
– Здесь на эстакаду9 и после эстакады тут же в правый ряд!
Вот он, этот дом, Это МОЙ дом! Не таксиста, не прохожих,
Хотя какая-то тоска свербит в душе8 тот ведь тоже мой, или?,,
Я взбегаю по ступенькам8 громко, с топотом, как прежде9
как будто ничего и не происходило, А ничего и не было, …только
серые невидимые крылья за спиной несут на своём оперении не
Я взбегаю по ступенькам, преодолевая марш за маршем,,,
Маталья,,, Кларочка,,, Имена эти здесь, среди привычных лест
ничных маршей старинного московского дома звучат как имена
инопланетян, Дискотека,,, мелькающие огни,,, Всё такое далёкое
Строки из стихотворения Александра Галича «Возвращение»
, –
Почему только сейчас9 нет – именно сейчас я вдруг почувс
твовал, какое всё это мне родное? – Кабинет Розальи Ребезанд
ровны, братва, Рафик, качающееся в сигаретном мареве моё бед
Я преодолеваю последний лестничный марш, Останавли
ваюсь, оглядываю себя, Всё в порядке8 новый плащ, купленный
прямо в аэропорту, помялся всего лишь малость9 ботинки – ши
карные английские ботинки, купленные там же, почти не сби
лись, пока я бегал по аэропорту, по всем этим переходам, и здесь –
по лестничным маршам, В кармане я нащупываю пачку «Дави
Зося,,, Я хочу, чтобы ты увидела меня шикарным, вот и всё,
Чтобы ты знала, что я не пьянствовал где-то всё это время9 я пел,
пытаясь выжить, И выжил, ВЫЖИЛ, не сдавшись на волю об
,,,Я вдавливаю чёрную кнопку пальцем, и там, по знакомой
«Правильно! Надо спрашивать, В Москве всегда нужно
– –ы даже не понимаешь, что происходит! Что тебя уже дав
Дрожащими руками я вытаскиваю за белый фильтр понтяр
ную «Давидофф», и пытаюсь прикурить от такой же понтярной
– Я! Я! Я! Всё время «я»!!! А тебя вычеркнули, –ебя нет, по
– Как же так? – только и повторяю я, поднимая с кафельно
го пола сигарету9 и в тот же самый момент понимаю, что даль
Э–А ВОЙНА БЕССМЫСЛЕННА, И ПО–ОМУ БЕСКО
,,,Я обнимаю её за плечи, притягиваю в себе, Волосы её пада
– Я понимаю, – шепчет она, вновь подползая ко мне, сминая
простыни широкого дивана, – я всё понимаю, –ы только скажи8
,,,Потолок тесного «СВ», купленного на одного, качает
ся надо мной9 я закрываю глаза, и всё вижу лицо той девочки,,,
Профессионалка, Она сразу всё поняла8 что не она мне нужна, а
другая, И что ту, другую, она не заменит, сколько бы я ей ни заплатил,
«Чем тебе помочь» И тут же8 «Красивая зажигалочка, Золо
Потолок «СВ» качается надо мной, и я погружаюсь в дремоту,
Скорый поезд «Москва-Калининград» несёт меня обратно,
Домой? Нет, сказать так было бы ложью, Поезд УНОСИ– меня,
Уносит из страшного города, в котором меня нет, В котором
меня вычеркнули из жизни… Из жизни, которого меня,,, Мысли
Но всё равно я верю, что рано или поздно избавлюсь от это
ГзЬЮЬ 3
Ы ВЧБМАЗ «БАЗЗБЙОАЕЙ»
Стихи складывались в моей голове весь долгий путь – поч
ти сутки, Лёжа на узкой вагонной койке, я забылся в ворохе слов,
–ак что, как только я, выйдя из вагона на платформу Южно
го Калининградского вокзала, оказался в самой его гуще, среди
толпы, я прислонил огромную свою сумку «DSP?AELL», куп
ленную мной исключительно из-за её названия, к стене длин
ного, ирреально длинного и мрачного подземного перехода, где
Пение вновь помогло забыться, а забыться для меня сегод
ня было крайне важно9 вернее сказать, даже не забыться, а забыть
себя, стоящего у двери квартиры на Садовом кольце и молящего8
Через какое-то время я почувствовал себя вполне уверен
но в этой суетливой хаотичной атмосфере вокзала,,, и, стран
ное дело8 воспоминания об этих кошмарных днях в Москве
исчезли,
Однако я почти что не закрывал глаз, стараясь во время
пения концентрироваться на реальности, тем более что в мою
кепку, что положил я себе под ноги, уже накидали приличную
сумму денег – на них, по моим беглым подсчётам, можно было
купить пиццу в забегаловке и пачку «Моря», Это приводило
Самым интересным было то обстоятельство, что меня,
которого узнавали на улицах, здесь, в подземном переходе, не
узнавали напрочь, Даже взгляда на меня не кидали, а если и
кидали, то мельком, как на очередного собирающего милос
тыню…
«Работать надо, а не про розы петь, – крикнула мне одна
проходящая мимо старушка, – ишь, устроился,,, Стоит! Да табе
«Вот их мечта, – подумалось мне в тот момент, – впрячь
песню вместо тягловой лошади, Собственно говоря, мы это уже
– Смотри-ка, поёт, как Пилорамов,,, Помнишь, на том кон
– Нет, от того голоса столбенеешь, а это – так,,, пьяный вой!
Даме было видней, Вот как получалось8 я остался тем, кем
и был, лишь место действия сменилось – и вот уже никто не
столбенел, Никто даже не останавливался, чтобы вслушаться
в песню,,,
Я разлепил плёнку, застлавшую на мгновение сознание,
–олпа,,, Гудящая толпа проносится мимо, В толпе – подозри
тельный тип, Он пялится на меня, словно прицеливаясь9 слов
но готовится вскинуть ружьё и выстрелить, Этот не просто из
толпы – это ОПЕР, Сейчас меня будут арестовывать за пение в
– Не знаю я никакого Паши, – пробурчал я вяло, пытаясь
– Паша, охранник Кеши Рульмана! Рульман без тебя дня
рождения начинать не хочет! –ебя вся милиция разыскивает,
Весь город на ноги поставили, Хорошо, я твой голос здесь в тол
– –ак точно, ищем, Я тебя в гостинице караулил, потом одна
баба сказала, что уже дня три, как не видела тебя, но что ког
да уходил ты,,, то таинственно как-то уходил,,, Что-то ты ей про
вокзал говорил,,, Поедем, мол, на вокзал, чтобы никто, бля, не
– Надежда Ивановна? – догадался я, (–ак просто, сам для
– Бабу ту, как ты говоришь, Паша, Надеждой Ивановной
– Да, так вот, – обрадовался Паша, – я и бросился к двухча
– –ак она же сказала, что я три дня назад ушёл, – заговорил
– А что мне оставалось делать – неделю назад, день назад,,,
Раз мне сказали, что на вокзал, вот я и на вокзал, – проговорил
– Если абсурд, то почему ты здесь, на вокзале, стоишь, а я
Что мне было ответить?,, Бешеная логика – она потому и
– Я гляжу – ты в переходе песни горланишь, – продолжал
Паша, – Успех ты имеешь, парень, у народа! Гляди-ка, сколько
– И что теперь? – поинтересовался я, – На день рождения
– В некоторой степени повяжем, – обрадовался Паша, – во
Я протянул руки, сложив кисти вместе, Для наручников,
– Да ладно, Пилорамов, не дури, – развеселился он, – мы
Властным жестом взяв меня под руку, а другой ручищей
ухватив мою дорожную сумку «DSP?AELL», он направился
со мной через толпу, мощной грудью раздвигая людей, словно
незначительные, не заслуживающие внимания преграды, –ак
раздвигают кусты, пробираясь в лесу сквозь чащобу, – поду
малось мне,
– Мне вообще-то, туда, – указал я в сторону перехода, – там
– Странный ты тип, Пилорамов, – проговорил Паша, – там,
куда мы едем, денег до фига и больше! Не хрен по подземным пе
реходам шкериться, Рульман тебя навряд ли теперь отпустит,,, и
Рафик тоже,,, А с меня они голову снимут, если я тебя потеряю!
С этими словами он остановил меня перед чёрной лакиро
После смрада вокзального перехода дверца, и то, что откры
лось за нею, показалось мне преддверием рая, Роскошный длин
ный лимузин стоял перед нами, поблескивая серебряными мол
дингами и зеркальной полировкой, в которой отражались8 плечо,
за которое держал меня Паша и моя взъерошенная шевелюра с
– Извольте, – повторил Паша, заметив мою нерешитель
– За всё время, что я работаю, ты – первый, кого –АК, – при
– Рульман? А кто это? – слукавил я, тут же на этот раз про
валиваясь в яму стыда и неловкости, –еперь я понимал, что от
крутиться от дня рождения не удастся9 что мне придётся-таки,
как я ни скрывался, предстать перед Розальей Ребезандровной9
и, более того, предстать совсем не в том виде, в каком предстаёт
– Рульман – это РУЛЬМАН! Мужик что надо, Спонтанный,
– гордо заметил Паша, – Для тех, кого он особенно ценит, ничего
ему не жалко,,, А ещё Рафик,,, –аких слов о тебе я ни от кого не
слыхал, Виделся я, говорит, с Пилорамовым в кафе,,, он пел – и
для Рафаэллы, и для девушки своей,,, Настоящий мужик этот
Пилорамов, и певец настоящий, Сделаю всё для него, даже если
– Сядай, сядай, Пилорамов, если Рульман сказал, что без тебя
день варенья не начнётся, так оно и станет, Всех нас подводишь!
Я безвольно повалился на мягкие сиденья, Паша тем вре
менем, захлопнув дверь и отрезав меня наглухо от страшного,
суматошного окружающего мира, на минуту задержался возле
багажника, кинул туда мою сумку, а затем появился впереди, в
– Стартуем, – выдохнул я, бросив взгляд на отделанный де
ревом бар, вмонтированный в переднее сиденье, и на экран теле
– А что, Паша, могу я налить тут себе чего покрепче? – по
– Валяй, Пилорамов, тире Дурий, Всё в твоём распоряже
Люди, деревья и дома бесшумно замелькали за затенённы
В голове моей мелькало так же, Помимо побочных, вызван
ных эмоциями, сталкивались там ещё две мысли, «
Личная жизнь
моя потерпела окончательный крах
» пыталась раздавить другую –
Непривычно, очень непривычно было попивать из хрус
тального бокала «Баллентайн» в то время как за затемнёнными
стёклами авто проплывал пыльный, измождённый от ранней
Мы пронеслись по развязке мостов у Дома Советов, и да
лее машина рванула в совершенно незнакомом мне направлении,
Хрущёвские многоэтажки, такие многочисленные в привычной
мне части города, сменились шикарными особняками, и я вспом
нил фразу, которую бросил мне господин Мокрецкий в своём ка
бинете8 «Мы должны показать тебе Калининград, –ы его совсем
«Побойся бога! Какие восхищения и какой Мокрецкий, –
взмолился мой внутренний голос, – жизнь твоя закончилась!
Больше у тебя нет иного пути, как только с моста в чёрную воду
«Но я же еду, – возразил я ему, – И вовсе не на свои похо
роны, а напротив, на день рождения очень богатого и всеми ува
жаемого человека, А если я еду, то пора на что-то решиться8 быть
с ними или петь в подземном переходе, как пробовал я сделать
сегодня, Рассуждать о чистом искусстве, стоя по колено в грязи
и нищете, или сидеть с Рафиком в казино «Веранда», попивая
– Ну, и на что ты решился? – дружелюбно поинтересовался
–ут только до меня дошло, что он имеет в виду, какой из на
питков в баре пришёлся мне по вкусу, «Баллентайн», Я выбрал
«Баллентайн» – не копчёную прочесноченную курицу со стака
Но я уже сам знал, что выбор хороший, Гораздо более хоро
ший и правильный, чем думает Паша, В душе моей будто что-то
переломилось, а точнее, склеилось, воссоединилось, –ак мне, по
крайней мере, показалось в эту минуту, Да, я выбрал «Баллентайн»
и вместе с ним – «день варенья» Кеши Рульмана9 «золотую рыб
ку» Рафика и вместе с ним – Рафаэллу9 Розалью Ребезандровну
с моими друзьями Деней и Жимой и с хозяйственным Александ
ром Фёдоровичем9 Сашу Мокрецкого вместе со спорткомплексом
«Резвость»9 Маталью Бреднис с золотым залом галереи, с чёрной
жемчужиной рояля внутри, и с другой жемчужиной – милой Кла
рочкой, вечно встревающей так невпопад и в то же время так к
месту,,, Я выбрал –анечку Пучкову с её стремительной осторож
ностью и страстью в глазах и в голосе,,, Более того! Я поклялся
себе в этот момент, что сделаю всё возможное, чтобы примирить
их всех между собою, Чтобы Рафик никогда не повторял своих
слов8 «Что ты делаешь с этими людьми?», чтобы имя Бреднис
звучало в устах Розальи Ребезандровны, как прекрасная музыка,
чтобы она подружилась с Кешей Рульманом, а тот помог бы ей
превратить дискотеку в кинотеатре «Октябрь» в чистый, шикар
ный ночной молодёжный клуб, чтобы,,, чтобы,,, чтобы,,,
И ещё8 я выбрал всех людей в этом прекрасном летнем го
роде, да и сам город,,, и, конечно, «Баллентайн» в хрустальном
,,,А вот что происходило без меня, с того самого момента, как я с
Розальей Ребезандровной назначил встречу с Муленькой Рульман,,,
– Ещё один появился в городе проситель, – заключил Кеша
Рульман, когда узнал от жены, что та собирается разговаривать
с певцом, приехавшим из Москвы, – –ам, в Москве, у них всё
большие акулы поделили, вот они и бросились в маленькие
города, пока ещё не зависимые от Центра и потому справляю
щиеся со своей экономикой, Решили теперь за наш счёт пожи
виться,
– Да кажется, он только об искусстве говорит9 пока ничего
ни у кого не просил, и выглядит весьма независимо, – возразила
– А Вагина, что, приютила его за красивые глазки?,, Вагина
всегда полна планов, и этот твой певец для неё – сущая находка,
Скоро, скоро они отправятся по банкам! Вот увидишь, о чём он
станет с тобой говорить перед микрофоном, Как пить дать, Ваги
на его уже ориентировала8 деньги будет просить для кинотеатра,
Дня интервью Муленька ждала с большим интересом, А во
время разговора, как и учил Кеша, сама ни на что не провоциро
вала и говорила об искусстве9 меньше – о личной жизни,,, –емы,
Но «денежной» темы Муленька в то утро так и не дожда
лась, несмотря даже на то, что певца сопровождали двое пове
Вечером у Муленьки с Кешей Рульманом вновь состоялся
Кеша8 – О том, что для записей песен нужны хорошо осна
Муля8 – Нет, о том, что записал на нашем телевидении не
Кеша8 – Сказал, что проживает в гостинице и много денег
Муля8 – Сказал, что
, а не проживает, и любит наш
Кеша8 – Что-о-о-о!!! Дом Советов?!! Этот УЖАС на бетон
Муля8 – Сказал, что Эйфелеву башню вначале тоже счита
ли уродством9 что Дом Советов – чудо кубизма, и когда-нибудь
он купит это здание, отреставрирует его и устроит там театр и
Кеша8 – А пока на «покупку» не хватает денег,,, Подсказка –
Муля8 – А пока голова занята песнями, У него своих более
– Перестань меня провоцировать, Рульман, – засмеялась
Муленька, – Он сказал, что их надо подарить людям, Многие
люди чувствуют то же самое, что и он, Песни им помогут спра
виться с трудностями,,, Как видишь, он сам предлагает людям
На проводе был Рафик, Вот у кого и в самом деле личная
– Как Рафаэлла? – был первый вопрос к Рафику, – –ы ска
– Привет, Кеша! Это Рафаэлла! У нас всё в порядке, чего и
– Элла, это ты?!! Не может быть! Рафик, сукин сын, нам
чёрт знает что о тебе наговорил! Что уходишь ты, вроде, от него,
что не знает он, как жить дальше и руки на себя наложить соби
– Нет, было, Но всё действительно в прошлом, – это уже го
– С Муленькой только что о нём говорили, Он тут в интервью
заявил, что живёт исключительно для того чтобы помогать людям,
– Рафик, привет, это Муля, Расскажи, объясни, что случилось?!!
,,,–еперь все четверо сидят на параллельных телефонах, пе
– Он пришёл на интервью в драной майке, и весь светился
– Мы его спеть попросили,,, последнюю нашу песню перед
– Певицу знаете? –ам же, в Алине поёт,,, чёрненькая такая,,,
– –олько он песню запел, как у меня всё на свои места вста
– Знаешь, Кеша, я никогда этого не делал, но я предложил
Кеша Рульман застыл в ожидании, переглядываясь с Му
ленькой8 «Вот сейчас мы и решим, у кого лучше чутьё – у моло
– Я ему говорю8 «Чего ты хочешь? Я стану твоей золотой
– Он сказал8 «Спасибо за веру в то, что я достоин, но я ни в
На дне «варенья» Розалья Ребезандровна Вагина появи
лась к часу дня, как и указывалось в приглашении9 со всей сво
ей «королевской» свитой8 муж Александр Фёдорович, два сына-
близнеца, а с ними под ручку – две звезды местного телевидения
«Янтарь» –атьяна Хлебосол и –атьяна Разносол, На другом авто
тут же, следом, подъехали старший и младший Мокрецкие, гос
Первым порывом Розальи Ребезандровны было – мощ
но взреветь, потрясая сжатым кулаком8 «
Даже не спрашивайте
меня о человеке, недостойном нашего города! Знаете, что он на
,,,Но дальше пришлось бы рассказывать, что именно я на
В вину же мне вменялось преступное невнимание ко всем
Сразу же после утреннего интервью с Муленькой Рульман
Деня с Жимой вбежали в кабинет матери8 «Он ничего не сказал!
«О чём ничего не сказал? – Розалья Ребезандровна Вагина
уже поднималась из-за своего огромного, заваленного бумагами
«О наших интересах! Всё только о себе,,, всё для себя,,, он о
Возможно, она и не готова была сорваться, но они спрово
цировали её – включили, как настенный громкоговоритель, на
строив на соответствующую волну, (–ы, ты, которая приютила
его, которая вытащила его из нищеты, которая дала ему подъём
ные и продолжает платить за его дурацкие выступления,,, –ы не
И тут она всё же взревела, потрясая кулаком8 «Он умолять
,,,–о же самое она хотела воскликнуть и здесь, перед шикарны
ми постройками ресторана мотеля «Балтика», что в двадцати мину
тах езды от Калининграда8 «Он не достоин нашего города», Но она
сдержалась, поклявшись самой себе, что больше никогда вслух не
произнесёт имени «Пилорамов» и проклянёт Пилорамова навеки,
Проклятие «навеки» длилось двадцать секунд, ибо ровно
через двадцать секунд Рафаэлла и Рафик изменили соотноше
ние сил в этой игре, Рафаэлла и Рафик дуэтом, перебивая друг
«Они и Муленька имели случай пообщаться с Пилорамо
вым, и такое он произвёл на них неизгладимое впечатление, что
теперь впечатлением этим заражён и Рульман, Иными словами,
Если бы не подошли Мокрецкие, Вагина, возможно, по
пыталась бы оттереть с моего облика золотое сияние, но ни
как не в присутствии свидетелей, Как же! Совсем недавно она
сама в Пилорамове души не чаяла, даже принимала его у себя
дома!
– Что-то случилось? – поинтересовался пышущий здоровь
ем и радостью жизни младший Мокрецкий после высказанных
– Рульман хочет Пилорамова, – мило и наивно заявила Му
Все повернулись к Вагиной, –а переменилась в лице9 и
не оттого, что все повернулись к ней, а потому, что живо сооб
разила8 если все так интересуются Пилорамовым, нет смысла
вставать на сторону, противоположную общественным инте
ресам,
– Пилорамов исчез, – заключила она, – мы искали его в гос
–ут же организовали поиски8 старший Мокрецкий помог
связаться с –орговым портом, гостиницами и отделениями ми
лиции9 а личный помощник Рульмана выехал на поиски Пило
рамова в отель «Калининград», закончив, как известно, свои по
Чем более неуловимым оказывался я, тем больше решимос
ти появлялось у Рульмана, К двум часам он заявил, что не на
Вагина, устроившаяся в шикарном летнем саду в беседке,
принадлежащей отелю и ресторану, отчаивалась по поводу мое
го исчезновения всё больше и больше, Она расспросила сыновей,
Нет, оказалось, что, кроме их ухода из студии в субботу и
этого дурацкого телефонного разговора в ночи, я не мог их ни в
– Что же с ним случилось?!! – всплакнула Розалья Вагина,
утирая несуществующую слезу белым кружевным платочком, –
–ут же во всём собравшемся обществе возник неизбежный
– Рафик, – вмешалась всё уже сообразившая Вагина, – Ра
фик увозил его куда-то после субботнего вечера у Бреднис, –
платочек вновь взлетел к её глазам, – А мои мальчики видели его
совсем давно, когда он приходил на запись с Муленькой Руль
ман,,, но,,, – она метнула взгляд на сыновей, – но никто не ду
мал, что запись продлится так долго,,, Мальчики должны были
– Если бы мы тогда знали, – горестно воскликнула Розалья
Ребезандровна, словно уже стояла над моим телом, запечатан
И, уткнувшись в кружевной свой платок, она не видела, как
во двор въехал шикарный, блиставший серебряными молдин
гами лимузин и, остановившись, выпустил из своего, обшитого
белой кожей и деревом нутра меня, раскрасневшегося от чрез
Не стоит, наверно, говорить, что в тот день, а вернее уже ве
чер, я окунулся в атмосферу любви и обожания, Даже Вагина,
подойдя под конец собрания ко мне с бокалом шампанского в
– Мы забудем наши проблемки,,, временно, хорошо? – А ког
да я сказал «хорошо», добавила8 – Потом как-нибудь поговорим,
ГзЬЮЬ 4
МКВАЁЙЙЧЕ ГАБНШ
«Можете приходить вечером» – вспомнил я слова Матальи
Бреднис, –ак что, вечером, тут же после дня рождения Кеши
Рульмана, я отправился в галерею, Поскольку на дне рождения я
выпил лишь бокал «Баллентайна», в галерее появился трезвым,
Галерея сияла золотом и картинами Шушеры, Маталья
Бреднис и очаровательная Кларочка были в этот вечер не одино
ки, Пока милая Кларочка заваривала кофе, Маталья представи
– Бреднис, Вреднис,,, или псевдонимы вам выбирала ваша
– Ну, надо же! – засмеялась Аглая Вреднис, – а я никогда и
– Это оттого, – вмешалась Бреднис, – что мы с тобой, ра
дость моя, никогда не сталкивались в работе, Эта лажа будет
первой,
– Что за лажа? – я попытался состроить интеллигентную
– Это, скорее, некий перформанс, – начала Бреднис, и на
лице её отразилось подобие отчаяния, – перформанс на тему
Кларочка принесла кофе и коньяк, Мы уселись за белым
круглым пластиковым столиком, и Маталья Бреднис вкратце
объяснила, что некий художник соорудил из большого деревян
Вреднис смутилась, а Бреднис повторила раздражённым
– По правде сказать, – нежным голосом заговорила Аглая
– По правде сказать, – вмешалась очаровательная Кларочка, –
скульптура эта – новое слово в производстве дерьма, Потому что
такого качества дерьма нам ещё никогда не предлагали проэкс
Сказав это, она выставила перед собой наманикюренные
– Когда это произведение появилось в галерее, – вновь заго
ворила Аглая Вреднис нежным своим голосом, – Маталья поз
вонила мне и спросила, не могла бы я помочь ей как-то обыграть
– Когда это дерьмо появилось в галерее, – вставила наход
чивая Кларочка, – Мата долго плакала, сидя на унитазе, а потом
Как это ни странно, но очаровательная Кларочка была
единственным человеком в этой изумительной компании, внёс
– Всё понятно, – проговорил я, – вам нужно спасти положе
– Что-то типа этого, – кивнула Маталья Бреднис, уже не пы
– Хорошо, – предложил я, – расскажите мне, что мы знаем
– Скульптура называется «Рождённый здесь», – начала
скромная и нежная Аглая Вреднис, – И я тут подумала,,, может
быть, оттолкнуться от того, что мы… (она указала трогательным
жестом на Маталью, себя и Кларочку) что мы тоже рождены
Аглая Вреднис смутилась, но тут заговорила милая Кларочка8
– А это блестящая идея! В творческом плане мы все роди
– Впервые мы услышали тебя именно здесь, так что с пол
– Клара! –ы чудо! – воскликнула Бреднис, – –вою идею мы
,,,И тут дверь распахнулась, и в галерею ворвалась толпа,
Это была галдящая толпа подростков – девчонки и мальчишки,
по-летнему небрежно одетые, с улыбками на лицах и банками
Она и в самом деле ожила, когда ребята ворвались в тихий
просторный зал галереи, и робкие смущённые глаза её, обведён
ные тёмными кругами, засветились, а на бледных, несмотря на
лето, щеках, выступил творческий румянец, Она встала им на
– Маталья Бреднис предлагает нам поучаствовать в перфор
мансе под названием «Рождённый здесь», – слабым, болезнен
ным, но при этом нежным и всепроникающим голосом прогово
– А я родился не здесь, а в детдоме, – отозвался вдруг какой-
– Джонни-Бой, – отрезала Аглая Вреднис тоном строгой, но
всеми любимой учительницы, – во-первых, перестань фантази
ровать, а во-вторых, имеется в виду духовное рождение, –очнее,
возрождение! И во время нашего хепенинга духовно мы все воз
– Неужели можно шмаль приносить?! – радостно восклик
Ребята весело засмеялись, расходясь по залу и рассажива
– Итак, – продолжала Аглая Вреднис, не реагируя на при
вычные, как видно, выходки остряка, – некий художник создал
Маталья Бреднис открыла было рот, дабы подсказать фа
Маталья Бреднис повернулась на голос, успев проговорить8
– –еперь я поняла, Дурий! Ваш интеллект застыл на уров
не пятнадцатилетнего, Именно в этом ваш неотразимый шарм и
–ут же она осеклась, поняв, что говорил не я, а всё тот же
– Если мой интеллект застыл на уровне пятнадцатилетне
го, то можете тогда обращаться ко мне на «ты», – отозвался я из
– Фамилия художника, – тут же заговорила добрая Вреднис,
По галерее пронеслись громовые раскаты смеха, –еперь
смеялись не только ребята из тусовки Вреднис, но и сама Вред
,,,Очень скоро выяснилось, что перформанс будет снимать
ся местным телевидением, что камеры уже заказаны на двадцать
шестое августа, во вторник, а репетиции начнутся через неделю,
а пока,,, Ребята притащили из подсобки стулья9 кому не доста
лось стула, тот уселся прямо на полу, и Маталья Бреднис пред
Идя к роялю, я подумал вдруг8 «Каким смешным со своими
Но в этот момент в моём сознании прозвучали только что
сказанные слова Матальи Бреднис8 «Ваш интеллект, Дурий, за
стыл на уровне пятнадцатилетнего, Именно в этом ваша сила»,
Эти слова придали мне сил и уверенности в себе на весь остав
В полночь мы разошлись, весьма довольные друг другом и
каждый в отдельности – собой самим, Я же настолько был дово
лен этим вторым по счёту моим концертом в галерее у Бреднис,
что опрометчиво пообещал оной написать к пятнадцатому авгус
,,,К ночи, оказавшись в своём номере, я уселся за пишущую
Сценарий «Рождённого здесь» вырисовался в моей голове
очень быстро8 начать я решил с длинной панорамы сложенных
вдоль стены галереи картин художницы Шушеры, Пока движет
ся камера, я буду без всякой музыки напевать нечто лирическое,
К середине песни камера остановится на моём лице, Прислонясь
спиной к стене и сидя на полу, я допою песню, тоскливо глядя на
деревянную корягу, лежащую возле меня, у самых ног, Коряга
эта, творение художника Каряки, по моему замыслу, должна бу
Разумеется, я не писал об этом в своём сценарии, но для
себя решил, что после всего происшедшего в Москве более всего
НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ –УДА, ГДЕ –Ы БЫЛ
,,,И вот, я буду петь, тупо уставившись на корягу-Зосю, как
бы вымаливая у неё прощение, В это время, к концу песни, стек
лянные двери галереи распахнутся, и в золочёную залу ворвётся
Ветер перемен будут изображать те самые мальчишки и де
Они ворвутся в галерею, наполнят её смехом и радостью и
Никто ещё не знает, зачем они это сделают, –олько я буду
знать, что коряга-Зося по сценарию должна будет подвергнуться
показательному уничтожению8 прочь из моей памяти, прочь из
,,,Я как-то спросил её, будем ли мы любить друг друга вечно,
Она ответила мне цитатой из «Казановы» Цветаевой8 «И ГЕН
Но если уж на то пошло, то та самая Генриетта, как видно,
безумно хотела, чтобы Казанова предал её забвению8 ну разве
можно перстнем! На зеркале!! И такие слова!!! Если бы очень
любила его и не хотела расставаться, то накарябала бы, в край
Зося тоже накаркала своими цитатами, А если хочешь, что
В идеале было бы, конечно, здорово сжечь корягу худож
ника Каряки, облив её керосином, что символизировало бы моё
с Зосей торжественное, официальное прощание,,, Но о таком
аутодафе можно было только лишь мечтать! Художник Каряка
Поэтому я решил лишь завалить «Рождённого здесь» сухи
Озорной Джонни-Бой подойдёт к веткам в конце нашего
шоу и щёлкнет зажигалкой,,, Вдруг нам повезёт, и вся эта мишу
ра загорится?!! Классное было бы зрелище – с приездом пожар
,,,Пока же история будет следующая8 «Рождённого здесь»
выставят на позорное обозрение, и, чтобы подчеркнуть всё его
(её, Зоси) ничтожество, артисты будут исполнять вокруг него
Забавно и поучительно было бы, например, увидеть –атья
ну, поющую песню «про Миг» рядом с бревном, символизирую
–акже было бы неплохо, если бы на бревно уселась скри
пачка Рита и сыграла публике «Полёт Валькирии»9 а в это время
я, закованный в наручники, в сопровождении пианистки Вики
исполнял бы арию из «Капитала» Маркса, ни разу не прикоснув
шись к клавишам рояля, Но не сочтёт ли публика «Валькирию»
Здорово было бы измазать полено куриным дерьмом и об
валять в куриных же перьях… только вот как оправдать эту ак
Короче, вопросов было много, Но основная канва обещан
Самым прелестным во всей этой истории я находил то, что с
помощью Зоси-полена вновь смогу встретиться и даже работать
с –атьяной, Ведь предлагал же я ей спеть песню в передаче! Вот
ГзЬЮЬ 5
ВЙКВШ ЛМДГМАЖД Д ГКЗКНА
– Что это за баул у тебя? – Деня пихнул носком ботинка
– Да так,,,
Необходимые вещи
, – проговорил я со своей кровати,
Раннее утро робко заглядывало в широкие пыльные стёк
ла номера 214 гостиницы «Калининград», День рождения Кеши
Рульмана был позади, Весь вечер там, в помещениях и садах рес
торана «Балтика», я, трезвый как стёклышко, проходил с тем са
мым хрустальным бокалом в руке (совершенно пустым), словно
Бродя по помещениям и садам, я переобщался со всеми
гостями, а тех, кого следовало «переобщать» друг с другом – пе
реобщал, –ак, например, Розалью Ребезандровну я незаметно
толкнул в объятия Рульмана9 Сафьяне Мокрецкой спел русский
романс под гитару9 Рафику дал честное слово, что обязательно
отправлюсь в автошколу и получу права9 Муленьке высказал
правду о том, что ни с кем ещё мне не было так весело болтать
перед микрофоном, как с ней9 Саше Мокрецкому я обещал про
ехаться по Калининграду, чтобы затем рассказать в интервью о
том, какой это замечательный город – более того, написать про
Кёниг целую поэму в стихах9 Рафаэллу я уверил, что обязатель
но отправлюсь вместе с нею и Рафиком в магазин музыкальных
инструментов, дабы проконсультировать их в выборе рояля для
гостиной в их новом особняке9 и, наконец, целых полчаса я кидал
пуделю Мокритцу палку, пока та, неудачно брошенная, не отре
кошетила от стены и не саданула пса по пушистой голове, после
Обиделись на меня и братья Вагины, «–ы ни слова не ска
зал о Розалье Ребезандровне в передаче Муленьки Рульман9 а
мама между тем помогала тебе во всём, – резонно заметил Деня
Я ответил, что совершенно с ним согласен, но что теперь всё
изменилось, Вернее, изменился я, Раньше мне мешал правильно
смотреть на вещи один небольшой фактик, который теперь пере
– А как же ты? – Деня округлил глаза, и без того увеличен
ные под линзами очков, затем, как видно, сообразил что-то, – –ы
Он неожиданно забегал по номеру, открывая холодильник
и складывая туда забытые на столе продукты, собирая стаканы и
– Это дело надо отметить! – прозвучал голос из ванной ком
– Если ты был в Москве и вернулся с целым баулом необхо
Он стоял со стаканами в одной руке, с куском зелёного мыла
в другой и с полотенцем через плечо, И я засмеялся, Засмеялся
Проходя к столу с чистыми стаканами, Деня вновь задел
– Фильмы? Зачем тебе фильмы! У мамы же есть всё самое
– Это кассеты со мной, – объяснил я, – съёмки репетиций, кон
цертов, работы на сцене, Вся моя прошлая жизнь на этих кассетах,
На просмотр кадров моей личной жизни в тесном номере
Знакомые и незнакомые ребята и девчонки пришли – кто с
пивом, кто с вином,,, Славик, хозяин «мерседеса», на котором мы
ездили в Светлогорск, притащил две бутылки Советского шам
панского, Раздобыли бокалы, зажгли свечи, выложили сигареты
на стол, Деня Вагин спустился вниз, скупив у старушек, торгую
Шоу было сменеджировано классное – недаром, видно, Ва
гины были детьми директора кинотеатра8 к простенькому, но
всё же цветному телевизору был подключён видеомагнитофон9
в тесный номер откуда-то притащили ещё пару кресел, Я забрал
ся с ногами в главное, по центру, Ребята и девчонки устроились
вокруг – на подлокотниках кресел, на полу9 трое сидели на подо
Блок «Давидофф», которым мне так и не удалось щеголь
–ам были и мои репетиции первой песни из «Бобо»… В чёрной
майке с весёлой надписью «Don’t worrw be hannw!» я прохаживался
на фоне целого симфонического оркестра, стоя перед микрофоном
и в перерывах между музыкальными отрывками обсуждая что-то с
дирижёром,,, –ам были и километры плёнок, сделанных в гримёр
ных Мосфильма, где персональная моя стилистка колдовала над
моим имиджем, Наличие персональной стилистки произвело фу
рор среди всей компании и новый взрыв восхищения,
Славик, водитель «мерседеса», спросил, чего мне налить, и
я развеселил всех шуткой8 «Чаю!», Заботливый Славик не понял
шутки и отправился со своей женой Леной выпрашивать у уже
,,,После кадров гримёрки Мосфильма, где в перерывах меж
ду работой над имиджем, удалившись в гулкий коридор и сидя
на ступеньках лестницы с сигаретами в зубах, мы с Зосей пели
русские романсы, пошли кадры павильонных съёмок первой но
Несмотря на то что фильм «Бобо» почти целиком уже успе
ли показать по местному телевидению, «съёмки того, как проис
Правда, повсюду в кадре неотлучно присутствовала Зося,
что немного омрачало моё настроение, не давая забыться и тере
бя никак не заживающую рану, Особенно больно было смотреть,
как я затащил её в соседний с нашим павильон, где для «Гар
демаринов» с Харатьяном была построена целая улица Венеции
с каналами и площадью, а посередине всего этого великолепия
высился чёрный в свете красного заката эшафот, Воистину, сим
волические кадры, смысла которых мы в те дни не понимали
и, сидя на том самом эшафоте, попивали итальянское вино из
хрустальных бокалов и бесконечно улыбались в камеру, просто
визжа от восторга8 Венеция вся была лазурна и очень похожа на
настоящую9 а эшафот – просто создан для уединения двух любя
И чем больше мы там, на экране, смеялись и веселились,
тем грустнее становился я, сидящий в глубоком кресле, словно
Ко мне протиснулся Славик с чаем, Несмотря на то что про
сьба выпить чаю в пьяной компании была всего лишь шуткой, я
взял стакан и, пробираясь через сплочённые спины, вылез в ко
– Сахара горничная не дала, – по-хозяйски сообщил он, – и
– Спасибо, Славик, – поблагодарил я, проходя в ванную
Из номера доносился смех и оживлённые возгласы,,, «Де
нька! Назад! Мотай назад! Ещё раз палача покажи!» Бразды
правления после моего ухода, как видно, взял на себя Деня Вагин,
– Почему? – наивно-простецки спросил тот, пристально
– Что верно, то верно, – усмехнулся я, – только вот попомни
моё слово8 когда всё закончится, ни одна живая душа со мной
не останется,,, Знаешь, сколько я уже больших концертов в этой
жизни сделал?,, В зале – аплодисменты, все орут «браво», «бис»,,,
за кулисы лезут целоваться, а потом ты в гримёрной смываешь
грим, одеваешься, делаешь глоток коньяку и выходишь через ар
– –ам на подоконнике, есть пирожное – хочешь, принесу? –
Вечеринка закончилась неожиданно8 снизу позвонила де
Через десять минут я стоял посреди разгромленного номе
ра8 пол, кровать, кресла, стол – всё было теперь завалено пласти
ковыми стаканчиками, из которых выливались водка, сок, выва
«Не впервой», – подумал я, падая на кровать, Стаканчики под
прыгнули на матрасе, и пепел просыпался на смятое покрывало,
Правой рукой я нащупал в складках покрывала пульт и на
жал на кнопку «пуск»,,, –ам, за экранным стеклом, в иной, может
быть, и менее счастливой реальности появилась такая же про
куренная комната – моя комната в Москве, и голос одного из
гостей пьяно-развязно сообщил с экрана8 «Свечи так и не были
зажжены, мы все напились и разбили «бра», и теперь не знаем,
На задымлённом экране отражались четверо, лежащие впо
валку на банкетке, возле овального стола8 я, какая-то девица в
«Поехали на Красную площадь», – вновь вяло и безо всяко
го энтузиазма проговорил гость, качая головой и водя по сторо
В кадре показалась собака Манечка, очумелая от дыма и
взволнованная8 она явно хотела во двор по нужде,,, Попискивая,
она подняла острой мордой мою ладонь, но я никак не отреаги
,,,И тогда я – здесь, в этой, сегодняшней реальности, вдруг по-
новому увидел эту давнишнюю сцену8 ВСЁ –АМ ШЛО НЕ –АК!
И если бы я мог, я всё переиграл бы!!! Я проветрил бы ком
нату, бросился бы с Манечкой на свежий воздух и гулял бы с нею,
пока из рыжей собачьей шерсти не выветрится весь табак, а из
меня – алкоголь9 я разогнал бы всех этих незнакомых мне «дру
зей», и лёг бы спать, Я выспался бы и начал жить по-новому,,,
…Я вгляделся в экран, будучи уверенным, что стучат там, в
– Я всех развёз, – сказал Славик и неуверенно добавил, – те
Славик подошёл к кровати, протянув мне бычок «Бело
мора»,
Чисто машинально я закурил, и тело моё тут же загудело,
– Я с тобой останусь, хорошо? – Славик прилёг ко мне на
И в этот момент я отпустил своё сознание, Я обнял Славика
и уснул, И несколько раз просыпался, прижимая его сквозь сон
крепче к себе, вдыхая запах его рубашки – запах пряного тела и
пота, А он лежал и не шевелился, позволяя себя обнимать, И я
знал, что он не спал, Ёжик его волос щекотал мои веки, и ни за
,,,Я спал, но в голове у меня бесконечно вертелась фраза,
будто рыбина из воды, выпрыгивающая на поверхность созна
– Ч Е М – Е Б Е П О М О Ч Ь Ч Е М – Е Б Е П О М О Ч Ь
Розалья Ребезандровна8 – Я помогаю тебе, как родному
Бреднис8 – Надо искать единомышленников, –олько они
–атьяна8 – –ы надеешься, что, переспав со мной, забудешь дру
гую,,, ты хочешь, чтобы я помогла тебе отвлечься от твоей любви,,,
Вагины8 – Пилорамов! Мы – твои друзья, мы хотим тебе
Вновь Розалья Ребезандровна8 – Эти деньги – подъёмные,,,
Девочка-проституточка, там, в Москве8 – Чем тебе по
ЧЕМ–ЕБЕПОМОЧЬЧЕМ–ЕБЕПОМОЧЬЧЕМ–ЕБЕПО,,,
– Довольно! – прозвучал чей-то голос, – Знаешь, кому по
– Неправда, – закричал я в чёрную пустоту, – Цветаева гово
рила, что помочь можно только сильному, а дать деньги – только
– Ха-ха-ха! – захохотал некто из тьмы, – Протянуть руку и
вернуть на пьедестал – это одно9 а махать руками барахтающе
– Что ты, такой талант, и барахтаешься в грязи, Они вот,
простые люди, живут совсем не плохо, даже лучше, чем по-чело
– Они все обделены, Они бездарны, – продолжал голос, воз
вращая меня к своей сложной, путаной мысли, – а талант, как
– Им обидно, что у них нет того, что может их возвысить? –
– Но это лишь слухи, –ак говорят, что талант возвышает, –
– Рядом с ними, – несмело начал я формулировать свою
– И НЕ ОНИ ЕГО В Э–У ГРЯЗЬ –ОЛКАЛИ, – почти со
злобной радостью возвестил я, почувствовав себя на месте всех
– Нет, нет! Они не толкали, – отозвался голос, явно подделыва
ясь теперь под мои интонации и тембр, – они, напротив, помогали,
– А талант всё барахтался, барахтался, захлёбываясь грязью!
– ,,,о том, что наличие таланта приносит человеку счастье и
– В отличие от нас, счастливых, и, соответственно, неталан
– Нет, они не дадут мне помереть, – прошептал я, – они бу
дут подкармливать меня, сидящего в этой грязи, указывая на
меня пальцем заезжим гостям8 «А вот наш талант, Чертовски та
– ,,,–ебе на блюдечке будут приносить водку, но никогда
не вырвут из твоих рук бутылку, ,,,–ы будешь вечно мчаться из
другого города в Москву, трясясь в купе скорого поезда, чтобы,
поцеловав дверной замок, стоять на коленях, умоляя впустить!
,,,–ы будешь вечно стучать кулаком по столу в номере дешёвой
гостиницы, восклицая, словно современный Барон8 «Ну, было!
Было же!!!», И будешь до одури крутить плёнки, (Что вам ин
тересно? – Нам всё интересно,) И чем прекраснее будет твоя
«быль», тем до большей одури будет их щекотать собственное
самолюбие8 –ЕПЕРЬ ОН НАШ, –ЕПЕРЬ МЫ ЕМУ ПОМОГА
ЕМ! Не было бы нас, он вообще бы сдох, Спился бы под забором,
– Простая человеческая слабость, – заговорил мой собесед
ник из серой пустоты, – «Что пользы, если Моцарт будет жить
и новой высоты ещё достигнет?,,» Вечная дилемма, –аланты и
поклонники8 так это мелко, и такая притом это глубокая исти
на! «Он такой же, такой же, как и мы, даже НЕМНОГО хуже!»
Какое облегчение! Мы ничего не потеряли в этой жизни, будучи
обделёнными талантом, Напротив8 наша рациональная обыден
– Обмануть судьбу, Прорваться, –ы когда-нибудь смотрел
в глаза тем, кто прорвался? Они все либо дурачки, либо Злые
– –ретий путь8 прямо в яму с грязью, Иди у всех у них на
поводу, и они приведут тебя туда, где больше всего хотели бы
видеть, Они не злые, ни в коем случае не злые,,, Обыкновенный
инстинкт самосохранения, –енденция к выживанию, Внутри
всех вас спрятан этот Зверь8 он царапается когтями, рвёт и мечет
в то время как вы пьёте кофе, закусывая сладкими булочками в
,,,Бледнеющая серая пустота начала слепить глаза – глаза,
которые были открыты в моём сне, Внутреннее чутьё подсказало
– Как же мне быть? – прокричал я вослед растворяющейся
– Общайся с талантами, – прозвучал голос, – не с теми, кто
Любовь, Вера, Фантазия и Заблуждения лежат в основе лю
– Я в детстве верил, что я Робертино Лоретти(, – невпопад
проговорил я, – даже маму просил называть меня этим именем,
Яркий луч прорезал мне глаза, Свет замигал, словно возму
– Кто ты? – в испуге прошептал я, поняв, что пустота реаги
рует на слово «Бог», Вновь это слово произнести я не решился,
Робертино Лоретти – ребёнок-вундеркинд с голосом ангела, –
Прим, ред,
– Если верить твоим советам, – не сдавался я, – всю жизнь
– Люди бывают абсолютно согласны с тобой только тогда,
когда ты делаешь лишь то, что хотят и ожидают от тебя они сами,
– Это значит, делай, как хотят люди, и будешь всем другом,
У марионетки нет врагов, Даже у жертвы их больше,,, Впрочем,
– Придётся выбрать8 либо ты живёшь для себя и того искус
,,,–еперь вокруг меня светило сплошное белое сияние9 сия
– Хорошо! Я пойду в Храм Искусства, – в отчаянии прокри
чал я, – и что, я найду там единомышленников?!! Какое против
– Я очнусь, я проснусь, я приду в реальный мир, – спешно
заговорил я, – но в том, реальном, нашем мире нет ни сияний, ни
Либо глаза мои, распахнутые в ту часть жизни, где находил
ся сон, заливал ослепляющий свет, либо они перестали разли
– Кем ты был, Богом или Дьяволом? – в ужасе от своего
Контуры,,, предметы,,, очертания,,, перепады света и тени
начали складываться в моём сознании, словно распавшаяся было
мозаика, И чем вернее внешний мир собирался из множества
Отголоски сна ещё звучали в моём сознании, но я пере
стал понимать связь между обрывками своих туманных вос
поминаний,
Как видно, одновременно две мозаики существовать не мог
ли8 по мере того как собиралась в целостную картину реальность
дня, картина моего сна распадалась, Распадалась без всякого
труда8 ведь состояла она даже не из образов – из слов!,, Нет! Кое-
что я помнил8 помнил огромные крылья, закрывшие меня, как
,,,Мороз пробежал по моей коже, Я огляделся, И в самый
последний момент, когда сознание вернулось ко мне, картина
мира наполнилась красками, Вначале краски были яркими,,, без
ДО ЛОМО–Ы В ГЛАЗНОМ ЯБЛОКЕ,,, Я УЖЕ ГОВО
,,,Затем краски померкли, бешеное буйство, сводящее с ума,
Я прекрасно помнил8 вчера была пьянка, однако следов её
не обнаружил8 всё кругом было чисто прибрано, но не механи
чески, как обычно убирает казённый номер горничная, а так, как
На столе у окна стояла чашка с кофе, И что самое чудесное –
У самого порога меня подкосило, накренило и невидимой
Яркие вспышки света замигали под черепом, наполняя мозг
«Что же здесь было?» – повторил я, Слово «Бог» я теперь не
Не знаю, хорошо ли подслушивать чужие разговоры, если
они ведутся во сне, – написано было на листочке бумаги, – На
деюсь, ты простишь, –ы шептал, что «они не дадут тебе поме
реть», Не знаю, как ОНИ, но если что тебе будет нужно, позвони
«ПОМОГУ-ПОМОГУ,,,» – забилось у меня в голове вместе
с ударами пульса, отозвавшегося в висках и в затылке тупой бо
Осторожно, очень осторожно я опустился на узкую кро
За окном пылало лето, Проспект уносил машины через
мост, туда, в сторону кинотеатра «Октябрь», Остров с красно
каменным собором дышал свежей зелёной листвой, Небо было
,,,И – это было очень странно – в какой-то момент окно
вдруг почернело, и мне показалось, что
с той стороны
в стекло
бьются огромные бабочки, серебря и сверкая из черноты серыми
ГзЬЮЬ 6
ЛМДИДМБЙДБ
Как описать то мерзкое, липкое ощущение, оставшееся в
мозгу после моего пробуждения, словно неприятное послевку
Самого сна я не помнил, Помнил лишь, что кто-то говорил
со мной, Кто?,, Возможно ли во сне разговаривать с Дьяволом?,,
Да ещё с тем, от которого «отрекокся»? Нет, это был не Дьявол,
Я помнил одну лишь фразу,,, «Ищи по крыльям», Дьявол не мог
Во всяком случае, было чувство, что кто-то там, в том мире,
усиленно пытается разорвать ту тонкую, эфемерную нить, кото
Ещё казалось, что мерзкий этот, липкий сон видел в минув
шую ночь не я один,,, Что вот сейчас позвоню я Дене с Жимой, и,,,
Дрожащим пальцем я набрал номер домашнего телефона
– Мама на работу собирается, Мы только что встали,,, щас
будем завтрак готовить, Яичницу с ветчиной, Жимка умеет,
– Много, Сколько хочешь, В голову можно кидаться, так
В трубке молчали, Им было неловко оттого, что мама там,
рядом – Розалье Ребезандровне было нелегко подойти ко мне
там, в ресторане мотеля «Балтика» и сказать «Мы забудем наши
проблемки», Ещё труднее ей потому, что она понимает, что мы
забыли наши «проблемки» на время, что серьёзный разговор в
любом случае предстоит, И пока она не узнает, на чьей я стороне,
– Привет, Дура, как поживаешь? – услышал я в телефонной
Я опешил, потеряв дар речи, Голос тем временем печально
– Мне сейчас, это самое, пора в кинотеатр,,, но мы с тобой
Затем она вернула трубку Дене, Разговор с ним вновь не кле
ился, Мы перебросились парой слов о яичнице с горошком и пове
сили трубки, Всё происходило так, как я и предполагал, И это было
неправильно, И я должен был что-то сделать, Я не хотел терять бра
тьев Вагиных, Какие бы трения ни были у меня с их матерью, Деня
с Жимой тут ни при чём, Более того, меня раздражал тот факт, что
Розалья Ребезандровна втягивала их в свои интриги,
Я перезвонил им через час, когда Розалья Ребезандровна,
– Слушайте, – на этот раз неожиданно для самого себя выпа
– А может быть, вы пригласите меня к себе?,, Я попою,,, хо
– Конечно! – услышал я голос Дени в трубке, – И яичницу
,,,Я уже знал, что к ним можно прибежать пешком безо вся
кого такси, если пройти мимо Дома Советов, а затем спуститься
По пути я шквалом прошёлся по полкам универсама8 яб
локи, торт, пельмени, мороженое, какие-то сыры разных фан
тастических сортов, соки,,, И ни капли спиртного, –ак хотелось
появиться у них чистым, невинным,,, даже матерных слов не
– Привет! Я тут на работе как бы,,, Розалью Ребезандровну
«–ы дурак, Пилорамов, – проговорил я про себя, – ведь
можно же было прямо спросить по телефону8 «Ну как, ушла уже
– Сегодня вечером мы собираемся на шашлык, – сообщил,
Я прошёл в кухню, Жима здесь возился с электрической
,,,Когда поглощали яичницу, запивая её грейпфрутовым со
Я вскочил с табуретки, не зная, что теперь делать8 просто
поздороваться?,, Пожать ей руку или чмокнуть в щёчку, как не
Розалья Ребезандровна улыбнулась мне своей материнской
– Ну что, решили куда-нибудь поехать? – вместо приветс
– На море, наверное, съездим, – заговорил Деня, ощущая, как и
я, напряжение, зависшее между мною и Розальей Ребезандровной,
– Но Славика я вам отдам лишь после кинотеатра, – прогово
рила та, – так что, марш быстро вниз, в машину,,, – и добавила8 –
Когда мы ехали в авто, Розалья Ребезандровна накрыла
– Мы сейчас зайдём ко мне в кабинет и поговорим там спо
Больше она не пыталась улыбаться, и мы ехали молча, со
средоточенно глядя в окна авто8 я – на проплывающий с моей
стороны спорткомплекс «Резвость»9 она – на окрашенный в ла
(Как мне рассказывали Деня с Жимой, «при немцах», это
здание было биржей труда, Оно досталось нам в руинах, что
позволило использовать его в качестве декорации к одному из
эпизодов фильма «Отец солдата», После войны же здание вос
становили, а ещё позже укомплектовали театральным звуко– и
светооборудованием, превратив в увеселительное заведение, по
ночам искрящееся огнями, и так же, как и кинотеатр «Октябрь»,
– Конкурентов у нас немало,,, по всему городу, – печально
и ни к кому конкретно не обращаясь, проговорила Розалья Ре
,,,В кабинет мы вошли вчетвером8 Розалья Ребезандровна,
Деня с Жимой и я, –ут же, со стула для посетителей, стоявшего
сбоку у стены, поднялся нам навстречу молчаливый Александр
– Прошу вас, – Розалья Ребезандровна грустно улыбну
лась Александру Фёдоровичу и детям, удержав меня за руку,
когда я, пропустив вперёд их троих, направился было в потаён
ную комнату,
– Садись, – она указала мне на привычное кресло на колёси
– Мы вас ждём, – подмигнул мне Деня, Казалось, все они
были в курсе какого-то плана, в который я пока не был пос
вящён,
Зеркало приняло своё обычное положение, прикрыв двер
В кабинете мы остались вдвоём, Розалья Ребезандровна,
усевшись за свой рабочий стол, выдвинула один из его ящиков,
«Сейчас она закурит или предложит бульон», – мелькнуло у
,,,Но на свет из ящика стола появилась пачка конвертов, Ро
залья Ребезандровна протянула их мне, Примерно в таких же
конвертах на дискотеке мне передавали деньги8 конверты были
Я раскрыл один из конвертов, вытащив оттуда мелко ис
писанный листок, Это было письмо, Адресовано оно было зам,
Дорогая, милая Мура Культуровна!
» – этими словами начи
налось длинное, развёрнутое повествование некоей женщины, не
называвшей своего имени9 повествование о горестях и проблемах,
связанных с её дочерью, Дочь с некоторых пор стала наркоманкой,
и виной этому горю, судя по письму взволнованной и расстроен
ной женщины, был
ночной вертеп
, который дочь её посещала,
Ночной вертеп,
– писала она, –
ловко камуфлировался под
якобы пристойное заведение,,, место, где наши дети могут про
вести время, столкнувшись с прекрасным, расслабившись к концу
Единственным прекрасным, как следовало далее из письма,
оказались наркотики, да алкоголь, с которыми бедная девушка и
К милой и дорогой
Муре Культуровне –уполевой несчастная
женщина обращалась как к единственной спасительнице «
не её дочери
», которую, судя по письму, спасать было уже поздно,
то сотни других, ни в чём не повинных наших детей, ежедневно
попадающих в плен наркомании и алкоголизма в таких вот, как
В завершение письмо буквально воспламенялось жарким
призывом очистить город от подобных ночных заведений и, в
частности, обратить особое внимание на вертеп, в котором сло
Хорошо бы выяснить, чем занимается кинотеатр «Ок
тябрь» по ночам, в свободное от показа не менее сомнительных
В постскриптуме женщина добавляла, что несколько раз
пыталась проникнуть в заведение, «
сияющее призывными огня
ми и грохочущее музыкой, слышимой даже с улицы
», но ей это не
удалось8 охрана заявила, что по возрасту она не подходит в посе
Конечно, они прекрасно понимают, что я не такая дура,
как наши малолетние дети, и меня не так просто посадить на
,,,В другом письме, написанном примерно в том же стиле,
бедные родители удивлялись, что же случилось с их сыном пос
ле того, как он стал посещать ночную дискотеку в кинотеатре
– Неужели дело обстоит так печально? – воскликнул я на
конец, – Я пел на дискотеке,,, да, там были порою драки, и стран
ные типы шатались в баре9 но это нормально для ночного мо
– Это называется «анонимки», – пояснила Розалья Ребезан
дровна, пряча письма в ящик стола, – и отослала мне их та самая
Мура Культуровна, которой они были адресованы, Отослала
потому, что мы находимся с ней в неплохих отношениях, Но в
каких бы отношениях мы с ней ни находились, ей всё равно при
дётся проводить теперь всякие проверки и «выявления», потому
что подобная глупость может быть послана куда угодно, и потом
из «кудаугодна» Мурочке будут звонить с прелюбопытным воп
росом8 «Что же это вы, дорогая наша, совсем не интересуетесь
Розалья Ребезандровна извлекла на свет божий пачку сига
рет и закурила, Пальцы её дрожали, и кончик сигареты никак не
– Нам сейчас очень, очень, позарез необходимо, – продол
жала она, справившись с дрожью, выдыхая изо рта дым и ста
новясь на секунду похожей на известный сказочный персонаж, –
смертельно необходимо хоть одно доброе слово! Доброе, конеч
но, слишком широко сказано8 кинотеатру Октябрь требуется
справедливое, компетентное мнение,,, И реклама ему нужна так
– Вы хотите сказать, что своим обращением к «бандюгам» я
дискредитировал ваш кинотеатр? – удивился я, – Но, Розалья
Ребезандровна, что же плохого в том, что объявляется война
– Никакой войны хамству и пошлости не может быть, пото
– У нас есть ночная дискотека,,, нет, лучше клуб,,, ночной
клуб, в котором, начиная с девяти вечера, проходят различные
культурные мероприятия,,, – рука её вновь дрогнула, но она про
должала8 – как то8 танцевальные конкурсы, лотереи, просмотр
юмористических передач,,, Я тут уже выписала у знакомых по
ляков пресмешную передачу, где домашней камерой сняты вся
кие случайные «ляпы» и смешные ситуации,,, – Она попыталась
улыбнуться, и на этот раз ей это не удалось, – В свой ночной клуб, –
продолжала она казённо-бесцветным голосом, – мы приглашаем
разных артистов, славящихся своим добрым характером и спо
койным нравом,,, – Рот её скривился, – Артисты тесно общают
ся с нашей молодёжью, проводят викторины, конкурсы,,, ах, про
конкурсы я уже упоминала,,, бег в мешках, карточные игры,,, то
есть, фокусы карточные,,, – –еперь всё лицо её исказилось, из глаз
брызнули слёзы, а голова упала на пухлые руки, – Фокусы вся
кие,,, я уже сама не знаю, что говорю, – вырвалось у неё сквозь
плотно сжатые губы, старающиеся не пропустить рыданий,
В этот момент прямоугольное зеркало поехало в сторону, и
в проходе предстали Александр Фёдорович и оба сына Розальи
Александр Фёдорович посмотрел на меня укоризненно,
Деня с Жимой бросились к матери, и Деня, галантно опустив
шись перед ней на одно колено, обнял её, рыдающую, и голова
его с пернатым чубчиком затряслась в такт раскачивающейся её
Жима же, гладя рукой её завитые, в спешке уложенные во
Деня, подхватив, как истинный близнец, призыв брата, до
На глаза его навернулись слёзы, и я уже сам был готов рас
плакаться при виде такого обширного слезотечения и глубоко
го семейного горя, как вдруг Розалья Ребезандровна отняла
голову от планшетки заваленного стола, и, превозмогая скорбь,
предложила8
– А не уединиться ли нам всем в потайной комнатке, не ис
пить ли там коньячку и не обсудить ли на этот раз всё спокойно
– Испить! – несдержанно и неожиданно для самого себя
– Обсудить, – поддержал Розалью Ребезандровну Алек
Выбравшись из-за стола и утирая платком потёкшие чёрной
– Прошу секунду подождать, я должна привести себя в по
Она скрылась в потаённой комнате, крикнув оттуда8 – Деня,
Полуобняв за плечо, они увели меня к выходу из кабинета,
и тут же за дверьми, в тёмном коридоре, схватив за грудки, жар
– Дура! Мы сейчас будем говорить о переустройстве дис
котеки,,, Розалья Ребезандровна,,, мама,,, прислушивается
к твоему мнению9 мы же для неё – просто дети, и нас она не
всегда ставит в расчёт, А мы долго думали над тем, как тут всё
переустроить! (Они обвели торопливыми жестами тёмный ко
ридор,) К тому же, мы лучше знаем всю эту систему,,, изнутри,
так сказать,,, Короче,,,
– Короче, это самое, мы должны объединиться8 авторитет
– Да, – вновь зашептали они, – несколько нововведений,,,
– Нет, – мотнул головой я, – это не годится, Вы должны ска
зать мне сейчас, Я должен знать заранее, что вы хотите предло
жить, иначе я не смогу вас поддержать, Довольно с нас всех этих
– Хорошо, – заговорил Деня, – первое, что нужно сделать,
это открыть внизу, в холле первого этажа, кафе-бар, который бы
работал круглосуточно в дни, когда дискотека, и с полудня до
полуночи, когда её нет, А то глупая ситуация получается8 мама –
– Денька, ты что, дурак? – воскликнул Жима и, взяв иници
ативу на себя, продолжил, – Во-вторых, нужно сменить охрану,
– …Чтобы новые, те, кого мы предложим на места охран
ников, пропускали нас и наших девочек бесплатно, – закончил
– Денька шутит, – взвился Жима, – Старая охрана куплена,
именно поэтому все кому не лень проносят на дискотеку дармо
вой алкоголь, да ещё не лучшего качества8 водку, купленную с
рук на вокзале! А у нас есть свои кандидатуры, Парни крепкие и
Жима посмотрел на меня честным-пречестным взглядом,
–аким взглядом, что я готов был на секунду поверить ему, что я
и сделал после того как прозвучало третье, самое разумное пред
– Ассортимент! Надо расширить и улучшить ассортимент
в баре8 водку в большей степени заменить хорошими винами и
шампанским, и обязательно чтобы закусывали8 ввести закуску в
непреложное правило! Иначе получается, они только и делают,
что пьют, а потом блюют – либо в туалете, либо прямо в зале, в
– Чай! – вспомнил Жима, – Нужно подавать чай, кофе,,, что-
нибудь горячее, а не только соки,,, сам знаешь, сколько с этими
Я и в самом деле знал, Знал, что «под сок» водка почти не
чувствуется, и если ты пьёшь на голодный желудок, то опьянеешь
так незаметно, что тебя даже не успеют подхватить и вынести,,,
– Ну, про культурную программу мама тебе сама скажет, –
заключил Жима, – И не обижайся только, как тогда, в Штад
тхалле! Всё, о чём мы тогда говорили, было разумно9 а мама у нас
идеалистка – она считает, что красота спасёт мир, что ты запоёшь
на дискотеке про прекрасные чувства, и Верка – малолетняя про
ститутка – перестанет искать клиентов, а сядет в уголку и, утерев
набежавшую слезу, глотнёт из перламутровой чашечки кофею,,,
– Мы сами считаем, – проговорил Жима, выражая, по-ви
димому, и мнение брата, – что ты, Пилорамов, для избранных, И
,,,Маленькие кофейные чашечки из сервиза скромно стояли
перед каждым, украшая низкий столик, Но более всего радовали
глаз и украшали тот самый столик два блюда8 одно – дымящееся,
с сочными, аппетитными, истекающими соком колбасками9 дру
– Ну что ж, – заговорила Розалья Ребезандровна, – попы
таемся исправить то, что мы, – она мельком кинула взгляд на
– Хорошо, Мы все ждём твоего мнения, Дура, на счёт пре
вращения дискотеки в культурный клуб, Про мои польские свя
Розалья Ребезандровна выразительно посмотрела на меня,
Что-то она хотела сказать мне этим взглядом, но я не понял что,
Мысленно в этот момент я прикидывал, каким образом можно
совместить интересы Розальи Ребезандровны с интересами моих
друзей, Получалась интересная штука8 несмотря на то что пред
ложения Жимы и Дени отдавали некой корыстью, они и вправду
были полны здравого смысла и знания дела «изнутри», Остава
лось только облечь все эти идеи в доступную для восприятия
форму, и,,, «
И что, Пилорамов?,,
» И тогда волки будут сыты, и
– –ак, что же, Дурий, как ты считаешь, есть возможность
окультурить дискотеку? – услышал я голос Розальи Ребезан
дровны,
– Всё зависит от того, какую вы планируете ночную про
грамму, – начал я, – Если стриптиз для взрослых дяденек и
тётенек, то можно смело делать большие наценки на товары и
повышать цену на билеты9 а если бег в мешках, то администра
ция сама должна доплачивать дяденькам и тётенькам, чтобы те
– А то, что ваш метод отпугивания нежелательных элемен
тов с помощью искусства, вовсе не подходящего для дискотеки,
чуть не поссорил нас9 и более того – ничего хорошего не при
несёт этот метод, Ночной программе нужно уделять особое вни
мание8 она должна быть зрелищной, эстетичной и ни в коем слу
чае не оскорблять или напрягать публику, Публику вы должны
уважать и ценить превыше всего – ведь именно эти мальчишки и
– И публика – это не однородная масса, – продолжал я, не
сясь теперь на крыльях вдохновения, – Если вы хотите открыть
клуб для лесбиянок и гомосексуалистов, то должны одеть портье
в кожу и вырезать в штанах его, на заднице, дырку,,, Хотите вы
– Ой, нет! – испугалась Розалья Ребезандровна, замахав ру
– Ну, Дура, – заулыбалась она, застенчиво краснея, – ты же
знаешь, что мы должны открыть такой клуб, которому не страш
на была бы никакая проверка оттуда, – она указала шариковой
Жима Вагин вновь хотел было вмешаться, но теперь нас с
– Значит, для вас больше всего подойдёт дэнс-клуб с эле
– Но любая проверка сверху воспримет эту эротику как пор
– Совсем не обязательно, – возразил я, – вам нужен дэнс-
клуб9 и ни в коем случае не молодёжный! Просто дэнс-клуб,
Пусть приходят все, кто хочет, Вспомните, ведь в одном из пи
сем даму злило именно то, что она не могла проникнуть туда, где
– Мама, – проговорил Жима, но на него не обратили вни
Розалья Ребезандровна бросила на меня беспомощный
взгляд, Выходило так, что эта благородная женщина ни словом
не упомянула своей семье об анонимках, так омрачающих ей
– Мы разбирали с Розальей Ребезандровной одну статью, и
в ней приводились письма в газету, – нашёлся я, – одна мамаша
писала, что долго не знала, где пропадает её дочь9 а когда наконец
выяснила, то стояла, как дура, у дверей клуба, в который её не
– Никаких молодёжных клубов! – выкрикнул я, словно ло
зунг, глотнув кофе, щедро сдобренного коньяком, – Просто дэнс-
– Но молодёжь хочет собираться отдельно! Никто не будет
доволен, если рядом присутствуют,,, танцуют старики, – замети
– А для этого есть название и соответствующая реклама, –
пояснил я, – Рок-клуб, поп-клуб,,, Врубаем музыку погромче, и
всё в порядке, Но каждый, поймите – КАЖДЫЙ – должен иметь
уверенность в том, что если он захочет, то в любой момент может
– А культурная программа? – поинтересовалась Розалья Ре
– Где-то в полночь зал оживляется таинственным светом, на
танцплощадку падают огни софитов, и начинается шоу,,, при
мерно то же самое, что вы предлагали, только без слов «культур
ная программа», Никто не любит, когда навязывают культуру,
– Но нам непременно нужно что-то культурное, – возразила
– Опять вы за своё, – упал духом я, – В полночь у вас на
чнётся прекрасное шоу8 красивые девочки будут исполнять
топлесс9 латинос будут с жаром танцевать танго, женщины,
одетые в красное, с полуобнажённой грудью – притопывать и
петь хабанеры, Я думаю, в городе полно хороших музыкальных
коллективов, из которых можно было бы сколотить неплохую
труппу,,, как в театре!
– Дура, – открыл вновь рот Жима, но я вновь перебил его,
– –еперь по поводу обслуживания,,, хорошо бы открыть не
большой бар на первом этаже кинотеатра8 в фойе, Бар, который
не имел бы непосредственного отношения к ночному клубу, –а
кой бар автоматически отвёл бы часть внимания от дискотеки
Розалья Ребезандровна кинула на меня непонимающий
– Сейчас Октябрь – это кинотеатр, К кино у нас в стране
– Несмотря на то что в кинотеатры никто не ходит, – заме
тил Александр Фёдорович, доливая в чашечки, поверх почти до
– Вот именно, И вот это соседство кинотеатра, да ещё под
названием Октябрь, с ночной дискотекой, и раздражает некото
рых, А теперь, представьте рекламу в газете8 «
На выходные дни
вас приглашает к себе комплекс отдыха «Времена года», где вы
можете8 посмотреть всей семьёй хороший фильм на широком эк
ране, посидеть и перекусить в нашем баре, а под вечер, в ночном
дэнс-клубе, потанцевать, и отвлечься от повседневности, пос
Розалья Ребезандровна что-то спешно писала в блокноте,
Деня смотрел на меня непонимающим взглядом,,, Я же вошёл
– А охранять эту тихую и вместе с тем бурную благодать
– –ихая и вместе с тем бурная благодать! – прошептала Ро
залья Ребезандровна еле слышно, – Дно моря! Посейдон! Мы
назовём наш ночной клуб «Посейдон»! – И она вознесла в воз
Рука её так и застыла в воздухе, ибо, прервав её шёпот, так
же тихо, несмело прозвучал наконец-то голос Жимы, который до
– А ты, Пилорамов,,, –ы ничего не сказал про себя и про
– И в самом деле, – проговорила Розалья Ребезандровна, –
почему ты всё время повторял8 «Ваш клуб, вам надо,,,»? А как
– А «МЫ» больше не будет, – тихо проговорил я, – Я дав
но хотел сказать вам об этом своём решении,,, но никак не по
лучалось,,, Я не буду больше петь на дискотеке, И я очень рад,
что сказал это именно сейчас, когда мы, кажется, помирились с
ГзЬЮЬ 7
ЛМКДНФБНОВДБ ЙА АКМКГБ
,,,В фойе первого этажа тихо сидел Славик, ожидая «даль
– Почти, Сейчас они подтянутся, Я их там немного,,, того,,,
– Я уже,,, мы там коньяка напились, пока совещались,,, А
– А что, мы не можем оставить машину и пойти куда-нибудь?,,
– Не-е-е, лучше куда-нибудь поехать, –ы выпьешь шам
панского?
Славик посмотрел на меня, Что-то было в этом взоре такое,,,
Кое-что, чего я никогда ни у кого, смотревшего на меня, не заме
чал8 ЗАБО–А, Его светло-серые глаза, разделённые, как горою,
выпуклой горбинкой носа, обгоревшей и облупившейся на солн
– Хочешь, пойдём, я попою,,, – смущённо-радостно предло
– –ам же сеанс, – начал Славик, не отдавая себе отчёта в том, что,
опережая мои действия, сам с готовностью поднимается со стула,
За стеклянной стеной цвело, полыхало солнцем жаркое
лето, В скверике, разбитом перед кинотеатром, рассыпал свои
жемчужно-прохладные капли фонтан, и дети плескались в про
зрачных струях, Под липами, окружившими сквер, сидели мама
ши, прикидываясь читающими журналы, на самом же деле из-за
журналов зорко приглядывающие за чадами, В дымке удаляю
щегося проспекта, там, за мостом, где гостиница «Калининград»,
неслышно грохотали трамваи и я, как школьник, задержанный
в классе после уроков, представлял их весёлый звон, когда они
С букетом роз, запрокинув голову, словно взмахивая неви
дорогу перебегал молоденький курсантик, Оглянувшись на
площади и подойдя к фонтану, он присел на каменный его бор
– ,,,Я подошёл сейчас к окну, – пропел я еле слышно и слегка
касаясь клавиш,,, Славик, присевший справа от меня на корточ
Что-то смешалось, И нечто качнулось, «О, (далее, по привыч
ке, должно было последовать «боже», но не последовало) ,,,как
мне не хватает светлых, невинных, заботливых глаз!» – прокрича
ло где-то внутри, там, намного глубже, чем голосовые связки,
Зарыться, зарыться с головой в подушки, чтобы никто не
слышал твоего голоса,,, Сейчас они поймут, Почувствуют, Мне
стыдно? Нет, Мне не стыдно за то, что я хочу глаз, Заботливых
Если сейчас меня кто-то пожалеет, я за себя не ручаюсь!
Слишком всё хорошо, Слишком залито небо солнцем,,, И стекло
сегодня помыто,,, Огромное, во всю стену, стекло,,, Меня больше
И он всё же не послушался,,, не прочитал в моих глазах,,, по
Когда в конце песни руки мои опустились на белые клави
ши, замерев, словно не зная, куда теперь деваться от стыда за со
деянное (они играли,,, танцевали по чёрно-белой Лестнице Иоа
ковой((), другие руки поймали их, взяли на мгновение в плен, И
А позади вдруг послышалось «хлоп-хлоп», Будто бы этими
Я готов был провалиться от ужаса под землю, выдернув ла
– Как всегда прекрасно и неожиданно, – весьма двусмыслен
но произнесла Розалья Ребезандровна, От её голоса меня броси
–ам стояла рядом и Мокрецкая8 слеза стекала по её пухлому
И тогда руки Славика вновь поймали мои руки, спрятавши
И от того, что он сделал это открыто, совершенно созна
тельно и естественно на глазах у всех, теперь уже явно не воруя
моих рук, что-то толкнуло стоявших до той поры позади на рас
Это стихотворение принадлежит перу Алексея Дидурова
, –
Прим, ред,
Иоакова Лестница – по библейскому преданию – лестница, ступив
на которую, раскаявшиеся грешники в день Страшного суда поднимутся
стоянии, ко мне, к пианино9 и когда я встал, Мокрецкая подошла
ко мне (слеза, новая слеза стекала по её щеке), и я обнял её, по
И они закивали, как будто вспомнили, Они, конечно же,
Розалья Ребезандровна сделала шаг ко мне, оттеснив пла
– Эта улица, город,,, как в призрачном сне,,, – ПЛАММС,,, Я
врезался лбом в белые клавиши,,, –
,,,Это будет, а, может быть,
Чьи-то руки подхватили меня, и моё тело, отделившись от
инструмента, поплыло в пространстве9 огромные окна, с фонта
ном и сквером за ними, повернулись и стали удаляться, умень
– Несите его,,, несите его сюда,,, – слышу я голоса, – осто
И МЫ выплываем на свежий воздух, в птичье пение – я и
лицо, зависшее надо мной, словно лик святого над пропастью в
– Куда вы его? – слышу я взволнованные суетливые женс
Губы Славика, слегка стиснутые от напряжения, раскрыва
Глаза мои упёрты в небо, Козырёк кинотеатра поплыл в
сторону, Вот теперь ощущается холодный пот, заливающий лоб,
Деня Вагин раскрывает дверь знакомого мерса, и я опуска
– На крыльях любви, – не в силах не съязвить, добавляет
– Давно надо было поехать! – рявкает Славик, – Все кри
чат8 талант, талант, гений,,, А гений не просыхает у вас уже три
,,,Я смотрю на улицы, проплывающие передо мной, мелька
ющие домами и пешеходами, и глаза мои слезятся от солёного
– И в самом деле не просыхаю, – тихо и неразборчиво, ибо
– Что это? – Я, уже заметно пришедший в себя, таращу глаза
в окно летящего по дороге мерса на первозданную зелень, сквозь
которую мгновениями проскальзывают золотой, залитый солн
– Заколдованная, закрытая от всех людей зона? – уточняю
я, (–ри минуты назад мы миновали кордон со шлагбаумом, где в
прикордонной будке Славик расплатился с человеком в военной
– За этой тойотой я давно гоняюсь, – слышу я голос Славика,
Белая сверкающая «–ойота-карина» обогнала наш мерс, Де
вчонка за рулём грациозно и вместе с тем залихватски выставив
правую руку в раскрытый люк, показала нам средний свой нама
никюренный пальчик с крупным перстнем, сверкающим на солнце,
которое с завораживающим миганием прорывалось сквозь листву,
– Однажды я гонялся за этой тойотой на своём мотоцикле, –
голосом, срывающимся в экстазе, пропел он, – здесь, на косе,,,
– Кто она? – спросил я, возвращённый к жизни появлением
девушки и возбуждённый «неприличным», но при этом таким
Девушка тем временем преодолела крутой вираж, лихо по
– Денька ухаживал за ней, – пояснил Жима, – в прошлом
– Когда она ходила на дискотеку ещё как дешёвая шлюха, –
– Она крутила с Денькой,,, Он столько денег на неё выбро
– До этого она не то, чтобы тойоты, а и паршивого Москвича
–яжелый мерс пошёл на обгон, но «тойота» подала в левую
Он попытался протиснуть свой мерс между левым бордю
ром и корпусом «тойоты», Широкая машина прошла вперёд на
половину, и в этот момент впереди, на ровной дороге, замаячила
Девушка, улыбаясь, показала пальчиком вперёд, на чёрную
точку, теперь разросшуюся настолько, что в ней можно было уз
нать неуклюжий, с огромными задними колёсами трактор «Бе
Корпус «тойоты» слегка качнулся влево, задев молдинг
«мерседеса», В глазах Славика сверкнула дьявольская искорка,
– Да она ненормальная! – вырвалось у Дени, – –ормози, –
На девушку я больше не смотрел, Моё внимание приковал
правый глаз Славика, блиставший великолепным задорным дья
–рактор «Беларусь» неотвратимо приближался, виляя из
стороны в сторону8 то ли водитель был пьян, то ли не мог сооб
разить, с какой стороны принять удар двух тесно прижавшихся
друг к другу авто, с бешеной скоростью несущихся по узкому
Жима, белый, как полотно, нечленораздельно выдавливал
«–ойота» ещё раз дёрнула по молдингу мерса, не пропуская
его на обгон и притирая почти к самой обочине встречной поло
сы, –ам заканчивался асфальт и начинался зыбкий грунт, слегка
поросший дикой осокой, Попади туда колесо – да ещё на такой
скорости – машину непременно занесёт, отбросив в кювет к де
Лицо девчонки в кабине «тойоты» начало выражать бес
покойство, прищуренные глаза – напряжение, Казалось, только
сейчас она поняла, что на этой узкой дороге двум авто, идущим
обок, и широкому трактору не разъехаться, Глаза её лихорадочно
Это было похоже на общее помешательство, ибо Славик
– Врёшь, не возьмёшь! – скрежетал зубами он, впиваясь по
–рактор теперь стремительно приближался к нам, уже не
петляя8 отчётливо видны были его близко посаженные и теперь
мигающие фары – мужик за прямым, как оконное стекло, окном
кабины сигналил нам9 в глазах его застыл ужас, скривившийся
С моего «штурманского» места мне на мгновение показа
лось, что это не две легковые тачки, тесно прижавшись бортами
друг к другу, летят навстречу сельскохозяйственному мутанту,
а железноколёсная громадина с грохотом обрушивается на нас,
грозя раздавить, затоптать, умертвить, сверкая своими глазища
Правой рукой я нащупал сбоку от себя свободно болтаю
щийся ремень безопасности, «Я не пристёгнут, Ну да ладно,,,
Неловко попадать в аварию, да?,, Или, может быть, ещё какое
чувство испытываешь, когда собравшиеся вокруг дымящихся
обломков зеваки глазеют на твоё беспомощное тулово, которое
врачи скорой помощи только что извлекли из ада и бросили на
На мгновение я устыдился своего жеста – украдкой, правой
рукой, к затылку, где болтался ремень безопасности, – а потом,
,,,–рактор налетел на нас, неожиданно выросши из трактора
в огромную чёрную тень, заслонившую мелькающее и сверкаю
щее из-за деревьев на обочине солнце9 налетел и, словно ирраци
онально-нематериальный объект, пройдя сквозь наше авто, мате
риализовался в левой части проезжей полосы, там, где кончается
асфальтовое покрытие и начинается вязкий грунт, переходящий
Ни скрежета, ни удара,,, «тойота» и мерс продолжали мчать
ся, прижавшись друг к другу, Молдинг «мерседеса» ещё раз де
ранул по обшивке «тойоты», и в этот самый момент оба водителя
ударили по тормозам, Пройдя несколько метров юзом, «тойота»
развернулась и замерла на месте, нелепо уткнувшись в морду
Деня с Жимой в изнеможении откинулись на сиденье, Оба
авто так и стояли посередине дороги, будто приклеенные друг к
– Ну что, доездились? – поинтересовалась девушка, высу
–рактор «Беларусь» сполз с обочины в двухстах метрах от
нас, врывшись мордой в придорожный грунт, Ошарашенный
мужик уже вылезал из кабины, отвалив нелепую плоскую гряз
но-синюю дверь и сотрясая оглушительным матом обе полови
– Может, для начала уберёмся отсюда, – предложил Славик,
Девушка покосилась на свою жертву, Глаза её скользнули в
сторону борта мерса, где красовалась блестящая свежепродран
ная царапина, Секундный взгляд на своё собственное авто, и
–еперь и Вагины опустили стекло, Вернее, опустил стекло
– –ак это вы руководили гонками?!! А я-то думаю8 кто же
это там понукает нашим резвым жеребчиком! (Взгляд на Слави
Казалось, для этой женщины не существовало нервов8 во
всяком случае, произошедшая авария не особенно её взволно
вала,
Я подавился от неожиданности собственным горлом8
чего-чего, а такой оценки Кёнига и меня как личности мне слы
шать ещё не приходилось, Вагины, опустив стекло, раскрыли
было рты,
– Атас! – весело вскрикнула девушка, щёлкая ключом за
Водитель поверженного трактора мчался к нам с монтиров
ГзЬЮЬ 1.
ЛМБЖМАНЙАЫ «АИАГКЙЖА»
ЛМБАПЛМБВААБО
или «Инакомыслящий»
Проехав километров пять, мы в сопровождении «тойоты»
свернули направо по подъездной дороге возле широченного рек
ламного щита, на котором художником-маляром коряво изобра
жено было весело улыбающееся семейство, выглядывающее из по
ходной палатки, разбитой почему-то среди голубой озёрной глади,
тогда как до нарисованного берега было ещё плыть да плыть,
Подъездная дорога привела нас на некоторое подобие мола,
где уже были припаркованы несколько легковушек, Мы вышли
По правую и левую стороны красовались щиты с намалё
ванной на них «Хэппи лайф»8 костры, шашлыки, купание, бас
кетбол – всё было отражено прилежным художником, которому,
правда, недоставало таланта или, на худой конец, чувства перс
В глубинах леса, по обе стороны дороги, виднелись малень
кие вагончики – жилые трейлеры, снятые с колёс, –еперь, пок
рашенные в весёленький зелёный цвет, трейлеры покоились на
– Наши походные бунгало, – сообщила девушка, поймав
– Собственно говоря, принадлежит всё это отделу по куль
туре облисполкома, – весело и беззаботно заговорила девушка, –
но сам знаешь, какие у них дотации,,, –ак вот, Лёня всё это фи
нансирует,,, точнее сказать, вкладывает свой кровный капитал в
– Знаю, знаю, У вас в
все такие, Когда речь заходит
о товарообороте, вы прикидываетесь невесомыми и воздушными,
сделанными из чего угодно, только не из грешной материи, Люда
Она зашагала вправо по тропинке, ведущей вдоль мола, а
затем вдоль пристани, За редкими деревьями лазурно сверкала
– –ы откуда прибыл? – хохотнула Люда, – Море на той
стороне, – она неопределённо махнула рукой в сторону леса, – а
это залив,
Я вгляделся в туманную даль без признаков берега, недо
– А Швеция и Финляндия там, – она вновь махнула рукою
– Хороший у вас тут туризм, – оживился я, – всё в одном лес
ке8 и аэропорт, и пляжик, и бунгало, и Швеция с Финляндией,
В этот момент лесок слегка посторонился, и на образовав
шейся полянке выросло если не чудо деревянного зодчества, то,
во всяком случае, небольшой летний домик с остроконечной
– А ты, Людок, времени даром не теряла, – полуязвительно,
– Ну-ну! Поосторожнее, – предупредила Люда, – ничего
частного на казённой государственной территории! Всё принято
во временное пользование согласно закону и подписанным до
Наша компания в сопровождении прекрасной брюнетки со
сверкающими, завораживающими, слегка раскосыми глазами и
решительными движениями человека, никогда не знавшего сом
,,,Через полчаса на зелёную траву были вытащены8 деревян
ные топчаны, пластиковые кресла с цветными подушками, ман
гал и столик, в мгновение заставленный бочонком со льдом, со
ками, тарелками, огромной корзиной хлеба, вазой с фруктами,,,
«Чёрт возьми! Может быть, даже и к лучшему», – подума
Но решительный Деня Вагин озвучил мои мысли, придав
– А вот это, дорогуши мои, где-нибудь и как-нибудь в дру
гом месте, – резко, но доброжелательно оборвала его «Людок», –
Мы с Лёней приходим в себя исключительно с помощью при
Я хотел было возразить по поводу «неприродности» водки,
но не решился8 так неожиданно возникшая на нашем горизонте
прямолинейно-женственная и уверенная в своей правоте Людоч
ка с каждым мгновением всё более и более внушала мне благо
говейный восторг и чувство преклонения, Чёрт возьми! –олько
лишь очень чёрствые или крайне сильные люди могли бы стоять
перед такою девушкой, не преклонив хотя бы в душе колени,,,
,,,–ем временем прекрасная амазонка очаровывала меня всё
больше8 по мере того как она хозяйничала, поляна, на которой
мы праздно расположились, заполнялась возбуждающими аппе
Кто знает мужчину, который не «продал бы родину» за ку
…Пожарив мясо, порезав хлеб и перемыв огурцы и помидо
ры, решили побросать всё это в корзину и отправиться «посмот
реть дали», («Непорядок, если ваш друг Швеции не видел», –
Пока мы шли к морю, в голове моей возникли интересные
Пункт первый, Я был наведён на любопытную и новую для
меня мысль – насколько приятнее жить рядом с женщиной, ко
торая умеет блестяще организовывать быт, в том числе и гото
вить! Зося не обладала таким качеством, и я никогда не задавал
Пункт второй, Наверное, впервые я оценил преимущества
жизни в небольшом городке, окружённом зелёной цветущей зо
ной,,, Чёрт возьми, как официально и сухо!,, Нет! Я оценил пре
имущества жизни в небольшом городке, буквально утонувшем в
Пункт третий, Мой номер в отеле показался мне теперь
вершиной изощрённейшей пытки, какую только может поже
лать себе человек, платя при этом немалую сумму денег в сутки,
Мечта, призрачная и зыбкая, о собственном благоустроенном
жилище в этом «Зелёно-Заливном» блаженстве замаячила на
горизонте моего сознания, «В небольшом городке под Кёнигом
я купила домик» – вспомнил я слова Катрин, –ак вот, что её,
родившуюся и выросшую в Москве, потянуло сюда! Хотя, нет…
потом она сказала8 «Если бы ты только мог себе представить, за
сколько я продам этот грошовый домик лет через пять!» Под
«третий пункт» о мечте иметь жилище в «зелёно-заливном бла
Четвёртый же пункт напрашивался сам собой8 в обществе
прекрасной, уверенной в стабильности мира девушки можно за
,,,После короткой дискуссии со Славиком, закончившейся
примирением, обе стороны постановили8 нелепую автогонку
спровоцировала она, Люда (не в первый раз она, залихватски
обгоняя авто на Куршской косе, демонстрировала просунутый
в люк средний наманикюренный пальчик), а значит, Славик
теперь предоставит ей, Люде, хорошую авторемонтную мастер
скую, где можно подправить внешний облик обоих авто, а Люда
–ут же обнаружилась «ахиллесова пята» прекрасной ама
зонки8 подправления на серебристой «–ойоте-карина» требо
валось сделать до послезавтра, то есть к приезду обожаемого
амазонкой мужа – человека, которого она, по всей видимости,
– Она не была раньше такой, она не была такой, – шептал рас
терянно Жима, улучив момент, когда мы, перейдя шоссе, карабка
лись по деревянным мосткам, проложенным через дюны к морю, –
она была такая скромная!,, – И он опасливо косился на брата, ко
торый шёл теперь немного отстав от нас, понурив голову,
– Очень важно для женщины, какого мужчину она встретит, –
сделал Жима весьма интересный, но не говоривший в пользу
– Ах, дорогуши мои! – отозвалась услышавшая Жимину
речь амазонка, – как близка вам и понятна женская натура! При
Мне показалось, что идущий рядом Славик бросил на ама
В этот момент мы поднялись по деревянному мостку на оче
редную песчаную насыпь, и я остановился, словно громом по
ражённый8 прямо передо мной на пологий берег накатывались
с грохотом и рёвом волны, осаживаясь затем по песку с нежным
шорохом снующих по асфальтовой аллее сухих осенних листьев,
Море простиралось туда, в самую даль, где с нежно перла
мутровым розоватым отблеском переходило в полупрозрачную
сферу небесного купола, у самого края которого висело огром
ное оранжевое солнце, прокладывая по воде красную, с чёрными
– Море, дорогуши мои! – объявила амазонка, и мы все бро
сились вниз, к воде9 теперь уже не по мосткам, а по живому, ещё
Несколько раз я оступался, ноги мои подкашивались, и я
падал на колени, цепляясь за низко растущие сосёнки, и катился
кубарем, зачерпывая карманами джинсов песок и отчаянно вопя
,,,Свежие огурцы мы разрез
ли вдоль и, посыпая солью, тёр
ли половинки друг о друга, Помидоры источали аромат летней
– А вот и твоя Швеция, Делон! – Амазонка указала на край
горизонта, где расплавленным куском перламутра над чёрной
водой сверкала то ли полоска суши, то ли призрачное облако, –
– Все вы, алены делоны, тоскуете по Голливуду, – бросила
она небрежно, – поэтому-то наше кино глянешь – жуть одна!,,
Вот ты почему, такой симпатичный, в кино не снимаешься?,, По
чему я должна смотреть на уродов, которых трахают продюсе
ры?,, – Она смачно захрустела огурцом, и вокруг повеяло вдруг
тенистым плющом и солнцем, – –ы похож на Микки Рурка, зна
ешь ты об этом?,, И вот у меня вопрос к тебе, дорогуша,,, Почему
Микки Рурк не слазит с экрана, а ты сидишь тут на косе, в песоч
нице, и трескаешь свежие огурчики? – Вновь захрустел огурец, –
– А почему ты так с
нами
разговариваешь, – возмутился
вдруг Славик, – что это за «дорогуша»? Кто это здесь «доро
гуша»?,,
– Я, вроде как-то, с Аленом разговариваю, а не с тобой, доро
Пнув пустую корзину, в которой принесли продукты, он
отошёл к самой кромке воды, не желая, по-видимому, принимать
– Не беспокойтесь, дорогуши, – ничтоже сумняшеся весело
проговорила Амазонка, – всем хватит песка в песочнице, –ак что
Шестым чувством я понял8 вопрос не случаен, И ответил я
– Я приехал сюда, в Кёниг, не для того, чтобы с тоской смот
– Ага, – она сузила свои раскосые глаза, – ты, значит, не
– Братья ни при чём, Делон, – успокоила меня Амазонка, –
был тут один пикничок,,, Имя Рафик тебе ничего не напоминает?
– Он с пеной у рта доказывал, что в этой жизни два челове
ка кое-чего достойны8 он сам – приобрести яхту9 и Пилорамов –
Я посмотрел на нее внимательнее, чем прежде, О чём ещё
знает эта распущенная и уверенная в себе девочка, кроме рас
суждений Рафика о жизни, из которых она уже запомнила мою
– –ак что же, – не унималась Амазонка, – Голливуд или ма
– В век компьютеров и телефаксов в кино можно сняться,
живя где угодно, Я приехал сюда не просто так – поболтаться, и
буду пробиваться здесь, потому что коррумпированная Москва
– Хорошо говоришь, Делон, – отозвалась она, – Рафик тоже
всех убеждал, что пока ты себя не докажешь, ты никуда не денешь
ся, –ы уж будь дорогушей, не позабудь, что сейчас говорил!
Деня с Жимой, разговорчивые Деня с Жимой, которым в
другой ситуации было бы не заткнуть рта, молча слушали наш
– Я сейчас, по сути, оказываю тебе неоценимую услугу, Делон, –
продолжала Амазонка, – знаешь, как в старые времена8 мужики –
на военном совете, а бабы в котелке у огня кашу мешают,,, А на
утро, противник, грубо говоря, оповещён,,, улавливаешь?,, Бабы –
они такие,,, Вроде бы невинные, незаметные, в глаза не кидаются,
но всё знают9 и если им кто приходится по вкусу,,,
Она чиркнула шикарной серебряной «Aartier», закурив ро
зовую в лучах заходящего солнечного диска сигарету, и продол
– Я и не думала в тебя влюбляться, дорогуша, но женщине
трудно смотреть, как способным мужиком словно,,, Как способ
ного взрослого мужика, словно корзинку для продуктов,,, туда-
Задев носком дорогого сандалета отброшенную в сторону
– Усекаешь?,, –ебе тут кажется, что ты приехал к нам сюда и
Я посмотрел на неё, и в глазах моих, наверное, выразились
– –ы гордый, я понимаю! Но можешь мне верить8 ты ухо
дишь с концерта и шепчешь потом, лёжа в койке, самому себе8
«Всех я покорил своим талантом», а не знаешь даже, что на самом
деле они, –АМ, НАВЕРХУ, решили8 «Дадим ему зелёный свет,
ребята!» ,,,Или ползёшь ты на концерт и шепчешь себе опять же8
«Нет у меня сегодня голоса! Ждёт меня провал!», а они уже ска
Она помолчала, вглядываясь в бесконечную морскую даль,
а потом, переведя взгляд на присевшего возле кромки прибоя
– Но ведь может быть и наоборот, а, Делон?,, –ы будешь
выпендриваться перед такими, как он, пижонами, а те, кого ты
не видишь и о ком ты не думаешь, покажут большим пальцем
вниз,,, Пижоны будут кричать «браво», а те пнут тебя как ненуж
– Должен я просто сказать «спасибо» или,,, – Я запнулся и
– Сегодня я информирую бесплатно, да ещё и при сви
детелях, – проговорила амазонка и, усмехнувшись, с горечью
добавила8 – Наверное, потому, что пока на твоём горизонте не
собрались чёрные тучи, Всё пока светло на твоём горизонте,,,
усекаешь?,, Ну что, дорогуши, пора? – Она поднялась с песка,
побросав в пустую корзину объедки и крикнув отвернувшемуся
На автостоянке, расставаясь возле машины, я подошёл к
ней, выбрав момент, когда Вагины усядутся на заднее сиденье
– Спасибо, Люда, – только и произнёс я, сжав её руку,
Кисть её руки оказалась, как ни странно, неожиданно хрупкой
и холодной,
– Нам, бабам, ой как тяжело, Делон, – тихо, почти шёпотом
и почему-то виновато заговорила она, Странно было слышать
от неё, весь день такой уверенной и даже немного распущенной,
этот торопливый виноватый говорок, – Я бы с тобой с удоволь
ствием там,,, ну это,,, в ресторане встретилась,,, за рюмкой вина,,,
но сам видишь,,, выигрывая в одном, всегда расплачиваешься
чем-то другим, Что ты думаешь, он женился на мне, с ребёнком в
– А вот это зря, – шепнула она, побледнев, – не играй в супер
мена, это мой тебе совет, Себя подставишь, да и других в придачу,
Неожиданная чёрная грусть засквозила в её раскосых
глазах,
– И ещё, – произнесла она, когда наши руки соприкосну
лись,,, она отдёрнула пальцы и засмеялась, словно собиралась
сказать какую-нибудь глупость, но я понял8 это будет самое
главное, сказанное ею за весь сегодняшний вечер,,, – Найди им
смысл, Делон! Они без смысла жить не могут, – И, встретив мой
вопрошающий взгляд8 – Залётный соловей нынче не рентабель
– Мыслитель, – почти выкрикнул я, – мыслитель Родена,
это ты – та самая подруга, что мне через Голливуда скульптуру
Люда приложила палец к губам, покосившись на сидевших
– Плохо ты знаешь современное искусство, как видно, – про
И, видя непонимание в моих глазах, она пояснила8 – Вот
так вот в этой жизни чёртовой… стоит только позу поменять, как
– Вот сука! – дал себе волю Деня, когда дверцы были захлоп
нуты и авто плавно помчалось по шоссе, – Из грязи – в князи!
Простая тёлка, в сексе ниже среднего, а мнит теперь из себя чёрт
,,,Я смотрел сквозь лобовое стекло на пробегающий мимо
пейзаж9 голоса Дени Вагина и поддакивающего ему Жимы сме
нились голосом Матальи Бреднис, доносившимся откуда-то из
непроглядных далей, скрытых под моей черепной коробкой8 «
талантливого человека всегда делают ставку8 и банкиры, и те,
кто в искусстве, и те, кто в администрации, и те, кто ошивает
Голос Матальи Бреднис сменился голосом прекрасной ама
зонки8 «
Стоит только позу поменять, как ты уже в другом лагере
»,
Конечно же! Как я сразу не догадался! Мой мыслитель упи
рался в подбородок не правой, а левой рукой! Вот почему она
сказала «инакомыслящий», Уже тогда, в день моего «неотъезда»
«Найди смысл, Они без смысла жить не могут,,,» Кто они?,,
Что это за «они» собираются там у неё на пикничках, обсуждая
судьбы и будущее ни о чём не подозревающих, нечаянно залетев
Рафик, Рафик уж точно вхож во всю эту компанию, И начи
нать, наверное, надо будет с него, Завтра же я должен появиться
у него в кабинете, И не просто появиться, а «обосновав ему своё
Где-то там, в тумане реальности, Деня с Жимой, выскочив
из авто возле магазина продтоваров, закупали водку, вино и за
…Что я могу сказать?,, Что я полюбил этот город, как только
самолёт приземлился в аэропорту? Чушь! ,,,Что здесь у меня есть
возможность реализоваться? Уже ближе, ,,,Что я решил остаться
«Хорошо говоришь, Делон, – вспомнил я слова Амазонки, –
Рафик тоже всех убеждал, что пока ты себя не докажешь, ты ни
«Вот с чем я пойду к Рафику, – озарило меня, Новый старт,
Я должен принять новый старт, И начать свою карьеру я хочу
Перед глазами моими проплыла бутылка пива, Я ощутил
горьковато-терпкий вкус – из холодного горлышка в глотку мне
,,,–ак уж просто отделаюсь я одними тезисами?,, Новый
старт, ну и что?,, И зачем я пришёл сообщить ему об этом? Стар
Найди и сообщи?,, Фига! –олько не Рафику! Рафика я возь
му в свои союзники, Мы вместе найдём, обоснуем, и он поможет
мне стартовать, Он доказывает им, да ещё с пеной у рта, что я
должен сняться в хорошем фильме?,, Мы найдём, И сценарий, и
Несмотря на поздний час, Розалья Ребезандровна всё сиде
– Как было на море? – спросила она, и, не дожидаясь ответа8 –
А я тут уже кое-что набросала,,, по горячим следам, как говорится,,,
На выходные дни вас приглашает к себе комплекс отдыха
«Октябрь», – читал я, – Здесь вы сможете8 посмотреть всей се
мьёй хороший фильм на широком экране9 посидеть и перекусить
в баре на первом этаже9 а под вечер, в ночном клубе
– потанцевать и отвлечься от повседневности, пообщав
шись с артистами разных жанров, которые выступят в куль
– Ничего не поделаешь, – будто бы извиняясь, проговорила
Розалья Ребезандровна, – это слово потом хорошо будет выгля
Здесь вы встретитесь с недавно приехавшим в наш город
певцом, композитором и актёром Дурием Пилорамовым, – про
читал я, – который будет петь свои песни о любви9 а также со
– Розалья Ребезандровна, – я отложил лист бумаги, – мы
уже договорились с вами,,, Всё, что угодно, но не,,, Лучше я
найду вам хороших артистов, – проговорил я, – Завтра же мы с
– Музыкальное училище, – подсказала погрустневшая от
Но вместо музыкального училища мы завалились в баню на
На следующий день, не успев побороть похмелье, братья
– У неё вчера был сердечный приступ, –ак она расстроилась,
что ты больше не будешь петь на дискотеке,,, в культурном клубе
– Но мы убедили её,,, – пояснил Деня, – Мы сказали, что
– Когда ты увидишь, какая хорошая получится у нас в клубе
– А пока мама просит, – начал Деня, – очень просит, чтобы
мы занялись поисками артистов из музыкального училища, –ы
,,,И мы занялись поисками, Для начала – самого музыкаль
ного училища9 ибо, как ни странно, ни Деня, ни Жима, ни даже
Розалья Ребезандровна, предложившая эту идею, не знали, где
Заведение мы отыскали только лишь часам к шести вечера,
побывав «проездом» в другом, более знакомом нам заведении, под
названием «Штадтхалле», месторасположение которого мы знали
гораздо лучше, –ам-то нам и подсказали, что музыкальное, иско
мое нами, училище, находится в пяти минутах ходьбы от данного
питейного заведения, в котором мы сейчас расположились,
,,,Замдиректора – статная, ещё не сдавшаяся в борьбе с собс
твенным возрастом, дама, чудом находившаяся на рабочем месте
в столь поздний час, с подозрением, но всё же сообщила троим
полупьяным молодым людям, что «да, они проводят практику
выступлений учащихся в ресторанах и прочих увеселительных
заведениях, но всей этой деятельностью занимается некий Марк
Портковский, преподаватель фортепиано и по совместительству
– И где же можно застать вашего концертирующего препо
Я ожидал сложных бюрократических процедур с записыва
нием на приём в следующий понедельник, если не через месяц,
– Марк Портковский работает сегодня со студентами на
– «Кронпрынц», – воскликнул Деня заплетающимся от ко
– Мне кажется, молодые люди, – осторожно вмешалась
Мы хлопнули дверью,
Без пятнадцати минут шесть часов
УАНОШ 4
«В ЛКДНЖАС АЙГБЗА»
«ВАУ»,
ГзЬЮЬ 1
К ОКИ, ЖАЖ ЛМБОВКМЫЗДНШ В ВДГЙШ
ЛЗАЙЧ МКГАЗШД МБББГАЙАМКВЙЧ
– Деня, Жима! Ну что это такое! Когда вы перестанете пиз
Голос мой гулким эхом разносится под высокими сводами
кафе «Кронпринц», Мы только что ввалились сюда, переполо
шив всю обслугу, долго выбирая местечко поудобнее, откуда хо
За стойкой суетятся официант и девушка, которая только
что металась от столика к столику, измученная моими претен
зиями8 «А где у вас стулья?,, Что, на этих пеньках сидеть, слов
но мы зайцы?,, Может быть, ещё капустки принесёте,,, свеже
нькой?»
Дико хочется курить, От свечки прикуривать противно, Не
хочу я никому смерти, Столько, сколько я и –атьяна прикурива
ли от свечки, можно было бы целый морской флот потопить, не
– Жима, Деня, вы сволочи! Сколько раз я просил не пиздить у
меня зажигалку! В отеле – это тебе не дома!!! –ам очень трудно но
чью закурить, если нет огня! Мне что, вас ночью вызывать со спич
ками или бегать по этим коридорам, как сумасшедший заяц?!!
Оглядываюсь – никого вокруг8 ни Дени, ни Жимы, Парень-
официант всё так же хлопочет за стойкой бара, перепуганная
девушка вообще куда-то исчезла, Рядом с маленькой эстрадкой
на деревянном стуле примостилось какое-то патлатое «чмо» в
джинсе, Рядом с чмом чёрный кофр, Гитарист, ясное дело, Знаю
– Деня, Жима!!! – Я вылезаю из-за стола и направляюсь в
Глупо, но сейчас, именно сейчас, стоя под гулкими каменны
ми сводами кафе «Кронпринц», я вдруг почувствовал себя таким
беспомощным и неприкаянным! «Найди им смысл, Делон», –
звучат в голове слова прекрасной амазонки, Не знаю, как смысл
«для них», но смысл ДЛЯ СЕБЯ я, кажется, обрёл8 Чёртов отель,,,
Чёртова комната в отеле8 прокуренная, тесная, казённая,,, Комна
та, в которой нельзя даже заварить себе чаю, погладить одежду,
куда нельзя пригласить под вечер –атьяну, где можно лишь тупо
напиваться, сидя в грязном кресле и сжимая между ног бутылку
Не добравшись до своего пенька я опускаюсь на край сцены8
Прижимаю ладони к лицу, Матом хочется ругаться, потому
что, пожалей кто меня сейчас, я зареву, ей-богу, зареву, Матом
хочется ругаться, и хочется быть вульгарным и отвратительным –
– Ёб-вашу-мать! – я отрываю ладони от лица, – Кто пиздит
–от самый патлатый музыкант наклонился, протянув мне,
Я прикуриваю и продолжаю глупо объяснять скорее по
– Эти чёртовы отели,,, Разве там можно ночью отыскать
Сигарета «Море» выпадает из разжатых губ и прожигает
– Ненавижу эту жизнь, – глядя в пустоту, признаюсь я и
Музыкант протягивает мне выпавшую из моего рта си
гарету, В складках плаща она уже успела прожечь маленькую
дырку,
– Ах ты, подлое маленькое Море, – улыбаюсь я почти сквозь
слёзы, – мне плевать, Нет ничего подлее этой чёртовой жизни,
Сбрасывая плащ, я комкаю его, кидая к нашему столу с
И продолжая сидеть на серых пыльных досках сцены, горь
– Мне плевать, Подумаешь, плащ,,, Хоть пруд пруди таких
Бас-гитарист поднимается со своего стула, Два шага, и он
уже у наших пеньков, Плащ с прожжённой дыркой повисает на
его руке, переламывается через согнутую в локте другую руку,
– Пилорамов, ну, ты орёшь! –вой голос аж из туалета
слышно!
– Деня, чёрт возьми! Ну, сколько можно! Я думал, я тут уже
сдохну! Уже уходить собирался,,, плащ у меня сгорел дотла, так
– Всё в порядке, Мы всё узнали, В семь вечера они начина
ют, Марк Портковский уже здесь, – успокаивает меня подошед
Возвратившись к пенькам, мы усаживаемся, Прогоревший
– Вы всё время таскаете у меня зажигалки, – развязно про
должаю я, и понимаю, что не успокоюсь, пока мы не закурим и
Моя сигарета, что побывала в складках плаща, поломалась
на три маленькие «Моря», –еперь, сидя за столиком на неудоб
Появляется та самая девушка, которую я гонял своими кап
ризами, и приносит на круглом подносе запотевшую колбочку с
– Выпьем за тебя, Дурик, – оглашает кабак Деня, – что бы
,,,Что бы они без меня делали?,, Да то же самое, наверное,
что и со мной8 пили бы в ресторанах, водили домой хорошеньких
девочек, ходили бы в сауны, жарили бы шашлыки в мальчишес
Вчера, после встречи с Прекрасной Амазонкой, мы попали в
одну из таких саун, Программа развлечений, я полагаю, особен
но не изменилась от моего там присутствия8 водка, мясо, парил
Потом, когда мы сидели за огромным, пахнущим свежей
древесной смолой, столом, все заговорили о каком-то парне8 «Во
– Очень хороший парень, – объяснили мне, – душа всех
компаний, Но сейчас, девушка его рассказывала, написал он ей
– Другой он стал, понимаешь?!! Вся эта безнадёга, кровь,
смерть каждый день,,, Меняется человек до неузнаваемости, Она
ему пишет8 «Я сдавала экзамен в училище и провалилась», а он
в ответ8 «Запиши имена тех, кто провалил тебя, я приеду, разбе
русь», И дальше8 «Много кого порезать надо будет в Кёниге»…
– Да уж, – соглашаюсь я, – нервы там, наверное, сдают ка
питально, – и тут же предлагаю8 – а давайте вместо того чтобы
париться и водку хлестать, напишем этому солдату письмо в
Чечню,,, хорошее такое,,, доброе, И с чувством юмора, Может,
– Ну да, конечно, – возражают все, – чтобы он потом при
– А вы не бойтесь, – отвечаю, – кто не хочет, может не под
писываться, Он же сам говорит, что ему, чтобы с кем расправить
Письмо это, дорогой Вовик, написал тебе твой неизвестный
друг Дура Пилорамов, –ак что если кого захочешь прирезать за
написанное, то только его и никого другого, Дурия же Пилорамо
ва ищи в гостинице «Калининград», где мы раньше в ресторане
– Но если мы пишем «раньше в ресторане собирались», –
,,,в ресторане том, дорогой Вовик, собирались не только мы,
но и другие, так что не тронь, случайно, невинных,,, всё это, ко
нечно, в том случае, если письмо неизвестного солдатского дру
га тебе придётся не по вкусу, Кстати, как там у вас в Чечне с
оружием?,, Неизвестному другу Дурию Пилорамову тоже кое-
кого пришить хочется, Лучше всего привези гранату, Она очень
похожа на микрофон, а друг этот – артист, И потом, кидать
гранату в зал гораздо легче, чем пулемёт,,, пулемётом пока раз
«Может быть, неизвестному Вовику мы не доставим осо
бого удовольствия такими шуточками, – думал я теперь, сидя в
,,,такой концертный номер с саксофоном,
– доносится до
Я выныриваю из своих мыслей, обнаруживаю, что полови
ну колбы мы уже раздавили, а официантка, всё та же изящная
Мы сидим, как зайцы, на пеньках, а на сцене уже развер
нулось действо8 бас-гитара и рояль наяривают нечто джазовое,
– Шо вы г-рыте? – спрашиваю я тоном Фаины Раневской из
– Хорошо бы твою программу разбавить номером с саксо
фоном, плюс с танцем какой-нибудь тёлки, – обращается ко мне
– –ёлку можно совместить с джазом и устроить стрип, – до
бавляет Деня, – Если совместить, то плата за концертный номер
останется9 они просто поделят гонорар на большее количество
– Нет, Жимка, – всё равно каждому придётся платить опре
делённую сумму, – вздыхает Деня, – Стриптиз запросит очень
много, это уж я знаю, а музыканты,,, нужно спросить у шефа,
– Какой концерт! Вечер он и есть вечер, Платим за вечер,
– Ребята, вы меня, конечно, извините, – говорю, – но что-
то меня все в последнее время за саксофон агитируют,,, –о –аня
Пучкова, теперь вы,,, А потом, никакого саксофона я, вроде, не
,,,Сам же я смотрю, а на сцене сидит тот бас-гитарист, что
давал мне прикурить, а потом ещё мой плащ спасал, и держит
в руках золотую трубу, перебирая по ней небрежно нервными
А бас-гитарист встаёт9 встаёт это самое патлатое чмо во весь
рост на сцене и – «Вау!» – разлетается под сводами ресторана
– А ты что, в институте своём не проходил, как выглядят ду
– В классическом симфоническом оркестре саксофонов
– И если ты ненавидишь джаз, это что, значит, что в нашей
программе не должно быть никакого джаза, а будет петь ещё
– Почему?,, Ради Бога, ваша программа, кого хотите, того и
– –ы что, Пилорамов, – с трогательной заботой наклоняется
Патлатое чмо, изогнувшись в некоем подобии вдохновения
и забросив свои длинные патлы назад со лба, издавало мощные и
хрипло-скрежещущие звуки, Фигура парня со сцены смотрелась
стройной, такой же тонкой, как и саксофон9 и изгиб,,, он словно
повторял своим телом изгиб инструмента, сверкающего в свете
прожекторов,,, складки просторной белой рубашки дрожали, а
под ними дрожало, тремолировало, вибрировало худое его тело,
проступающее контуром сквозь белую тонкую ткань, подсве
ченную лучами софитов, а на чело его падали серебряные лучи
«Не оставляйте старанья, маэстро, не убирайте ладоней со
лба!» – прошептал я почему-то пришедшую на ум фразу из песни,
– –ы не обижайся, Пилорамов, – заговорил вдруг Деня у
чит, что вся наша будущая программа должна быть составлена
– А я таких вещей не утверждал, – проговорил я, удивляясь
своему спокойствию, В другой раз я точно вспылил бы, услышав
«ВАУ!» – вновь прохрипел саксофон и вдруг, задрожав, за
вибрировав, взлетел вверх и застыл у музыканта над головою,
– –ы утверждал, что ненавидишь джаз, – продолжал между
«Что э т о?,, Нравится мне э т о или нет?,, – металось у меня
в сознании, – Этот резкий, одуряющий, бьющий по барабанным
перепонкам звук, подобный лучу света, почти что видимый в си
Саксофон тем временем вновь опустился, захрипев и над
рывно заклокотав, Парень наклонился над ним, и длинные воло
РАЗВЕ МОЖНО –АМ НОЧЬЮ О–ЫСКА–Ь СПИЧ
– Что с тобой, Пилорамов? – вновь заботливо переспросил
Деня, – либо ты недопил, либо перепил, На тебя жалко смотреть,
Жима взглянул на меня, и на лице его в самом деле отрази
– Не горюй, Пилорамов, – он протянул мне рюмашку, – ты
Чокнувшись с моей неподвижной рукой, державшей рюмку,
Жима и Деня выпили, вновь обратившись к светящейся эстрадке,
Людей было немного, но все слушали, Странное оцепене
–от, кто играл на бас-гитаре, дёргал, казалось, машинально
струны, всё время что-то подкручивая в усилителе-колонке, сто
явшей возле его ног9 пианист, по всей видимости, тот самый кон
цертирующий музыкант Марк Портковский, уже стареющий, но
ещё окрылённый идеей чистого искусства человечек, мелкий и
хилый, шкандыбарил по клавиатуре так, будто чем больше кла
виш он нажмёт одновременно, тем больший гонорар получит9 и
только саксофонист, спокойно и вдохновенно, безо всякого теат
рального наигрыша, сливался со своей трубою в экстазе, Щёки
его не надувались, как видел я на видеозаписях Армстронга, а
напротив – и без того худое лицо становилось ещё более худым,
губы напрягались, а на тонкой мальчишеской шее под слегка
загорелой кожей проступали пульсирующие вены, И хотелось,
подойдя к музыканту, положить на эти вены палец, ощутив рит
Когда саксофонист изгибался, саксофон взлетал вверх, и
волосы парня, словно подхваченные ветром, отбрасывались со
лба, а на лбу вздулась голубая жилка, пересекая его, уходя к вис
ку, и терялась там в каштановых, посветлевших на солнце софи
,,,Моё сознание поймало моё тело в тот момент, когда я уже
поднялся с дурацкого пенька и направился было к той самой
пульсирующей жилке, Я уже готов был коснуться её, когда ощу
Пройдя мимо эстрадки, я двинул к выходу, только у самых
дверей сообразив, что забыл на столе сигареты, Присев в малень
ком, со сводчатым потолком предбаннике на некое подобие мяг
кой скамьи, я откинулся на дерматиновую спинку, больно уда
В открытую дверь были видны часть помещения и краешек

Строки вспоминались сами собой, складываясь в мело
– Вау, – стонал саксофон, Саксофонист прогибался, забра
Называлось
Как чья-то старинная повесть
«,,,Фламенго,,,»(
,,,Они закончили играть, Я услышал аплодисменты и крик
Почему я решил, что они станут надо мной смеяться?,,
И кто «они» – Деня с Жимой, мои друзья, которые любят
меня, ценят меня и в любую минуту готовы прийти на по
мощь?,,
Небольшая сноска для истинных ценителей поэзии, Дурий Пило
рамов не совсем точно вспоминает текст стихотворения Роберта Рождест
венского «Памяти Гитариста», –ак, «сидел на прокуренной сцене» следует
читать, как «сидел на малюсенькой сцене»9 «он был неприручен, как волк»
,,,В перерыве музыканты выходят сюда, в этот тамбур, ку
рить, Когда саксофонист выйдет курить, я спрошу его, не хочет
Фу! Гадость! Это звучало теперь мерзко и инфантильно, В
сравнении с тем, что я только что пережил, культурная програм
Можно, правда, прямо спросить, не хочет ли он поиграть
на дискотеке в перерывах между танцами,,, но это звучало ещё
,,,И он вышел, Вышел тогда, когда я был меньше всего к это
тром, Вышел на улицу, А я так и остался сидеть на дурацкой мяг
– Ну как? – он посмотрел на меня по-матерински заботливо
– В гостиницу, – безо всякой на этот раз обиды прогово
рил я,
– А я испугался! –ы так обречённо это произнёс! – Вагин
подсел ко мне на банкетку, – Что-то всё-таки случилось?,, –ы
– Я не знаю, – в отчаянии проговорил я, – Всё перепута
лось у меня в голове, Я, по-моему, уже и сообразить толком
не могу, Сначала сам не хотел соображать, а теперь просто
не могу,
– Мы уходим, Пилорамов, – Вагин положил руку мне на
плечи, слегка приобняв, – мы уходим, потому что на сегодня
хватит, Везём тебя в гостиницу,,, Хочешь, закажем с собой что-
– Я ничего не подумал, Я же сказал – голова моя больше не
«ВАУ»,,, Саксофон взлетает вверх, в серебряное сияние,,,
тело музыканта изгибается,,, «ВАУ»! Из-за спины, в серебряном
«Ищи крылья, – мне сказали тогда, – ищи крылья», Кто мне
сказал «ищи крылья»?,, Какие крылья,,, я не помню ни про какие
крылья, но вижу теперь, во мраке тесной прокуренной комна
ты, ангельские крылья в серебряном сиянии, Кто ты? И в самом
Смешно спрашивать, Я осознаю, что достаточно пьян и
меня укачивает, словно лежу я в темноте на дне какой-нибудь
Открывая глаза, я вижу там, в сером потолке гостиничного
Не конфузит ли тебя то обстоятельство, что сейчас, лёжа в
Никаких ангелов, Не стоит себя обманывать, Студент-саксо
фонист из музыкального училища, которому ещё учиться и учить
ся, Первое впечатление не бывает обманчиво, Кого ты увидел там,
сидящим на деревянном пеньке? Чмо, Обыкновенное чмо,
ГзЬЮЬ 0
ЛМДГМАЖ НАЖНКРКЙА
– Как-то, в самом начале, я сболтнул Маталье Бреднис, что
снимался в художественном фильме, – рассказывал я Рафику на
следующий день, – –еперь она решила проводить со мной экспе
–ут же я спокойненько и обстоятельно объяснил ему, что
фильм был снят два года тому назад и теперь затерялся где-то на
полпути от полки, на которую его хотели положить, к публике,
– Реклама, Рафик! Вечно недостаёт этого чёртового двига
теля торговли, Посуди сам, фильм ставил молодой никому не
– Девочка, героиня, моя партнёрша, была ну просто пре
Глаза Рафика загорелись, Он прямо-таки подался весь
вперёд8
– Марина Могилевская, украинская актриса,,, молодень
– На съёмках мы снимались,,, то есть, работали,,, А вот в сво
Я замолчал, сделав выразительное лицо8 догадывайся,
мол, сам,
– Ну так расскажи, расскажи, чем вы там занимались, в но
,,,По сути дела, рассказывать было нечего9 вернее, было
чего, но не этого ждал от меня Рафик, С Мариной Могилевс
кой у меня были прекрасные, чистые, дружеские отношения, В
свободное время мы бродили с ней по Минску, заглядывая в
магазины,
–ам, в Минске, на главной улице, называвшейся, как и по
лагалось всем главным улицам, Ленинским проспектом, в одном
уютном магазинчике мы напали прямо-таки на резервуар, ис
точник, кладезь вина, Вино, точнее вина, назывались «Лидия» и
Магазинчик обнаружил я и первым делом принёс две бу
Марина была настоящей женщиной, В том смысле, что уме
ла она обыкновенный гостиничный номер превратить в уютное
домашнее жилище, разнообразив казённый быт всякими мело
Мы садились на широченную кровать, составленную из
двух односпальных и накрытую цветными пледами9 в лучах яр
кого праздничного солнца разливали вино по гранёным, казав
шимся в этот миг хрустальными стаканам, и вино играло на сол
нце, отбрасывая кругом тёмно-малиновые блики, звучавшие для
Позже, гуляя по весеннему цветущему Минску, мы покупа
ли бутылку в том же потаённом магазинчике-погребке и распи
вали её в зеленеющем молодой листвой скверике – прямо так, из
– Не могу я! Мне неловко! – задорно смеялась Марина, а
Позже к нам присоединился ещё один член съёмочной
группы, Миша Мамаев, Он тогда уже отснялся в фильме «Впе
рёд, гардемарины», И Марина, и он были достаточно известны,
если не сказать, знамениты, Их узнавали на улицах, но они были
Миша тоже нередко сидел с нами на скамейке, попивая ви
нишко из горла, и прохожие, проходившие мимо, с большим ин
Я же был самым наивным, самым молодым и ещё не по
обтесавшимся в киношной тусовке, Честно сказать, я так и не
– Ну так расскажи, расскажи, чем вы там занимались в но
– Значит, так, – приготовился я к своим фантазиям, – ,,,Ма
рина была настоящей женщиной! Из обыкновенного гостинич
– Догадайся сам,,, Она вворачивала кругом красные лампоч
ки, зажигала свечи, набрасывала на широченную кровать белые
«Уфф» – у меня у самого начало захватывать дух от собс
– –ак прямо сразу и ложилась? – не верил Рафик, нервно
– В мини-баре у неё всегда стояло красное вино, «Изабел
ла», Она наливала его в огромный хрустальный кубок, и мы все
– Почему втроём? Кто там у вас был ещё? – возбуждённо
– Она никогда не занималась сексом с одним мужчиной8 это
было ниже её достоинства, – воодушевлялся я, начиная лгать,
уже не смущаясь и получая видимое удовольствие от своих собс
твенных эротических фантазий, – Настоящий секс – это когда
пара стоит вне закона,,, когда двое влюблённых допускают в
свою тайну свидетеля,,, соучастника, Лишь тогда секс приобре
Рафик честно признавался, что горячо любил многих деву
шек, но никогда и в голову ему не приходило делать «это» при
– Это не совсем верная постановка вопроса, – теперь уже с
готовностью отвечал я, – Просто Марина приглашала как бы «на
– Михаила Мамаева, Он снимался в фильме «Вперёд, гарде
– Однажды мы – Марина, я и Миша – сидели у неё в гос
тиничном номере на широкой кровати, На кровати сидели по
тому, что больше сидеть было негде (все стулья и кресла были
предварительно вынесены вон), Марина разливала чай напо
ловину с красным вином, добавляя туда «виагры», а я готовил
штакетки с «марихуаной», Потом мы с ней, выпивая напиток
и покуривая марихуану, незаметно так для себя возбуждались
и на глазах у ошеломлённого Миши склонялись друг над дру
гом, снимали друг с друга одежды и начинали ласкать друг
друга,,,
– Ребята, – говорил Миша, – может быть, я пойду,,, такое
– Подожди, Мишаня, – шептали мы, разгорячаясь ещё боль
Глаза Мишани лезли на лоб8 он не понимал – потешаются
– А ты бы ушёл, когда на твоих глазах раздевают бабу, при
чём, не просто бабу, а известную советскую актрису, красавицу
– Когда трусики слетали, обнажая её попку и промежность,
я говорил, снимая с себя трусы8 «Можешь раздеться, Мишаня, а
– Я бы уже набросился на эту бабу, даже не подумав о том,
кому она принадлежит, – с жаром отвечал Рафик, распаляясь не
– –огда ты можешь представить, как мы её втроём отделы
вали, А она была просто королевой всех видов секса,,, К примеру,
Мишаня трахал её, задирая ей ножки, а я мял её твёрдые и не
жные груди, опуская свой член ей в рот9 и она своими нежными
– Потому что, Рафик, – терялся я, уличённый в неточности, –
артисты снимаются в кино,,, а ведь это был ещё малобюджетный
– А в эротическом,,, в эротическом фильме мог бы ты снять
И тут следовало самое важное, ради чего я и затевал весь
– Я всё хочу попробовать! Мне бы только попрочнее обосно
ваться, приобрести, так сказать, точку опоры,,, «Дайте мне точку
опоры, и я переверну весь мир», – сказал однажды кто-то очень
– Спасибо, Рафик, я обязательно этим делом займусь, –оль
ко сам, Мне опротивело жить в гостиничном номере, Когда ночью
вдруг захочешь закурить и обнаруживаешь, что после вечеринки у
тебя попёрли все зажигалки и спички,,, Не хочу такой жизни,
– –ак чем тебе помочь? – вновь поинтересовался Рафик с
– Это не помощь, Рафик9 к тому же такую помощь ты уже
оказал, а теперь я выбрался из «дыры» и неплохо зарабатываю
– Правильно, угадал, –Ы-ЗДЕСЬ-НУЖЕН, –олько сказать
это не сложно, Ещё проще, чем «Ай лав ю»,,, Но истиной это
,,,Нас разделяла узкая планшетка чёрного чисто прибранно
го, можно сказать, пустынного стола, и я наклонился через эту
– Рафик, – не выдержал я, – давай не будем говорить о по
мощи, мне не нужна помощь, Мне нужно понимание и сотруд
– Я верю, что ты многого добьёшься,,, с «Калининградским
Всеобщим Банком» или без него – неважно, Потом никто и не
вспомнит, как мы с тобой тут сидели,,, А ты сам-то вспомнишь?,,
Он хохотнул8 – Когда нас всех пересажают, станешь захо
– Что такое «Калининградский Всеобщий Банк»? – осто
рожно спросил я, сделав вид, что про «передачу» и про «посад
– Намечается такая организация в городе Калининграде, –
задумчиво проговорил Рафик, – Организация, точнее структура,
призванная помочь простым гражданам приумножить их вкла
ды, О названии мы пока конкретно не думали,,, только о струк
туре, «Калининградский Всеобщий» или «Калининградский
,,,С Розальей Ребезандровной разговоры проходили не в
Дело в том, что в конце недели должно было состояться
официальное открытие части «культурной программы», наме
ченной деятельной женщиной, а именно8 открытие кафе в вести
бюле на первом этаже9 и я «
обязан был помочь кинотеатру, равно
Просьбы Розальи Ребезандровны сводились лишь к одно
му8 «Всё, что угодно, только интеллигентно и культурно, Имидж
– Как продвигаются ваши поиски артистов? – спрашивала
– Вчера трудились не покладая рук и кое-что отыскали, –
– Не покладая стаканов вы трудились! – зазвучал тревож
ный материнский набат, – Я отзвонила вчера в «Кронпринц»9
– Какими? – решил уточнить я, почувствовав двусмыслен
– Не найдёшь истины, не найдёшь и артистов, – философс
– Всё! – резюмировала строгая мама, – Никаких больше
выездных комиссий по концертам! – Она положила поверх
разбросанных бумаг свою пухлую руку, – Придумайте луч
ше что-нибудь культурное в кафе9 артистами же займусь я
сама,
И что меня смутило в этом приказании?,, Да, вроде, ничего,
Пока я не вспомнил, как братья Вагины говорили вчера о джазо
вом номере, который можно было бы совместить со стриптизом,
Голоса их в тот момент уплыли в туман, а перед моим внутрен
ним взором встал образ8 высоко заброшенный саксофон, волосы,
–ак или иначе, но мне почему-то не понравилось это выска
…В галерее Матальи Бреднис было как всегда радостно и
весело, Это был тот самый вторник, первый показ перформанса
«Рождённый здесь» многочисленной публике и камерам телеви
Ребята из весёлой тусовки Аглаи Вреднис классно и со вку
Я стоял в толпе вреднисовской тусовки рядом с Матальей
Бреднис, Далее, во все стороны, простиралась толпа зрителей,
ещё не подозревающих, что через три минуты «подставные зри
тели» начнут весело, жизнерадостно шуметь, призывая всех при
сутствующих покинуть скучную галерею и отправиться к морю,
на Куршскую косу, где, якобы, можно провести время с большей
Мы, конечно же, полагали, что поняв, что это есть часть
перформанса, публика не купится на призывы вреднисовских
ребят, Мы никак не могли ожидать, что степенные граждане «из
высших сфер», которых обычно приглашала Бреднис на такого
Какой-то серьёзный банкир тут же принялся набирать но
мер на своём мобильнике, пытаясь связаться со своей охраной,
–ак получилось, что один парень из тусовки Аглаи Вреднис, про
бегавший мимо, – а это был, конечно же, Джонни-Бой, – неча
янно толкнул бизнесмена, и тот выронил свой мобильник, Биз
несмен, будучи «шит не лыком», бросился на парня с кулаками,
Силы явно были неравны, ибо обладатель мобильника, по всей
видимости, только-только расстался с накачанными парафином
кулаками9 иными словами, «братские» разборки, мордобитие, а,
может быть, пара годков в тюряге были для него вещами далеко
не абстрактными, Но Джонни тоже оказался не из робкого де
сятка, Завязалась драка – прямо среди публики, под музыкаль
ное сопровождение «трио «Рита плюс Вика», которые за всей за
этой толпой, находясь в отдалении, не видели, что происходит,
решив, что весёлая тусовка Аглаи Вреднис просто чуть-чуть
Маталья Бреднис бросилась успокаивать возмущённого бан
кира, объясняя ему, что призыв отправиться на косу – часть про
граммы, которую он в данный момент немного срывает, Джонни же
вцепился в того, пытаясь, как видно, перегрызть обидчику глотку, В
какой-то момент мне показалось, что ему это удалось8 лицо Джон
ни-Боя было всё в крови, и ёжик волос слипся от крови,
Самым великолепным во всей этой истории было то, что те
левизионщиков предупредили, что режиссура намечается весь
ма спонтанная и неожиданная9 так что в их задачу входило «хва
тать» события на лету, Ещё большее великолепие заключалось в
том, что передача транслировалась «живьём», прямо в эфир, по
Понимая всё это, я не мог, что бы ни происходило во время
выступления, позабыть о своих обязанностях, а именно – об ис
– О, Боже, Никанор Иванович! Я схожу с ума! Прекрати
– –ы, сука, ворьё! Шо, бля, ещё получить захотел? (Банкир
– Не брал я твой телефон, паскуда! –ы его сам выронил!!!
– Ля-ля-ля, ,,,ля-ля-ля-я-я-я! (Вступление скрипачки
Оттащив разбушевавшегося и отстаивающего своё доброе
имя парня в сторону и проложив себе путь между ним и не менее
разбушевавшимся банкиром, совершенно потерявшим свой бан
кирский облик, я двинулся вперёд, на камеру, следящую за мной
В этот момент те двое, за моей спиной, вновь сцепились,
Начальные строки стихотворения «Вечер» Владислава Ходасевича,
Последние четыре четверостишия не принадлежат Ходасевичу,
,,,Освобождённый от необходимости сидеть за роялем,
свободно передвигающийся теперь по залу галереи, я не сооб
разил, что не следовало в сложившейся ситуации слепо дви
гаться за глазом камеры9 а напротив – медленно и незаметно
для публики «увести» эту камеру в сторону от всё больше раз
горающейся драки,
Мигающий розовый глазок словно заколдовал меня8 как ни
поворачивалась камера, я со в своим пением всё равно оставался
Я приму её, как дар,,, –
заливался я, перекрывая своим го
,,,И уж совсем удивительная вещь произошла, когда
драка как-то сама собой прекратилась, как только смолкли пос
– –ы, гнида, – наложился на предпоследний аккорд вопль
– Я не брал,,, Вы сами его выронили! – завершил финальной
– Класс, – показывали мне большой палец операторы, Они
решили, что всё случившееся – заранее отрепетированный сце
,,,Закончилось всё общим примирением, а затем грандиоз
ной попойкой, в которой принимали участие все присутствую
щие люди с телевидения, журналисты, тусовка Аглаи Вреднис,
я с Матальей Бреднис, очаровательная Кларочка и герой сегод
няшнего перформанса – Джонни-Бой, так удачно отвалтузив
ший банкира, что тот, не дожидаясь уточнений «ху из ху», смо
–ут же, по «горячим следам», поступило предложение сыг
рать нечто подобное на театральном вечере Евгения Марчелли(
ежиссёр драмтеатра в городе Советске, бывшем –ильзите,

Прим, ред,
– Ну как, Джонни, повторишь на «бис»? – спрашивала у ок
ровавленного, но гордого своей победой парня Маталья Бреднис,
– Если для искусства нужно, повторю, – отвечал тот, – толь
ко в партнёры мне, пожалуйста, ещё одного такого дебила из но
– Это мы с удовольствием, – сообщила пришедшая в себя
очаровательная Кларочка, – У нас этих банкиров много,,, нава
– Ненавижу этих новых русских с их телефонами, – прого
ворил сердито Джонни-Бой, – Когда стану миллионером, вжисть
– И я тоже! – согласился я, – Никаких мобильников, По
– –о есть, умирать стану, а мобильника в руки не возьму, –
– Как прекрасно звучали вы в паре с вашей партнёршей, –
В ответ я пообещал присутствующим, что с Ритой мы ни
когда не расстанемся и обязательно встретимся в скором буду
щем на аналогичном представлении в театре у режиссёра Мар
– Честно говоря, – добавил я, имея в виду аккомпанемент
моего собственного клавира, – довольно скучно выступать в
полном одиночестве, Вся моя жизнь проходит в полном одино
– О, вы напрашиваетесь на вполне заслуженный компли
мент, – проговорила какая-то дама, – то, что вы предприняли се
– –ак неожиданно, – вставила Маталья Бреднис, – что неиз
– Да нет, вы меня неправильно поняли, – пытался внести
– Скрипка чрезвычайно подходит, – манерно молвила ещё
– А по-моему, – заговорила первая, сухощавая и строгая,
блещущая отцветающей и оттого неповторимой красотою, – по-
моему, скрипка – это в некоторой степени женственно для та
ких песен!
– Обижаете, – протянула вторая, – шаманство и пение всег
– –ак что же, вы предлагаете нашему артисту петь под бара
– Ай’м сорри, я этого не сказала, – твёрдо отрезала вторая, –
Вашему артисту, как вы его называете, неплохо подошло бы что-
– Совершенно верно, Дурий! – Строгая повернулась ко мне,
полушутя-полусерьёзно продолжая8 – Вы очень качественно чи
Первая дама вспыхнула, показывая всем своим видом, что
– На меня не рассчитывайте, – успокоила общество строгая, –
Я умею хорошо играть лишь на слабостях своего начальника, –
– У меня сын в вашем возрасте, – серьёзно заговорила она, –
За эту неделю я понял8 как ни крути, а всё сводится к тому
парню с Золотой –рубою и крыльями за спиной, Все разговоры
магическим образом заканчивались темой джаза, а в ресторане
«Атлантика» местная прима, певица Алла Попугаич, профессио
нально осведомила меня, а заодно целую компанию моих друзей8
– Если ты хочешь попробовать с саксофоном, то в городе хо
роших саксофонов только два8 –етькин-Редькин и Диктор, –еть
– Кокошко, Фамилиё такое, Молодой, очень перспективный
ГзЬЮЬ 1
ВПМЙАЗДНОЖА ВАНЫ ЛАНОБМЙАЖ
Послезавтра должна была состояться выставка, к которой
– Из Алма-Аты приезжает некий художник по фамилии
Люй-Ко, – сообщила она, сидя в пластиковом кресле перед ко
фейным столиком, поставленном по самому центру залы9 скрес
тив при этом свои стройные ножки в тёмных чулочках и покачи
– Он что, китаец? – спросил я, делая вид, что рассматриваю
таблички, приклеенные к простецким, без излишеств, рамам, в
которых ещё не было картин, на самом же деле наблюдая за нож
– Нет, просто имя такое,,, или сделал он с ним что-то,,, сам
понимаешь – художник, – отвечала Бреднис, продолжая пока
Сразу же после выставки в галерее намечался вечер для
«Калининградского Банка Рафика», Я, вдохновлённый разго
вором с певицей из «Атлантики» Аллой Попугаич, сообщившей
мне имя и фамилию «Ангела с Золотой –рубою» (а в том, что это
был именно он, не было никаких сомнений), начал спрашивать
– А ты себя вообще со стороны слышишь? – поинтересова
– Хорошо же вы погуляли в ресторане «Атлантика»! – В
голосе галеристки чувствовалась тайная, хорошо закамуфлиро
– Откуда ты знаешь, – поинтересовался я, – что мы гуляли?,,
– Сарафанное радио, Пилорамов, Которое теперь только о
тебе и вещает, Все рассказывают, что ты разыскиваешь себе му
Я прикусил губу, не расслышав8 «музыкантов» или «музы
«Настоящей прессой», извлечённой из делового портфеля
коричневой кожи, оказалась газета «Янтарная Бука», Заголовок
Далее галеристка Маталья Бреднис зачитала следующий
Недавно прошедший в галерее Матальи Бреднис хепенинг с
участием самой галеристки, Дурия Пилорамова и целой группы
артистов, потряс зрителя мощностью первобытности и инс
На третьей скорости ворвался Дурий Пилорамов в про
странство галереи, где уже был заведён гневный мотор ревущих
человеческих страстей, и тут же, оглушив всех присутствующих
рёвом своего многоцилиндрового голосового аппарата, пропел не
Но не было предела мощности двигателя толпы, Песня раз
рослась, а потом с рокотом умчалась вдаль со скоростью новей
– Что это за ахинея? – поинтересовался я, – Кто это напи
– Молодая талантливая журналистка Васёна Пастернак, –
ответила Бреднис, делая глоток ароматного горячего кофе и про
– Можешь смеяться, – серьёзным тоном проговорила Бред
нис, – но после этой статьи звонки в галерею и на телевидение не
прекращаются, Народ просто неистовствует и требует продол
жения хепенинга9 Калининградский Народный театр предлагает
поставить на сцене целый спектакль по твоей, мать твою, режис
– Правильно, – не поняла меня Бреднис и продолжала8 – Во-
первых, для меня остаётся загадкой, как тебе удалось из прос
той драки сделать произведение искусства, а во-вторых, если это
работает, вернее, пока это работает, нам нужно брать «быка за
– Во-первых, – заговорил я, невольно копируя деловой тон
Бреднис, – весь этот «сэйшн» создал не я, а два идиота, подрав
шиеся прямо в кадре из-за какого-то мобильника, о чём в газете,
вроде, не упоминается9 а во-вторых, ты же понимаешь, что спе
циально повторить это просто невозможно,,, где ещё таких идио
– Да уж, вторую такую драку затеять у себя в галерее я прос
то не позволю, А вот с журналисткой Васёной Пастернак, что
– Рейтинг поднимать, мой принц, – отозвалась Маталья
Бреднис грудным, тревожащим душу голосом и перестала пока
,,,С журналисткой Васёной Пастернак, румяной девахой,
полной жизни и энергии, мы встретились для поднятия рейтинга
В разговоре по телефону журналистка предложила ресто
ран «Кронпринц», но после того как в этом месте я лицезрел
Ангела с Золотой –рубою, туда я не допускал никого, Память
и ассоциации в этом ресторане должны быть у меня связаны с
Золотой –рубою, и только,,, Ну, и столики с пеньками, сигарета,
,,,–еперь, усевшись за столиком ресторана «Калининград»,
Раскрыв такую же, как и она, румяную и полную жизни
сумку, Васёна Пастернак выудила из неё не просто репортёрс
кий диктофон, как можно было ожидать, но огромный допотоп
– Вы не против, что я с диктофончиком? – осведомилась
она, водрузив громадину на стол, широким жестом левой руки
сдвинув в сторону солонку, перечницу, тарелку с салфеткой на
– Пожалуйста, это ваша работа, – ответил я, немного ошелом
лённый происходящим, Вместе с Васёной Пастернак в ресторан
словно ворвалась «вселенская катастрофа в зачатии» – слишком
– Скажите, – удивился я, – а у вас и вправду фамилия Пас
– Вправду, – ответила она радостно, – это травка такая, Если
в кипятке заваривать, от гриппа помогает, – И, не делая никако
го перехода или паузы, продолжала8 – Я так много слышала о вас
– –еперь давайте на «ты», Меня зовут Васёна, Попросту
– –огда меня зовут Дурий, Попросту Дура, – ответил я ей
Удивительным человеком была эта Васёна Пастернак8 жиз
нерадостная мягкость, с которой она наступала на вас подобно
огромному надувному танку, невольно заставляла, во избежание
– У вас очень пластичные стихи, а музыка – так та просто
материализовалась где-то у меня внутри, и обратно никак не
выходит, – сразила меня талантливая журналистка новой сен
тенцией,
Сдерживаясь, чтобы не предложить ей, мучающейся от за
стрявшей где-то внутри материализованной музыки, принять
…Далее последовал ряд ничего не значащих вопросов, Оче
– Уже несколько месяцев тому, – проговорил я, сам удивив
– Вы пели на французском, – протянула Васёна Пастернак с
– И не только на французском, – уверил я её, – я ещё на ита
– Русский – в театре, а французский – на улице среди толпы, –
– А пение вы где выучили? – поинтересовалась Васёна Пас
Удивлённый оригинальностью формулировки вопроса, я
задумался… Что я мог ей ответить? Рассказывать, как пять лет
– Не знаю, – проговорил я, – просто пел, пел, пока горлом
– Это, наверное, прекрасное ощущение, когда кровь горлом,
Я покосился на журналистку, Не шутит ли она? Не смеёт
ся ли надо мной?,, Нет, Васёна Пастернак сидела с серьёзным
лицом, что-то помечая в блокноте, Рядом с ней, такой же серьёз
ный, косил на меня красным своим глазом магнитофон «Весна»
– Когда кровь горлом, и поёшь – прекрасное ощущение, –
повторил я только что сказанное журналисткой, пробуя при
Но Васёна Пастернак не удовлетворилась моим повторени
Прищурив один глаз, я прикинул… – Ну… на оргазм похоже,
– Я так понимаю, пение – вообще очень интимный процесс, –
– Знаете, как странно, – обрадовался я, – мой учитель гово
рил то же самое, Он утверждал, что сольное пение сравнимо с
– А я с вами не согласна, – Васёна Пастернак воззрилась на
меня с укором, – Эдит Пиаф, к примеру, очень целомудренная
женщина, тогда как в групповом хоре подчас такое творится! Это
Подошёл официант, Сбитый с толку, я попросил принести
– Вы будете что-нибудь пить? – поинтересовался я у жур
– О, спасибо, наверно, чай, Во время работы алкоголизм я
не принимаю, мозги должны быть исключительно светлые, –ак
«Интересно, – подумал я, – если я действительно сейчас
расскажу ей о своей дружбе с Пиаф, кого публика будет считать
потом ненормальным8 меня или журналистку, которая перенес
ла мой бред на бумагу? А, может быть, это стёб?,, Особый китч?,,
И я его не понимаю, а затем в статье она расскажет, с каким при
– С Эдит Пиаф я встречался дважды, – решился я на рассказ,
Вася Пастернак пометила что-то в блокноте, Аудиорекор
дер подмигивал мне красной лампочкой8 «Давай, мол, Пилора
– Обе встречи произошли в Париже, – я выразительно пос
мотрел на журналистку, но не уловил на её лице никакой реак
Вася вновь пометила что-то в блокноте, очевидно, название
– Мы разговаривали друг с другом почти весь вечер, – закатив
глаза в потолок, будто вспоминая нечто далёкое и родное, вновь
заговорил я, – Светили звёзды,,, она лежала, а я сидел рядом,,,
Лицо журналистки наконец-то расплылось в широкой
– Конечно, пила, – согласился я, – не пила бы, не лежала бы!
– А как же! Я пел, а она мне подпевала, Прямо на кладби
ще,,, Горожане потом говорили, что призраки восстали,,, Зомби,,,
– Вы не волнуйтесь, я не стану писать, что она алкоголистка!
Зачем порочить великую певицу, раскрывая всякие её тайны и
– Конечно правда, – подтвердил я, подмигивая, – а то ведь
– А мы такой её и видим! – уверила меня Вася Пастернак, –
– Правильно делаете, – согласился я, – особенно то, что ви
дите её в белом, Она на сцену – только в белом,,, Бывало говорят
ей8 «Надень, Эдит, что-нибудь чёрного, или, по крайней мере, се
рого», а она ни в какую8 «В белом хочу быть, – говорит, – как
– Невероятно романтично! – восхитилась журналистка, –
– Кто вам сказал, что не пытался?!! Пытался! Много раз! Но
– Как почему? Она в белом, а я в чёрном,,, Мы смотрелись
– Но в галерее у Матальи Бреднис вы пели, одетый в корич
– Это оттого, что очень люблю Джоконду,,, Вы знаете, что
Журналистка кивнула, а я опрокинул в желудок принесён
– Я когда увидел её издалека, думал – Богоматерь сидит,
Русская такая баба,,, только без ребёнка, Ребёнка у неё отняли,
– Как я поняла, образ Мадонны с младенцем для вас неде
– Вы правильно поняли, Образ Мадонны с младенцем для
меня неделим, – повторил я сказанную ею фразу, чтобы попы
таться понять, что хотела поведать мне жизнерадостная журна
листка, –ак ничего и не поняв, я пояснил8 – Зато
образ для
– Что вы говорите! – заулыбалась Васёна Пастернак, вновь
– На журналистку и на прекрасную, очаровательную девушку,
Я долил в стопку из принесённого официантом графинчика,
– Давайте я теперь поговорю с вами как с девушкой, а не как
– О, что вы, – смутилась она, – у меня сегодня ещё много
работы! – Руки её забегали по складкам платья, – Вы часто со
– Честно говоря, чаще я сочиняю старые, – признался я, и,
заметив её испуганный взгляд, пояснил8 – старые, но никому не
известные,,, Они такие старые, что их слышала лишь моя собака!
– В своей далёкой прежней жизни, когда бегала возле ног
неандертальца,,, Как иначе объяснить, что некоторые мелодии
или колебания воздуха её так волнуют?,, Не иначе как связывает
– Собаки помнят то, о чём люди давно забыли, поверьте мне!
Собаки прекрасно без всяких газет знают, когда пойдёт дождь,,,
а мы,,, Если нам не дать в руки газету или отключить радио, мы
– Зачем же пользоваться газетой, если есть зонтик? – тонко
– Радио ведь тоже может спасти от дождя, не правда ли? –
попытался я прощупать, в каком из двух направлений искать
– А вам никогда не приходилось купаться в радиоволнах? –
Я испуганно поднял брови, Глубокий смысл её метафор
– –о-то,,, – покачала головой журналистка, – В радиоволнах
– Не скажите, – обрадовался я, как мне показалось, поймав
нить, – это зависит от того, что в тот момент принимать,,, Вот
– Я плохо отношусь к Центру, а московскую у меня не берёт, –
перебила меня Вася Пастернак, – Я лично принимаю только ка
,,,В воскресенье, в день открытия выставки Люй-Ко, в семь
Это была Маталья Бреднис, Голос её звучал нервно, воз
– Честно говоря, – бросилась она с места в карьер, – мне ка
залось, что я сделала достаточно хорошего для вас обоих, чтобы
– Чёрт возьми, что случилось? – прохрипел я спросонок, по
лагая, что новая какая-нибудь отвратительная сплетня обо мне
– Случилось то, что я сейчас держу в руках свежий номер
«Янтарной-чёрт-бы-её-подрал-Буки» и читаю интервью с тобой,
подписанное великой журналисткой, – Заглавие, – сообщила
– Да, но дальше! –ра-та-та, тра-та-та,,, вот, слушай8 «
верное, немногие знают, что вот уже несколько месяцев в нашем
городе живёт и работает Дурий Пилорамов – певец, поэт, музы
– –о, что если певец уже несколько месяцев в городе и об
этом НЕМНОГИЕ ЗНАЮ–, то грош ему цена, такому!,, Даль
ше,,, «
Сейчас он владеет голосом виртуозно и может спеть оди
наково профессионально и задушевную эмигрантскую песню под
– Не «ну», а слушай, дорогой гастролёр! Из чего состоит то
матный сок? Из томатов,,, Из чего яблочный?,, Из яблок, А что
такое «мультивитамин»? Чёрт знает что! Никто толком не знает,
– А то, что ты – исполнитель своих собственных песен, Экс
клюзивный, неповторимый исполнитель песен, которые повто
рить можешь только ты сам, Всё остальное – не твоё дело, Всё
,,,С каждой секундой я чувствовал, что Маталья Бреднис
становится всё дальше и дальше от меня, что из женщины она
превращается в сурового ментора, а я – в неуспевающего уче
ника, и уже нельзя было сказать ей8 «Не хочешь прогуляться по
– Далее, – не унималась Бреднис, – «
Пилорамов мог бы
стать профессиональным актёром, но не захотел
»!,, Если бы
ты мог, ты захотел бы, понимаешь?,, Если ты не стал, значит не
смог!!!
– «
А ещё есть у Пилорамова сумасшедшая мечта8 «Я хочу
добиться такого звука, чтобы кровь пошла горлом, и это будет
звук на грани разрыва и конца,,, звук опустошающий,,,
» –ы гово
– Не помню,,, – смутился я, в ужасе я вспомнив, что среди
прочих, как я считал, метафор я рассказал Васёне Пастернак о
– –ы понимаешь, что люди хотят красоты?,, Что люди будут
просто бояться ходить на твои концерты, потому что шестьдесят
– «
» прости, «
– продолжала цитировать Бред
нис, –
вообще глубоко интимный процесс и очень индивидуаль
ный,,, У меня был прекрасный учитель вокала, который, в принци
Хохотнул и я, ибо всё, что она читала, было действительно
полным маразмом, Пока мы с Васёной сидели за столиком рес
торана возле широченного, увитого вьюном окна и мило обмени
вались метафорами, всё было очень мило, остроумно и понятно9
теперь же, когда я слушал готовый текст по телефону,,, И в са
мом деле8 что же это за прекрасный учитель вокала был у меня,
– Далее кончается рассудок и начинается безумие8 «
Он ни
чему не учил меня, потому что нет общих рецептов, Он говорил,
что от пения нужно получать такое же удовольствие, как от за
Я представил, как она отложила «чтиво» и посмотрела при
стально куда-то в окно, в небесную даль, словно озарённая ка
– А ты уверен, что учился именно петь, и именно в ГИ–И
Се?,, –еперь начинается самое интересное, после чего либо тебя,
либо «великую журналистку» можно смело класть в психушку, –
объявила она, и я понял, о чём пойдёт речь, Бреднис откашля
лась,,, – –ак,,,
Петь в хоре – это групповуха,
– пробурчала она,,,
Вот! Нашла! «
Волшебное озарение снизошло на Дурия Пилорамо
ва, когда он, гуляя в Париже по кладбищу Пер ла Шез, встретил
там Эдит Пиаф, Вместе они бродили среди могил, напевая зна
комые мелодии,,,
» ,,,Немного опускаем,,, Читаем дальше,,, «
ставшись с Пиаф, Дурий нашёл благодарного слушателя в лице
– В ЛИЦЕ СОБАКИ! – хохотала Бреднис, – Чудесная зоо
Я давился, пытаясь изобразить печаль, но воздух проры
вался сквозь стиснутые в гримасе губы, с неприличным звуком
– «
Связав пение Дурия Пилорамова со своим далёким про
– продолжала хохотать Бреднис, –
собака вспомнила, как
– Может быть, что-нибудь позитивное? – предложил я, на
– Разве только если последний абзац, – Бреднис откашля
лась, как видно, утирая слёзы, – «
Дурий Пилорамов – это, без
условно, явление, О нём можно говорить, говорить, говорить,,, и
– не сказать ничего, Его голос надо слышать, Завтра в частной
галерее Бреднис, на открытии новой выставки Люй-Ко он испол
нит несколько песен, А позже, там же, он даст три сольных кон
церта,,, –аких, как в Париже,,, А может, ещё лучше и сердечней!
Подпись – В, Пастернак, Кстати, я звоню тебе не только для того,
чтобы устроить эту радиопередачу «С добрым утром», Завтра в
два часа мы все собираемся в галерее перед перформансом Люй-
Ко для встречи с прессой, Хоть один раз в жизни надо дать НОР
ГзЬЮЬ 2
К ОКИ, ЖАЖ ИАМЖ ЛКМОЖКВНЖДЕ
ЛЧОАЗНЫ ВНПУДОШ АПМБ ЙБ ОК
«–ак-так-так,,, – я лежал в гостиничной постели, глядя в по
толок и соображая, – с интервью, конечно, получился полный
пролёт, Но сейчас меня должно волновать нечто более важное,,,
Певица из «Атлантики» сказала, что молодого и перспектив
ного зовут Диктор, Диктор Кокошко, В дополнение ко всему,
я прекрасно знаю, что это тот самый Диктор, который работа
ет в «Кронпринце», –от явно был и молодым и перспективным,
На неперспективного я просто-напросто не обратил бы внима
–аким образом, надо сделать звонок в музучилище и узнать,
– Марк Портковский работает в сегодня, – сообщила мне
Это означало, что сегодня я отправляюсь туда, и желатель
,,,Компания подвернулась совершенно случайно, К семи ве
чера, выйдя из душа, я одевался во всё самое лучшее, чтобы в
Это был телефонный звонок, На том же конце провода –
– И Вагины сволочи самые большие, – последовало новое
– Не может быть, чтобы такого большого мальчика обидели
два близнеца, – полушутя, полусерьёзно попытался я прощупать
– Больше мне некому звонить,,, только тебе, – заключил
– Очень хорошо тебя понимаю, Сам пережил такое,,, Но что
,,,Оказалось, случилось то, что Славик попал в больницу, Но
это ещё не самое весёлое, «Весело» то, что в больницу он попал с
– –ы можешь себе представить, – продолжал Славик, – пока
я лежал с гриппом, и моя девушка, и все мои друзья, и даже бра
тья Вагины, все заходили ко мне,,, Когда же я теперь лежу с си
– Можешь не объяснять, – догадался я, вызвав у Славика
– Ни одна сволочь! Ни одна сволочь не показывает ко мне
носа!!! Даже родная мама шарахается, когда я протягиваю ей
В его голосе звучала истинная драма, он только что не
рыдал,,,
– Я не шарахаюсь от тебя, Славик, – спокойно произнёс я, –
видишь ли, в моей жизни произошло однажды нечто подобное,,,
Я до того стал неугоден одному семейству, что пришлось даже,
не собрав пожитки, пришвартоваться в знакомом тебе городе, и
теперь с тупым рвением доказывать самому себе, что город этот
тебе вовсе не чужой, и что ты его любишь, И всё потому, что
– Слушай, – раздаётся вдруг с другого конца трубки, – а мо
жет быть, я зайду сейчас к тебе?,, Поболтаем,,, Я как раз внизу
– Как же это,,, – у меня пересохли губы, – ты же говорил, что
– Я удрал, Дура! Я удрал, потому что тошно находиться сре
– Это кого ты имеешь в виду? – спрашиваю я, чтобы соб
– Сёстры,,, врачи,,, все тебя презирают, когда ты в такой си
«Ну, – подумал я, – была бы у него последняя стадия, ни
куда бы ему удрать не позволили,,, И потом, я совсем недавно
видел его,,, в одной постели лежали, Не было у него никакой
последней стадии, И также я очень хорошо знаю, что такое сто
ять перед закрытой дверью, Я не удирал ни из каких больниц
и не был заражён сифилисом, однако мне не открыли дверь!
Не открыли в тот самый момент, когда простое человеческое
участие было для меня дороже всех ценностей в этом чёртовом
мире,,,»
– Знаешь что, Славик, – говорю я в телефонную трубку, –
если ты ещё минуты три постоишь в холле, я спущусь вниз, по
тому что так или иначе собирался в город9 и мы можем завалить
– Мне с алкоголем,,, того,,, – осторожно заговорил он, оче
На какой-то момент мне показалось, что этот его звонок
– Плевать на алкоголь, – почти весело проговорил я, – Я тут
знаю одну бабу, так она чем меньше выпьет, тем более весела и
счастлива,,, Пастернак её фамилия,,, А мы что, хуже баб?,, Ну
И, разумеется, на вопрос «куда отправимся?», у меня уже
,,,Мясо по-французски с картошкой и шампиньонами ос
тывало в тарелках, салат из огурцов и помидоров был почти не
тронут, а Славик распалялся, словно медный самовар, брызгая
Столик был тесен, и отодвинуться от него я не мог, Славик
же буквально нависал над столом, будто бы пакостил сознатель
но, –ак, наверное, люди, узнающие, что больны СПИДом, в от
«Но почему меня?!! Почему со мною должно было всё это
произойти?!!» – вопрошал я к сводчатому потолку, еле удержи
По правую руку от меня, яростно колотя пальцами по кла
вишам, наяривал очередную джазовую мелодию Марк Портков
ский, Бас-гитарист всё так же дёргал струны своей плохонькой
гитарки, вертя время от времени ручки усилителя и выражая
лицом своё недовольство9 и саксофонист гремел трубой,,, –руба
была белая, тусклая и короткая, как червяк, (А может быть, сак
Дома и у бабушки проходил он, очевидно, под кодом «ма
мина радость», Здесь же, в прокуренном и шумном кабаке чувс
твовал себя ну, совсем, не в своей тарелке9 а когда играл на своём
саксофоне, то казалось, пытался надуть резиновую грелку8 наби
рая воздух и выпучивая глаза, он шарил расширенными от ужаса
зрачками по сводчатому потолку, и лицом, так же, как и бас-ги
Всё было хорошо в этом разнесчастном «Кронпринце»,
если смириться с качающимися пеньками вместо стульев и джа
зом8 –ОЛЬКО САКСОФОНИС– БЫЛ НЕ –О–!!! А вот с этим
– Вы – талант! Вы – несомненный талант, – торопливо,
будто боясь, что его прервут, проговорил он, – вам так быстро
удалось проникнуть на телевидение! – Схватив меня за лацка
ны куртки, он затараторил, как ненормальный,,, так же зата
раторил, как и играл на рояле8 – Я с младых ногтей работаю
с молодёжью в музыкальном нашем училище, и сформировал
бессчётное количество коллективов, но – увы – представьте
себе, ни с одним из них мне не удалось проникнуть на голубой
наш калининградский экран,,, Вечера в ресторанах – пожалуй
ста, хотя, честно говоря, я на распутье по поводу мнения, что
для подрастающего музыканта полезнее – выступление в рес
торане или съёмка перед камерой, Практика в ресторанах, ко
нечно, очень важна, ибо все они, окончив училище, отправятся
в рестораны,,,
«И Ангел с Золотой –рубою тоже?» – хотел было выкрик
– ,,,только лишь немногие, – продолжал Марк Портковс
кий, – избранные,,, – Голос его зазвучал печально, сам он сник и
умолк, искренне горюя по судьбе, которая ждёт в скором време
– Руки? – переспросил Марк, мельком взглянув на свои ху
– Что, вы не знаете? – удивился я, – Оттуда, сверху, опус
кается рука, берёт вас и ваших воспитанников, извините, «под
белы ручки» и поднимает наверх, Хоп – и вы на вершине бла
женства8 перед телекамерой,,, или на сцене в хорошем престиж
– Нет! У нас нет такой руки, Каждый выбирается, как умеет,
– Когда я заберусь туда, наверх, – заговорщическим тоном
сказал я, – и встану там на обе ноги, то обещаю, протяну вам
– О, да! – прерывисто задышал Марк Портковский, – Как
было бы хорошо! А то, видите – с инструментами у нас пробле
– Да, да, – спешно согласился с ним я, – но всех я не потяну,,,
– Это понятно,,, это понятно, – засуетился он, – Одно ваше
желание уже внушает уважение, Всё прекрасное начинается с
«Да уж, лысый хрен, – подумал я, – с желания много чего
– Все они на мою голову, – засетовал Марк, разминая в сует
– Какой инструмент вам видится дополнением к моему
роялю?
Прищурив глаз, я посмотрел на концертирующего пианиста
– Вы так думаете? – я нетерпеливо переступил с ноги на
– –огда не знаю, – сдался Марк Портковский, вытирая вы
– Я хотел бы! ,,,попробовать! ,,,с саксофоном! – произнёс я с
– А то, что,,, как вы представляете баланс вашего голоса и
Я никак не представлял, Я вообще себе слабо представлял
– В этом нет ничего удивительного,,, Человеческий голос
–ут же просчитав что-то в уме, он спешно добавил8 – Одна
И, махнув в сторону того самого пыльного саксофониста,
что только что мучил свой кусок железа, а теперь смирненько
стоял в сторонке, поглядывая на нас, проговорил, как говорят в
посудной лавке, расхваливая товар8 – Возьмите, к примеру, Па
– Попробовать я обязательно попробую, только не с вашим
– Хотя – они все тут ваши, – продолжал я, – Я хочу попро
(В этот момент я начисто позабыл имя Ангела с Золотой
Глаза Марка Портковского округлились, но выражение
– Диктор Кокошко?!! Вы рискуете,,, Вы очень рискуете, –
предупредительно и при этом холодно-вежливо заговорил он, –
Если и есть что-то ненадёжное в этом мире, кроме китайских бу
–ут мне стукнуло в голову8 может быть, певица из «Атланти
ки» Алла Попугаич вовсе и не этого саксофониста в виду имела?,,
– Во-первых, он не мой, а ваш, – сказал я, – Вы же с ним,
– Вновь проявил слабость, Поверил ему и не выдержал, – за
говорил Портковский, скорбно закатив глаза, – Вот, – кивнул он
в сторону Парамошеньки, – не бог весть что, зато надёжный, без
– Я не собираюсь протягивать никакой руки! Я ищу едино
– А я думал, что вы и в самом деле готовы протянуть руку, –
– Давайте начистоту, – я присел на край банкетки и закурил, –
Какой смысл помогать слабым?,, –ем, кто не способен реализо
– Этот парень, которого вы хотите, уже второй год на тре
тьем курсе училища, и нет никаких гарантий, что в октябре он
– Если считать, что талант – это, в первую очередь, дисцип
– Крайне, Курс специальности – от педагога к педагогу, Ни
какая школа, видите ли, ему не по душе, Истина же в том, что
никто его долго не выдерживает, Ни один педагог! Сольфеджио –
полный ноль9 не хочет, видите ли, петь, Ноты читает так,,, крайне
– Но джаз – это и есть полёт фантазии, – возразил я, – имп
– Дорогой мой, мы готовим специалистов-профессионалов,,,
Музыкант должен быть совершенен,,, По крайней мере, в своей
– Публике он нравится, Это самый верный признак совер
шенства, – блефанул я, (Зачем? – наверное, чтобы узнать о нём
– Послушайте, – воскликнул вдруг Марк Портковский, – он
не сдал у меня экзамен по фортепиано,,, это плохо,,, это плохо
Вдруг он посмотрел на меня неожиданно весело и сразу
расслабился, ударив себя ладонью в глянец лба8 – Конечно! Я
всё понял! Но как ему это удалось, ради бога, скажите! Я не ду
– Вы пришли как бы,,, от его имени,,, Отстаивать его интере
– Вы с ума сошли! – Если бы я уже не сидел на банкетке, то
– И этот разговор,,, о возможной помощи,,, – продолжал го
ворить, будто с самим собой, Марк, – вы же пытаетесь меня под
купить, не так ли?,, Боже мой, что же делается!!! – возопил он,
вновь возведя очи горе, – К каким только средствам ни прибега
– Но самый лучший способ продлить эту вашу «сладкую
жизнь», – заметил я, – это, как я понял, вечно оставаться «на
– Э, нет, – восторжествовал Марк Портковский, Зрачки его
засверкали злорадно, – На этот раз не выйдет, В руководстве
тоже не дураки сидят, Если ваш протеже в этот экзаменацион
ный период организует себе второе «оставание», то полетит как
– Он надеется на лояльность, –ак вот, передайте, чтобы даже
не рассчитывал, –рюк со слезами его мамочки не удался, как не
Марк Портковский посмотрел на меня злобно и, словно
обиженный ребёнок, отсел на полметра9 лишь тогда успоко
ившись,
Очевидно, сообразив для себя, что на этом расстоянии я не
смогу протянуть ему взятку, он вновь жарко заговорил, почему-
– Плачущая мать, пьющий отец, квартира у чёрта на кулич
ках, прости господи, и ещё тысячи причин – это ещё не оправ
дание невозможности учиться, Его мамаша вместо того чтобы
плакать, сняла бы парню комнату в городе, Оправдывать свои
непоявления на утренней паре тем, что живёшь в Зеленоградс
Марк Портковский кинул взгляд туда, в проём двери, где
был виден край полуосвещённой на время перерыва сцены, От
сюда был виден белый саксофон, стоявший каким-то чудом тор
– Вот – Парамошенька, – заговорил вновь Марк Портков
ский, – не бог весть что, как я уже сказал, в плане таланта, – но
посмотрите, саксофончик у него на подставочке, тросточки но
венькие, чемоданчик, опять же, приличный! А этот,,, – Марк
Портковский выпучил глаза, – кофр без ручки! Ручку не может
он приклеить! –аскается с чемоданом в объятиях, как радистка
После этой реплики я не мог не прыснуть со смеху, а затем
– Представьте себе, не может, – праведным гневом пламенел
Марк Портковский, – Все спрашивают8 «Что это он у вас таскает?»
– А почему он так хорошо играет, общественность у вас не
– Я не агитирую, а пытаюсь разобраться,,, понять – что это
– Не придётся вам с ним работать, – вынес приговор Марк
– А вот тут-то вы ошибаетесь! Решать-то как раз нам! Или
ему – либо он работает с вами и вылетает из училища, либо учит
– Я педагогическому совету не докладывал, что Диктор Ко
– Неважно! – почти взвизгнул Марк Портковский, – С вами
или и кем-то еще – либо он работает, либо учится, –ак мы пос
– Но вы сами только что возмущались, что он не может при
– Да, – чуть вновь не прыснул со смеху я, – но такая акция
– –е места, где подрабатывает ваш протеже, – возразил Марк
Портковский, – это как,,, как фильмы «детям до шестнадцати,,,»
–уда взрослый-то человек побоится просто зайти, не то чтобы
– И что же это за места такие? – обрадованно поинтересо
– Любой ночной кабак в его любимом Зеленоградске – это
Поставив в уме галочку напротив «ночные кабаки в Зеле
ноградске» и пропустив так настойчиво повторяемое Марком
– Что поделаешь, во имя того, чтобы приклеить ручку к че
– Хороши жертвы! – взорвался Марк Портковский, – Я
Поняв, что логика на этого человека не подействует никог
– Марк, мы с вами оба немного погорячились,,, – При этом
я подсел к нему поближе, и он не отпрянул, Я продолжал8 – И я
неправ, и вы слишком категоричны,,, Давайте договоримся так8
мы, со своей стороны, попытаемся кое-что уладить,,, ну, с той же
хотя бы ручкой, которая, безусловно, не может не раздражать, а
вы постарайтесь набраться чуточку терпения, Перемены не про
Марк Портковский посмотрел на меня, и в глазах его мель
кнуло нечто, Как будто он увидел во мне в этот момент не Дурия
– Что же касается трёпки невров, так трепите их мне, – про
должал я вдохновлённый, – Не нужно лишних звонков и жалоб
–еперь рот Марка Портковского раскрылся, Концертирую
щий пианист набрал воздуха, За эти мгновения я успел осознать
– Не может быть! – проговорил Марк Портковский на
вдохе,
– Что «не может быть»? – поинтересовался я, уже поняв, в
Чтобы не быть автором новой сенсации типа «он пел с Эдит
Пиаф», я опустил в пол глаза, предоставляя возможность выска
– Она решилась порвать с этим алкашом! – резюмировал тот,
Потом он посмотрел на меня пристально и дёрнул за рукав, – Но,
С трудом, но я поднял на него взгляд, Ощущение, что я
проваливаюсь в бездну, что совершаю что-то противозаконное,
вторгаясь в чужие жизни и, более того, пытаясь в них что-то
изменить, подавило меня, «Не страшно ли мне?,,» Мне было
страшно, Клянусь, мне было очень страшно в этот момент, когда
он посмотрел на меня испытующе, И именно потому, наверное, я
– О! – заговорил он, – Вы молоды,,, всё в этой жизни может
ещё повернуться по-другому,,, Она – женщина с двумя детьми на
руках9 старшего где-то носит9 младший – уже давно не младший,
а взрослый парень,,, Хорошо,,, любовь к женщине подавляет раз
ницу в возрасте, но не смущает ли вас, что ваш пасынок будет
– Девятнадцати, – с тупой уверенностью и вовсе в этом не
– Вот видите, – повторил Марк Портковский, – Как к этому
,,,На этот раз за рукав схватил его я, Схватил, довольно гру
– Люди к этому отнесутся нормально в том случае, если дру
гие люди не станут трепаться и делать праздные досужие выво
ды!!! – Это было явным хамством, но я вновь дёрнул фалду его
пиджака, – Помните, Марк, – проговорил я, дыша ему прямо в
лицо винным перегаром, – судьбу человека очень легко сломать,
–ем более, такого, которому всего девятнадцать, Но не забывай
те так же, какую цену потом за это придётся заплатить! – Я при
– Я вам уже сказал, Марк, – мы оба были неправы,,, Я вы
слушал ваши советы и замечания, а вы выслушайте мои, Их все
Отпустив его рукав, я выудил из внешнего нагрудного кар
мана его пиджака шариковую ручку и накарябал ею на листке
– Это не Зеленоградск, – заметил Марк, взглянув на помя
– Извините, что прерываю, – вежливо произнёс он, – но мы
Я поднялся с банкетки, Марк Портковский поднялся вослед,
– Желаю хорошо отработать, Марк Абрамович, – обратил
ся я к концертирующему педагогу, пожимая ему на прощание
– До свидания, – У самой двери он обернулся, – А вы и в
самом деле собираетесь с ним работать или это был лишь повод
– Вначале мы всё уладим с училищем, – пообещал я, – а по
ГзЬЮЬ 3
В ГБЗБЙКГМААНЖ!
Бордовый «мерседес», растворяясь в ночи, уносил нас по
шоссе вдаль от города, Освещённые мощными галогеновыми
фарами деревья в белёсом свете казались недвижимыми и изва
янными из серого пепла8 чуть только тронь, прикоснись к ним
пальцем – и пепел осыплется на землю сиротливой горкой9 а
стоит налететь ветру – горку эту развеет, и никаких деревьев –
– Знаешь, как называются эти деревья? – спросил Славик,
– Совсем наоборот! Эти деревья называются «немецкие
– Где-то я уже это слышал, но почему так называются, забыл,,,
– Если вделаешься в такое дерево на полной скорости, то
«затормозишь» в этой жизни надолго,,, а немецкие, потому что
– Мне они кажутся зыбкими и призрачными! И мягкими,,,
– Да, да, – обрадовался Славик, – я знаю это состояние! Я
когда обкурюсь и сажусь за руль, то всё для меня такое призрач
ное, зыбкое, мягкое и вовсе не опасное… Но лучше этому ощуще
нию не поддаваться, – предостерёг он, – об этом я всегда помню,
,,,Море мне было по колено, когда, поговорив с Марком, я
– –ы что, так и не притронешься к еде? – с лёгкой обидой
– Почему не притронусь?,, Очень даже притронусь, – воз
Как называется всё то, что я позволил себе в разговоре с
Марком?,, Самозванство? Вмешательство в чужие личные отно
шения?,, Аферизм?,, После всего этого плевок сифилиса в тарел
Потерявший много нервной энергии и проголодавшийся, я
за обе щеки навернул картоху с французским мясом и, странное
дело, с каждым отрезанным от мяса куском – я видел это – росло
Когда я закончил, запив всё это грейпфрутовым соком, он
– Во-первых, – успокоил его я, – сифилис, особенно быто
вой, не так всепроникающ, как кажется9 а во-вторых, я сижу не с
сифилитиком, а с другом, –ы бы стал брезговать мной, если бы
– После сегодняшнего вечера – нет, – честно ответил Славик,
– После сегодняшнего вечера я твой настоящий, верный
друг, – выспренно заговорил Славик, – Хочешь, поедем куда-ни
Прелесть и неповторимость нашего русского характера за
ключается в этом его предложении8 только русский человек, сидя
в ресторане, может пожелать для развлечения поехать в ресторан,
– Хочу, хочу куда-нибудь поехать, – торопливо заговорил я, –
Я был трезв, Я понимал8 всё, что я мог сделать в этой ситу
ации, – это помочь Ангелу с Золотой –рубою заработать денег,
–ак же я мог поговорить в училище с деканом о возможности
перехода на другой семестр, У Бреднис были связи в училище,
Да и моё слово, наверное, тоже кое-что значит,,, Просто помочь,
Что же касается работы, то ему, думается, не составит труда про
дудеть для меня на саксофоне тему «Опавших Листьев» или ещё
какой лирической песни, Ради того чтобы помочь, я готов поде
«Плачущая мать,,, пьющий отец,,, квартира у чёрта на кули
чиках – вспомнил я слова Марка,,, – Его мамочка, вместо того
чтобы плакать, лучше бы сняла комнату в городе,,, оправдывать
опоздания тем, что живёшь в Зеленоградске… Живи в Калинин
– Ничего, Дурий, для друга ничего не жалко, – успокоил
– Море, пляж,,, всё, что хочешь! – Он посмотрел на меня по
нимающе, – Я по знаку Зодиака Рыбы, так что тоже люблю воду,
Искупаться ночью для меня – самое удовольствие! – Переклю
– Да я, вроде бы,,, как бы,,, – засомневался я, – только пос
Любой ночной кабак в его любимом Зеленоградске – это кло
ака, куда прямо-таки тянет вашего протеже!
» – пронеслись в
– Пьют люди в городе, – лаконично ответил Славик в уни
– Ну, а ночная жизнь,,, театры там всякие,,, Говорят, есть та
– Марчелли – это в Советске, А здесь, в Зеленоградске, как
– Хочешь, чтобы морду набили? – осторожно спросил
Славик,
– –ак мы же просто посмотрим, Мы ни петь не будем, ни с
– Давай посмотрим, – настаивал я, – если что, то сразу в тач
Некоторое время по правой стороне тянулось серое унылое
– За этим парапетом – море,,, Набережная, – объяснил
Славик,
Над парапетом струилось слабое маслянистое свечение,
будто где-то там горели фонари, Но фонари эти, если они и в
самом деле горели, представлялись мне не огнями набережной, а
По левой стороне, за пыльными деревцами и разросшимся
неухоженным кустарником, проглядывали полуразвалившиеся
домишки, Вид у них был, конечно, не такой отталкивающий, как
в Средней полосе России – давала о себе знать немецкая архи
тектура, но сражённое варварством прежнее величие лишь под
Мы въехали на некое подобие то ли несостоявшейся по
причине тесной застройки площади, то ли неудавшегося по при
чине отсутствия светофора широкого перекрёстка, Во все четы
ре стороны уходили полузаасфальтированные проезды, которые
были полуосвещены недоразбитыми уличными фонарями9 со
всех четырёх сторон глядели на нас полуосунувшиеся витрины
каких-то магазинов и ночных ларьков, Полуоблупившийся фа
сад почты и призрак длинной жёлтой казармы в конце усилива
Вокзал был тоже полуосвещён, и стены его заросли кустар
ником, Никакого намёка на движение поездов не было8 не было
видно даже заброшенного локомотива или хотя бы полуразва
Всё вокруг было «недо» и «полу», Всё вокруг было так, как
не могло, казалось, существовать, Во всяком случае, Ангел с Зо
В идеале, конечно, Ангел с Золотой –рубою должен при
летать на сцену из сверкающего Серебряного Небытия9 но коль
скоро Марк Портковский поведал мне о бренности его существо
вания, то могла бы эта самая бренность быть не такой уж жалкой
и убогой! Потому что – я был твёрдо в этом уверен – не может
нечто прекрасное и неординарное выйти из серости и посредс
,,,Из четырёх направлений Славик выбрал наиболее осве
щённое, если можно было назвать освещением покосившиеся
по сторонам дороги старые фонари, мутные плафоны которых
– Главная улица, – сообщил Славик, – точнее, ОНИ хо
тели, чтобы эта была главная,,, Но главной у людей осталась
Набережная,
По главной улице мы миновали пару магазинов, фотоате
лье с заплесневелыми зелёными фотографиями в витрине, будто
бы принесёнными сюда с могил9 затем последовал черёд пресло
вутого стандартного социалистического здания со знакомой с
детства фигурой перед ним, указующей простёртою рукою с ши
рокой лопатоподобной дланью туда, в Светлую Даль вдоль по
улице, Вначале я думал, что памятник указывает на очередную
– Ночное кафе, – заговорщическим тоном – тоном, которым
говорят «осторожно, здесь заминировано», прошептал Славик, –
–еперь я уже не сомневался, что если мы остановим здесь
авто и последуем в жерло ночного заведения, на которое уверен
но указует «самый живой из всех живых», то обещание Славика
– Не могу поверить, что мы и в самом деле туда пойдём, – про
говорил Славик, закуривая сигарету и опуская боковое стекло,
– Да не пойдём мы никуда, – попытался успокоить я его, –
просто хотелось посмотреть,,, Все говорят – Зеленоградск, Зеле
– –ак не ночью же, – не успокаивался Славик, – И все гово
– А там, знаешь, как получилось? – засмеялся Славик, –
Были два города у немцев – один, залитый солнцем и на горе9
а другой – весь в зелени и в тени, Сверху, из ЦК пришло рас
поряжение8 «Один назвать Зеленоградском, а другой – Светло
горском соответственно их качествам», –олько там, в ЦК, всё
перепутали, и тот, который на горе и весь в солнце, определили
как Зеленоградск, а тот, что в тени и в зелени, – Светлогорск, У
нас тут, конечно, почувствовали, что что-то не сходится, но не
,,,Звук хриплым шёпотом пробирается сквозь распахнутые
окна заведения и, набравшись мощи, высокий и слегка дрожа
щий на «бреющем полёте» влетает в опущенное окно нашего
Я с испугом бросаю беглый взгляд на притон, а затем на
– А ты спрашиваешь, почему в Зеленоградске нет зелени, –
закончил свой рассказ он, – Спроси об этом тех, кто в Москве
не просыхает, Нам-то можно, понимаешь? – оживился он, – Мы
ничего не решаем9 но когда –Е, что там, наверху, на ногах не де
ржатся,,, а это ещё по телику показывают,,, бесит меня это,,, пря
–ем временем в странной решимости, напоминающей более
– –ы куда? – закричал Славик, – –ы же сказал, что мы не
– Мы не пойдём, всё в порядке, – успокоил я его, – я только
,,,На фоне светящихся окон – то ли внутри, то ли снаружи –
болтались серые тени, Дверь притона приближалась,,, «А поче
му, собственно, притона?,, Обыкновенная провинциальная забе
галовка! Ангелы с золотыми трубами не поют по притонам,,, по
забегаловкам… правда же?,, Вперёд! Может быть, там вовсе и не
В кинотеатре «Октябрь» на ночной дискотеке хорошо! –ам
свои охранники,,, –ам не позволят опустить артисту на голову
Я протиснулся сквозь толпу, запрудившую помещение у
самого входа из-за неудачно поставленной стойки, и, пройдя
вдоль высоких вращающихся стульев, притулился там, где меж
ду сидящими образовалось пространство, Вывалив на деревян
ную с ободранным пластиком стойку сигареты и зажигалку, я
дрожащими руками закурил, Здесь стойка выступала в людское
море своеобразным рифом и, закругляясь, уходила вновь к бару9
так что бармен был с двух сторон надёжно ограждён деревянной
–олпа заполонила всё пространство, оставив свободным
лишь невысокий подиум, затерявшийся по ту сторону рифа, С
места, на котором я устроился, поверх беспокойного моря голов,
музыкантов не было видно, Лишь Ангел с Золотой –рубою, воз
вышаясь над подиумом, над головами, надо всем и вся, взвивал
под низкий потолок дрожащие трепетные звуки, Взлетая вверх,
труба переливалась в витражной мозаике, составленной из цвет
ных бутылок, размещённых плотным рядом на полке над моею
головою9 падая вниз, она вновь горела золотом, хрипло вздраги
вая и медленно умирая до следующей высокой ноты,,, до следу
Посетители заведения не особенно вникали в происходящее
на импровизированной сцене, А на сцене происходил вовсе не джаз8
музыкальная композиция отдалённо напоминала нечто из Миши
Шуфутинского9 не хватало только слов для лучшего узнавания,
Сизый дым стоял над головами плотной нерассеивающейся
пеленою, и такая же жуткая муть угадывалась в глазах танцую
щих, которые, закатывая зрачки под отяжелевшие веки, протя
гивали друг к другу руки, не вполне, казалось, осознавая, где они
Эту странную картину неожиданно заслонил собою мрач
– Сто пятьдесят водки и сок, – как можно более небрежно
По-видимому, я произнёс подходящую фразу, Силуэт пере
Я задумался8 назовёшь дешёвую, уважать не станут, На
зовёшь дорогую – набьют морду за противопоставление себя
– Смирнофф для начала хорошо идёт, – просветил меня
детина,
– Вот и здорово, – обрадовался я, – для начала сто пятьде
Как видно, я показал себя хорошим мальчиком8 бармен ос
тался доволен моим заказом, и бить меня пока никто не собирал
Я покачнулся, чуть не упав с табурета, Славик с разбегу
Бармен уже стоял с запотевшим графином наизготовку,
Возле графина потел стакан с апельсиновым соком, и скромно
На импровизированную сцену полезли какие-то типы,
Бить?,, Его хотят побить!!!
– мелькнуло у меня в голове, –
может такого произойти! Это же ЕГО город!!! Он здесь не чу
Два типа, забравшись тем временем на эстрадку, подвали
ли к Ангелу с Золотой –рубою, и один из них, самый грозный
на вид, полуобнял Ангела, что-то заорав тому в его музыкаль
ное ухо,
В ухо! Как можно так орать в самое ухо музыканту?!!
» –
Бармен, почувствовав, как видно, мою активность, вновь
– Ещё двести и сок, – машинально повторил я заказ, не от
–от, что орал Ангелу в ухо, на секунду отстранился от него,
– ЭЙ! – закричал я уже отошедшему бармену, тут же сооб
разив8 произойди что сейчас там, на помосте, общими усилиями
мы либо вызовем охрану, либо все рванём на помощь Золотому
Ангелу, Один я не смогу, Я здесь чужак со своими сомнительной
В этот момент тот самый амбал, поднеся руку к челу Анге
ла с Золотой –рубою, похлопал того по щеке – нежно, ладонью,,,
–ак поощряют детей за хорошее поведение, Но фраза уже слете
– Дитёк? – оскалился бармен, – Хера что с Дитьком слу
чится, Никто Дитька не тронет, Скорее тебя, пассажир, по стене
Пропустив последнее обещание мимо ушей, я расслабился,
«Ничего с ним не случится, Кто б ведал, из какого сора! Если уж
Ангелы и спускаются на землю, они не делают особого различия
в среде обитания,,, Фига что с Дитьком случится,,, В переводе
на нормальный человеческий язык нужно понимать, что ничего
– Уходим! – Славик потянул меня за рукав, – Не понял, что
Я скользнул ладонью в задний карман брюк, Ладонь прова
–ам, возле бара, мужик, что подавал мне водку, перегнув
Секундой раньше группа музыкантов на сцене грянула не
что бравурное, в чём я краешком мозга узнал «Отель Калифор
ния», Музыканты (и Ангел с Золотой –рубою в том числе) при
–ем временем двое «уголовников», перемявшись на стуль
ях, на которых они сидели, зажав в кулачищах стаканы, нехотя
отделились от стойки, двинув в нашем направлении и отсекая
Я не испугался разборки (почему я назаказывал пол-литра
водки, не имея денег) и последующего избиения, Ужаснее всего
было то, что сейчас Ангел с Золотой –рубою увидит со своих под
мостков меня, валяющегося в ногах у бандюг9 меня, униженного
и неспособного дать отпор превосходящей силе,,, –олько лишь в
американских боевиках потасовки проходят легко, изящно и эс
тетично, а герой всегда торжествует, Герой ли я в этой истории?
Не знаю, что не понравилось тому самому бармену, но бан
дюги приближались, потирая кулаки, Неужели они заметили,
Бандюги всё приближались, бесцеремонно раздвигая толпу,
Отступать было некуда8 бежать к туалетам – означало, что ло
вить тебя будут на глазах у Ангела, а топить – в унитазе, потому
что вряд ли в туалете окажется окно, да ещё распахнутое, чтобы
Мысли Славика, как видно, пронеслись тем же путём, по
тому что, отпустив наконец-то мой рукав, он рванул было к ту
алетам, но затем, расталкивая толпу, бросился к столикам, что
Передо мной на несколько мгновений, точно волны пред
Моисеем, расступились людские тела8 Славик в полном беспа
Я хотел уже броситься в образовавшееся пространство, но
задержала меня одна лишь мысль8 «Удрать от избиения – одно9
удрать же, дабы не заплатить, – совсем другое», Могут же они перед
тем как швырнуть меня под стойку, выслушать хотя бы, что у меня
был, а теперь пропал куда-то кошелёк со ста тысячами рублей!
В тот же момент, когда татуированные волосатые руки по
тянулись ко мне, две людские волны вновь сомкнулись, отрезав
от меня Славика и спасительные окна, Я успел ещё увидеть, как
он, чуть не опрокинув один из столиков, заносит ногу, обутую в
зелёную кроссовку, над подоконником, а затем вылетает на ули
цу,,, прямо в объятия ещё двоих, которых вначале я не заметил,
но которые по опыту прекрасно знают, в каком направлении убе
– Проблемы? – с лаконичной ясностью осведомился один
– Вроде, нет, – ответил я, предпочитая умолчать о том, что
– Это твой пассажир? – кивнул второй в сторону Славика,
– Мой, – гордо, словно Сергей –юленин( перед избиением,
– Вроде как подышать воздухом захотел, – предположил я,
сдерживая дрожь в коленях, передающуюся теперь всему телу8
ручища поймавшего меня продолжала лежать на моём плече так,
– Свежим воздухом, говоришь? А здесь что, не свежий? –
– Вот и спросите его сами, – предложил я, тоскливо косясь в
сторону сцены, Мой Ангел вознёс тем временем трубу в послед
Чёрт возьми,
– возопило всё во мне, –
пусть он играет себе
в удовольствие! Пусть он только не увидит, что сейчас произой
– Что, платить не хотим? – осведомился у приведённого
– Ребята, да что вы, – выдавил из себя Славик, – я того, это са
мое, не заказывал ничего даже,,, я того,,, водку не могу,,, по болезни!,,
«Ещё сообщи, что у тебя сифилис», – подумал в этот момент я,
– Ща долбанём тебя об стойку, будет тебе по болезни, – оп
тимистично пообещал державший меня и тут же повернул своё
широкое румяное лицо ко мне8 – Правда Степаныч говорит, что
«Не может быть!!! Всего лишь?!! Всего лишь узнали меня –
Но Славик, бедный Славик не услышал вопроса, Развер
нувшись и вырвавшись из объятий конвоя, он бросился на ам
балов с криком «Прорвёмся, Дурий!!!», тут же отлетев спиной
–от самый молодой человек, по предложению которого организа
ция по борьбе с фашистами была названа «Молодой Гвардией», Сергей
так досаждал проклятым фрицам, что один из них во время допроса ки
нулся на молодогвардейца и в буквальном смысле разорвал беззащитного
Державший освободил руки, ухватив Славика за горло,
– А-а-а! – заорал я в отчаянии, забыв теперь и об Ангеле с
Золотой –рубою и о предстоящей потасовке, – Прорвёмся, Сла
Бросившись к тому, который держал Славика, я принялся
молотить его в широкую пуленепробиваемую щёку, Сзади по
Обращались ко мне, распластав мои руки в стороны и на
– Пилорамов, суки!!! – прохрипел я, захлёбываясь в адрена
– Всё в порядке, Пилорамов, – услышал я тот же голос, – Мы
сейчас тебя, значит, отпустим, а ты стоишь смирно, значит, и на
Кулаки, стиснутые на моих руках, разжались, мои ноги ос
вободились, Я стоял теперь, как идиот, рядом с поверженным
Славиком, а четверо обступили нас, Любопытные из толпы ок
– Нехорошо на братву нападать, Пилорамов, – укоризненно
заговорил тот, что первым заловил меня, –яжеленная рука его
– Смотри, Мосёл, – заговорил второй, – правда! –от, что в
– Фига себе, – откликнулся «Мосёл», – из ящика и прямо к
– Ещё как бывает! – Первый приподнял и вновь опустил на
меня тяжеленную руку, видимо, похлопав тем самым меня по
плечу, – Вот же! Пилорамов! Из ящика,– И тут же сам удивился8 –
ГзЬЮЬ 4
БМАОВА
,,,Они попросили меня, Просто попросили, Не заставляли –
Я покосился на подиум, Отсюда, от нашего столика, за ко
торым мы теперь сидели среди толпы и разъедающего глаза та
Мне не жаль было спеть пару песен, раз история так закру
– А у нас что, не заказ? – логично поинтересовался тот, ко
торый первым сгрёб меня, чуть не раздавив своей лапищей, – У
– Ребята как бы,,, работают, – попытался ухватиться я за
– Сегодня работают, завтра не работают, – отозвался Макс, –
–рое других весело захохотали, радуясь «удачной» шутке, И я
поклялся себе в этот момент, что я буду не я, если не вызволю Анге
ла с Золотой –рубою из этого притона, А если он окажется не анге
лом, а дьяволом и станет упираться, я схвачу его за рога и поволоку
силой или подкуплю любого из этих бандюг, чтобы устроили ему
показательную трёпку, отбив навсегда охоту шляться по притонам,
– Хорошо, – согласился я, – спою, Убирайте ребят со сцены,
Пусть пойдут покурят, Перекур, Хороший отдых всегда нужен
хорошим музыкантам, («Дитёк? – вспомнил я слова бармена, –
Никто Дитька не тронет, Скорее, тебя, пассажир, по стенке раз
– А что такое «наше»? – спросил я на всякий случай, хотя
прекрасно знал, чего они хотят8 попойки под утро в «Октябре»
стали для меня хорошей школой в этом плане9 песни же, которые
они называли блатными, я знал чуть ли не с детства, Их велико
лепно пела Дина Верная, бывшая, по преданию, француженкой,
подружившейся с дочерью белой эмигрантки, которая и переда
ла невзрачной парижаночке и оригинальные тексты, и неповто
Мой круг в Москве не имел предубеждения против блатных
песен (тех, что написаны были в белогвардейском стиле в трид
цатых-сороковых – годах сталинских репрессий), Зиновий Гердт
считал многие из них настоящей поэзией, а известную песню «–о
варищ Сталин» приписывали Булату Окуджаве, который клят
венно заверял, что,
к сожалению
, этот шедевр написал не он,
–от, кто считает, что блатные песни того времени – «Постой,
паровоз», «Окурочек» написали именно блатные и воры, ошиба
ется8 писала посаженная интеллигенция, точностью и самобыт
ностью текста лишь отражая жизнь, в которую не хотелось бы –
– «Постой, паровоз» знаешь? – поинтересовался Мосёл,
один из тех, кто заловил Славика в момент его неуспешного вы
Я знал ещё кое-что8 если им запеть эти песни, они будут
Кафе уже пустело, Оставалась лишь «братва», как всегда
– Спасибо, – поблагодарил я, – Пить не буду, Песни спою,
– Чего ж ты водяры нарыпал у Степаныча? – поинтересо
– А потому что на халяву, – вмешался Дырявый, дружок
Мосла, заловивший с ним в паре Славика, сидящего тут же, за
– Ребята, мы это дело, кажется, уже прояснили, – дёрнулся
– Хорош, – оборвал мои оправдания Макс, – об этом потом
– Идёт, – согласился я, – только просьба у меня к тебе, Макс,
будет,,, ребяток, тех, что на сцене там публику веселят, отправь
– Хорошие музыканты, – уверил я его, – но теперь ведь моё
– Одной песней тогда не отделаешься, парень, – предупре
– Давайте, – как можно небрежнее произнёс я, – малышню
–опа Хромой – тот, второй, что заловил меня, особенно не
церемонился8 направившись к сцене, он трижды выпростал руку8
с одним, с двумя, а затем с тремя пальцами, На счёт «четыре», с
решительностью, которой мог бы позавидовать сам Менухин(,
Вся группа – пианист, барабанщик, бас-гитарист, соло-ги
Жест –опы был, конечно, не из вежливых, и я больше всего
боялся, что Диктор начнёт праведно возмущаться, но музыкан
– Всё, дорогуши, – резюмировал –опа, и я не понял вначале,
«Дорогуши!» – это же жаргон прекрасной Амазонки с
Куршской косы! «Мой Лёня всё тут финансирует, – вспомнил я
,,,Стёпа-бармен, –опа Хромой, Мосёл, Дырявый,,, а как зва
ли тебя, господин Лёня, когда ты тут вот, с братанами «по барам
шкерился» или когда ты, только окончив восьмилетку, заправ
лял вместе с братвой жизнью маленького городка – центра сель
«Людка! Она такой не была раньше! Она была такая скром
А как же! Конечно! Но всё меняется, когда такие наставни
Иегуди Менухин – величайший дирижёр конца двадцатого века
, –
– Всё, дорогуши, – резюмировал –опа, – теперь ноги в зубы
и по домам, Завтра Максим Иванович с вами рассчитается, Всё
За час я отпел им и «Постой, паровоз», и «Реченьку», и «–о
Одна лишь мысль свербила в моей голове всё это время8
«Я хочу, чтобы Диктор Кокошко со своим саксофоном без руч
ки уже давно сидел бы дома и рассказывал своей маме, как он
сегодня отработал с друзьями в кабаке, удачно закончив на час
Или он не рассказывает таких вещей маме?,, Может быть,
она вовсе не знает, что её сын подрабатывает в притонах,,, Сомни
тельно – город маленький, Она не может не знать, Но как она до
пускает такое? Будь Диктор моим сыном, я ни за что не позволил
бы ему не только играть на саксофоне в таких местах, но и просто
проходить по этим улицам ночью, Даже без саксофона в руках,
Будь Диктор моим сыном,,, Будь Диктор моим сыном, он
спокойно учился бы в музыкальном училище города Кёниг, где
холм, а по обе стороны холма – могила Канта и кафе «Алина», в
Будь Диктор моим сыном,,, Будь Диктор моим сыном, я рас
сказал бы ему о том, каковы могут быть идеалы,,, Хотя, что сам
я знаю об идеалах, особенно в последние годы? – я, который «не
Станет ли он слушать меня – пьяного, вонючего, небритого,
неухоженного и неприкаянного странника, пришедшего из не
А если видел он меня здесь, поющим для шпаны блатной
репертуарчик, подойдёт ли он ко мне вообще когда-нибудь?,,
Поверит ли после всего этого в мифические идеалы, разговоры о
Но нет,,, Я же сделал всё, чтобы Ангел с Золотой –рубою
не видел всего того, чем я сейчас тут занимаюсь9 и мы пока не
Я сделаю всё и дальше, Всё для того, чтобы мне верили как
личности, чтобы, Я перестану пить и гулять, перестану вонять и
займусь поиском идеалов, Ведь были же у меня когда-то идеалы!
Ведь пою же я свои песни о светлом и чистом, о прекрасном и
Это была последняя песня, –ак мы договорились, –ак я до
говорился с самим собой, Никаких просьб к Господу Богу – он
всё равно не слышит, Слух Его занимает, видно, что-то другое в
Я договорился с самим собой, потому что больше не на
кого положиться, Я сжал в кулак свой серебряный крестильный
крестик, висящий у меня на груди, словно стеснялся его блеска,,,
Вернувшись за столик под свист и топот ног, отвечая «нет»
на крики «ещё!», я поблагодарил братву за то, что слушали, пок
– Мы тоже хотим тебя поблагодарить, – сказал, пожимая
– Спокуха, это не деньги, – заговорил Макс, – во всяком
Он сделал знак стоявшему рядом Мослу, Мосёл протянул
– Не может быть! – воскликнул я, но тут же понял, что от
ГзЬЮЬ 5
ВАНЫ ЛАНОБМЙАЖ КЛБУАЗБЙА
,,,На следующий день, когда я появился в галерее Бреднис,
Художник Люй-Ко оказался милым симпатичным челове
ком – вовсе не китайцем – немного неряшливым, «неряшливым
Картины уже висели, освещённые софитами, по залу разъ
езжали две стационарные камеры, рояль был выдвинут в центр9
Огромный стол, устроенный возле стеклянной стены, пока
пустовал, но уже прибыли официанты, накрывавшие его белыми
– –ебе надо будет сказать несколько слов как участнику
Она была деловита, занята, все её «разрывали», И потому
она забыла, наверное, что на прежней выставке «слово» дал я
– Что ты скажешь? – спросила она, почти убегая туда, куда
– Скажу о связи звука и изображения, – прикинул я, – Это
– Постарайся не вспоминать о своих встречах с Леонар
до да Винчи, – бросила на лету Бреднис и помчалась к зову
щим,
На одной из них кубически изображённый робот совокуп
лялся с закатившей глаза в чёрную звёздную ночь собакой, Со
бака выла, но всё же с нескрываемым сладострастием подстав
На другой – подводные лодки, вынырнувшие из песков бес
крайней, очевидно, алма-атинской пустыни, тупо обстреливали
растущие по первому плану баобабы острыми короткими очере
дями, (–раектория полёта трассирующих пуль заботливо была
На третьей картине – опять обстрел8 охотники в количестве
четырёх человек, похожие друг на друга как зеркальные отраже
ния, привстав на одно колено, целились в скачущих, опять же
по пустыне, зебр из ружей, подозрительно похожих на скрип
ки, Зебры убегали врассыпную, но оглядывались9 и на мордах у
них, как и у совокупляющейся с роботом собаки, было отражено
сладострастие, –ам, далеко на горизонте, всплывали подводные
На других картинах звери и люди частично, а то и полно
стью поросли панцирями, становясь похожими на киборгов9 а
сами картины походили на чудовищные по своей наглости на
– Этот мир давно пора отправить в металлолом, – выпалил
я, глядя на свинцовые заклёпки, приковавшие панцири к телам
– Иосиф Бродский выразил это в стихах,,, «Вещь, коричне
вый цвет,,, Вещи, чей контур стёрт,,, Сумерки, больше нет,,, Нет
Разговаривать с журналистами мы уселись во всё в те же
белые пластиковые кресла возле белого же пластикового садо
И Маталья Бреднис и прекрасная Кларочка поблагодари
ли банк, устроивший этот приём9 затем представили художника
Люй-Ко, он сказал несколько слов9 и под финал по очереди га
леристка и её подруга рассказали каждая свою версию первой
По обеим версиям дело происходило днём, а не ночью, И
появлялся я не пьяный в дребадан и промокший до нитки, а в
– Добрый день! – приветствовала меня Кларочка в своей
версии рассказа, – Вы пришли насладиться картинами? Милос
О криках «а ну, вон отсюда, грязный алкоголик» она поче
му-то не упомянула, Хотя мне казалось, что превращение ал
каша в прекрасного, всеми почитаемого «принца», куда более
впечатлит средний слой населения, чем рассказ о приличнень
ком пареньке, который зашёл в галерейку полюбоваться тем,
что висит на стенах9 тем более что на стенах в тот день ничего
не висело,
В том месте рассказа, где «странник», сидя за роялем и
напевая мелодию на стихи Иосифа Бродского, превращается в
«принца», у Кларочки вновь потекли неподдельные слёзы, ко
торые она тут же, перед камерой, в волнении промокала белым
– Я узнала его!!! Это был он!!! – повторяла она, преследуе
Версия Матальи Бреднис была более сдержанна и изобило
вала упоминаниями о всевозможных банках, инстанциях и спон
сорских организациях, Был упомянут также Рафик и торжест
венно сообщено, что через неделю, в следующее воскресенье, в
галерее «Бреднис» состоится празднование дня рождения «Ка
лининградского Банка Рафика», которое пройдёт при закрытых
дверях с участием особо приглашённых гостей, Средний обыва
тель узнал, что состоится концерт, а после концерта – банкет, Ни
на то, ни на другое мероприятие не приглашённый, средний обы
ватель должен был, по-видимому, искренне возрадоваться тому,
– –ы думаешь, это хорошо? – спросил я у Бреднис, когда
– Ну, вот всё,,, вот это,,, про объявления закрытых банкетов,,,
– Ну,,, люди всё равно на них не попадут,,, зачем же знать,
что это не для них состоится?,, –олько дразнить, по-моему, и на
– Брось миссионерские замашки, принц! Есть союзники и
общая серая масса, Я обращалась к союзникам, Кому надо, услы
шат и узнают, что галерея Бреднис – не пустое место, а совсем
наоборот – место, где происходит культурная жизнь, А народа
никакого нет, Есть люди заинтересованные и люди, не заинтере
Она исчезла в направлении кладовки, и очень кстати8 в две
рях главного входа, огромных, стеклянных дверях, в которые я,
появившись здесь в первый раз пьяный и продрогший, ломил
ся, завидев раскрытый рояль9 в дверях, распахнутых настежь по
сегодняшнему торжественному случаю, появилась великая жур
Соломенного цвета волосы её были взбиты в высокую коп
ну9 сама же она светилась жизнерадостностью и здоровьем, сжи
мая в руке, словно ручную гранату, своё оружие – микрофон,
чёрт его дери, подключённый к её «портативному» звукозаписы
– Смешная вещь, – воскликнула Вася Пастернак, делая пе
чальное лицо, – в самом начале нашего разговора там, в рестора
– И только прослушав плёнку, – она указала на свой рекор
«Да, – подумал я, – стоило для этого слушать плёнку!»
– Не довелось в тот раз,,, можем наверстать теперь, У Люй-Ко
там есть в кладовке угол,,, Не хочешь выпить,,, на брудершафт?
Любительницы шведского стола Рита с Викой уже пребы
вали там, держа наготове стаканчики из полупрозрачного лом
После того как мы осторожно и незвонко чокнулись, обще
– Прочитал ли ты мою статью? – повторила она смущённо, –
Всю ночь я корпела над ней и сдала в самый последний момент,
– Я плохо знакома с творчеством нашей любимой певицы,
но позвольте,,, позволь, – поправилась вновь она, – позволь
– Скажи мне, Вася, – обратился я к ней торжественно, – ты
– А потому что поговорю я сейчас с тобой по-человечески, а
потом окажется, что слушала ты меня как великая журналистка,
– Я не делаю разницы между журналистической и личност
– Сомневаюсь! После того, что я вам скажу, дорогая журна
– –ак вот, – начал я, – Эдит Пиаф умерла, понятно вам это?!!
И распевать с ней популярные песни дуэтом мы могли бы только
– Что-о-о-о-у-у??? – неожиданно громко и при этом зауныв
– До леса не дотянула! – На лице Васи Пастернак появилось
– Пела она всё время, – Вася вырвала из сумочки носовой пла
ток, прижав его к лицу, – дотяну, мол, до леса!,, Разве не знаете?!!
Упав ко мне на плечо, она зарыдала, расплёскивая за моей
спиной «Каберне» из пластикового стаканчика, дрожащего в не
верной руке, В какой-то момент мне показалось, что, уткнувшись
мне в пиджак, она вовсе не рыдает, а истерически хохочет, Но я
так и не узнал истины, ибо, оторвав своё лицо от моего плеча, она
– Ах, Дурка, Дурка, – тягостно вздохнула она, – выпьем, и
ГзЬЮЬ 6
К ОКИ, ЖАЖ ВНБ ВБЗАЗД АПМБ АКБМА,
,,,А БИП БЧЗК ЙБ АК ЩОКГК,,,
Мы сидели за чашкой кофе в ночи, посреди пустынного
,,,Сразу после выступления меня забрал Рафик8 похоже, это
стало у него доброй привычкой, которая теперь никого не удив
«Обязательно, Мы посидим немного где-нибудь в кафе, и я
В тот момент, когда она произносила «я буду ждать»,
какая-то сила на секунду сблизила нас, Но тут к галеристке
подбежали с вопросами, лицо её посуровело, приняв надмен
ное выражение, и некая волна вновь оттолкнула наши тела и
души,
Как я и предполагал, Рафик завёз меня в кафе совершенно
– Какие у вас отношения с Матальей? – спросил он, когда
– Какие отношения могут быть с галеристкой? – произнёс
я, не желая вникать в тонкости, – Она готова повесить на стену
– Я хочу, чтобы ты познакомился с одним человеком,,, Он
работает в частном агентстве Владимира Махова, Зовут его
Игорь, Игорь Нарицкий, Если ви с ним договоритесь, он мог бы
С самого начала Васёна Пастернак трагично спутала Эдит Пиаф с
Эдитой Пьехой, Более юных читателей следует, наверно, просветить, что
Эдита Пьеха – очень популярная в конце 5.-х – начале 6.-х годов советская
певица, Несмотря на свою популярность, с французской шансонеткой Эдит
Пиаф, умершей в 1740 году, она не имеет ничего общего
, –
Прим, ред,
стать твоим менеджером, Адин здесь ты нэ сможешь устроить
– В нашей области, –ут надо знать подходы, иметь контак
ты,,, Я помогу вам с деньгами, если надо, Безвозмэздно, Мне не
– Шоу-мир – не мой бизнес, В этом направлении я могу
только лишь помогать, Наживаюсь я на другом, можешь быть
– Игорю и тебе, Постарайся с ним сойтись, Не лезь на рожон,
Выслушай его условия и предложения, Я дал ему твой телефон в
– И давай заканчивай всю эту ерунду с галереями, – прого
– Все эти вечеринки после концертов,,, Артист должен появ
– Я понимаю, что это нэвэсело, но такая судьба, – подыто
,,,И тут я неожиданно поймал себя на мысли8 с большим удо
вольствием я сейчас оказался бы в номере отеля, нежели в этом
кафе или в галерее Бреднис, Почему? Да просто потому, что сколь
ко бы они мне ни советовали, я всё равно не смогу оправдать своего
здесь существования, Я не создан для этих игр, понимаете вы?,, Не
ужели нельзя оставить человека в покое,,, дать ему петь для вас же,,,
просто жить и получать взаимное удовольствие от жизни?!!
При слове «жизнь» мне вспомнились мои планы на за
втрашнее утро,,, Завтра утром я должен быть при полном блеске8
завтра утром я отправляюсь в музыкальное училище, «выужи
– ,,,так что, поговори с ним – и займитесь нормальным биз
В галерее горел свет, Слабый свет свечей возле выдвинуто
Маталья Бреднис, от которой мне предлагали отречься,
Войдя в зал, я на секунду застал её врасплох, Не видя меня
и не слыша моего появления, она сидела возле столика в белом
пластиковом кресле, измученная, с лицом, с которого было «от
«Ну что, гастролёр ты наш?» – представил я её обычный
при виде меня возглас, И возглас сей никак не вязался с образом
этой женщины – усталой, набелённой и рыжей, как клоун, и в
то же время печально-женственной, как Мона Лиза, у которой
– А, это ты,,, – вопреки моим ожиданиям проговорила она, и
лицо её не переменилось, Она так и сидела, уставшая, печальная
– Не знаю, – тихо продолжала она, – может быть, ты и
– Всё, что ты делаешь, всё это противоречит нормальным,
Она была чем-то расстроена, но всё равно старалась казать
– Кларочка сказала, – продолжала Бреднис, – что речь, ко
торую ты произнёс, просто восхитительна, а я нахожу её сплош
ным идиотством,,, На выставке серьёзного художника, перед
своим же серьёзным пением говорить о роботах, совокупляю
щихся друг с другом и кончающих машинным маслом – это, про
Я молчал, Но Бреднис не ждала от меня слов, Она рассуж
– Я видела, как все были шокированы, но потом я специаль
но подходила и расспрашивала про тебя людей, и все находили,
что это было не просто очень мило, но и глубоко и философски!!!
Эта Мокрецкая, которая с ума по тебе сходит,,, Рафик, который
уже не знает, как отгородить тебя от всех остальных, чтобы ты
– Он пытался всучить мне какого-то там менеджера, – не
– Знаю, – оборвала меня Бреднис, – Вагина сказала, причём,
таким тоном, словно я тебя держу и к этому Махову не отпус
– Это не Махов,,, Это какой-то Игорь, который с Маховым
– Одна шайка-лейка, Однажды этот Махов заявился ко мне
с предложением провести в галерее показ моделей, Я согласи
лась, Начали репетировать, Но когда я увидела тех бабищ,,, Это
было что угодно, только не показ моделей! Скорее, это была вы
ставка шлюх, каждая из которых имела на бедре свой порядко
вый номер, Я понимаю – номер на платье, на костюме – тогда это
показ моделей9 но номер на манекенщице! Я отказалась от этого
шоу, Я не хочу превращать галерею Бреднис в бордель имени
– Будешь очередной лошадкой в их стойле, если свяжешься
– Давай не будем начинать скуку сначала, – попросила она, –
Я же сказала8 это одна шайка!,, Люсинда передавала тебе при
– Люсю помнишь?,, Людмила Паллна, что с барабаном тебе
– Я тоже так думаю, – согласилась Бреднис, – Люсинда ска
– А Рафик меня уверяет, что артист,,, настоящий артист
– Он охраняет тебя, Никого к тебе не подпускает,,, А потом,
ты с какой печки упал, дорогой?,, Знаешь ли ты, что такое «–еат
– Да ещё со времён Императорских театров знать разъезжа
лась в компании с известными актёрами после спектакля по час
тным домам и ресторанам, Ангажировать актёра на вечер после
спектакля было честью, за это платили бешеные деньги,,, Чтобы
какая-нибудь Васнецова-Облонская повторила свою божествен
ную арию на «бис» в доме промышленника –олстохвостова!!!
Это – часть нашей русской культуры,,, Русской, понимаешь?,,
шумят в ушах аплодисменты, пока памятен триумф, разве мож
но исчезать?!! Ведь актёрские встречи, знаменитые капустники
Малого театра – всё родилось из этого8 из того, что артисты и
,,,Возможно, всё, что она говорила, и на этот раз было сплош
ным, чистой воды, нравоучением9 но с какой-то безотчётной яс
ностью я вдруг понял, что Маталья Бреднис права, Я принёс бы
и себе и людям гораздо больше радости, если бы остался, ведь
правда?,, Ведь сидели же мы однажды в галерее после нашего
«хеппенинга с дракой» с той самой Люсиндой и с ребятами из
тусовки Аглаи Вреднис,,, И было здорово,,, и пел я совсем по-
другому, чем на концерте, И выпили мы не так уж много, а всё
– Когда ты намечаешь те три концерта, о которых написано
–ут же подсчитав, что это принесёт мне около восьмисот
– Потому что, если ты не забыл, в воскресенье день рожде
– И очень хорошо, Чем больше, тем лучше, Я, вообще-то, и
– Я понимаю, И я пытался даже, но Розалья Ребезандровна,,,
– Что-о-о?!! – Бреднис покачнулась на стуле и уставилась
на меня, как на идиота, – –ы действительно веришь в эту чушь?
– Маталья, зачем ты такая? – перебил я, приблизив к ней
– Сухая баба, вся в расчётах, – проговорила она, – Дорогой!
– А мне плевать, – вспылил я, вскочив с пластикового крес
ла, – Я просто хочу жить, понимаешь?!! Я из Москвы-то уехал,
чтобы нормально, спокойно, счастливо жить!!! Что бы не вну
шали мне ни чувств вины, ни ревности,,, Чтобы не разрывали на
части и не требовали,,, требовали,,, требовали!!! – Я прошёлся
вдоль зала, стуча каблуками своих ковбойских сапог, – От меня
вечно чего-то требовали,,, Но я теперь не об этом, Я готов! Я со
гласен с тобой9 и то, о чём ты говорила, вовсе не воспринимаю
как нравоучение, Я готов, Я хотел бы устроить такой «Разъезд»,,,
В сущности, никуда разъезжаться и не надо будет,,, Мы устроим
вечеринку после концерта, ты согласна?,, –олько не надо застав
лять меня чувствовать себя виноватым, и оставь заодно Розалью
Не успела она ответить, как я повернулся к ней8 – Есть ещё
Бреднис послушно поднялась с пластикового кресла и ис
чезла в кладовке, вскоре появившись с бутылкой белого и двумя
– Я встречусь с этим Игорем, – проговорил я, разливая вино, –
поговорю с ним, узнаю, чего он хочет, но обещаю тебе, что ника
ких эксклюзивных прав на меня он не получит, Никаких номер
ков на жопу, никакого тавра,,, Мне просто необходимы концер
Я опустился в кресло, подняв свой бокал, Она подняла свой,
– –ы нашёл какую-то цель, и теперь тебе нужны деньги,
так?
Да, я нашёл кое-какую цель, Но фиг я скажу тебе об этом,
– Я открою тебе тайну, – прищурился я, – я панически бо
– –ы?! – ахнула Бреднис, – Со всеми твоими прибамбасами
– В –ОЙ ЖИЗНИ у меня не было такого количества кон
цертов, не считая зверских «чёсов» по городам и сёлам родной
страны и редких приглашений на всякие андеграунд-сейшены,
И теперь ЗДЕСЬ, в новой реальности, я очень боюсь упустить
обретённый мною ритм, понимаешь?,, Мне кажется, что если я
остановлюсь, посижу в своём гостиничном номере неделю без
выступлений, да ещё протрезвею, не дай бог, то никогда больше
не решусь выйти на сцену, Я просто всё осознаю и испугаюсь,
понимаешь?,, Я вдруг пойму, что натворил, уехав из Москвы
и затеяв здесь весь этот кавардак,,, Это ведь и в самом деле
страшно!
– Сними я квартиру, было бы ещё страшнее, – соврал я, – я
погружусь в быт,,, Своя комнатка,,, своя кухонька,,, мытьё по
– И в любую минуту вправе собрать чемодан, вернее, напи
хать всё в свою чёрную безразмерную сумку, похожую на дорож
Я кривил душой, ибо понимал, что теперь так просто это
го сделать не смогу, Я говорил, а сам думал8 «Скорее,,, скорее,,,
Скорее в кинотеатр, быстренько отпеть на дискотеке, а потом – в
гостиницу, Мне надо непременно выспаться сегодня, иначе, ка
– Я попытаюсь понять тебя, – проговорила Бреднис, – я по
пытаюсь это сделать, и если я пойму тебя, ты откроешься мне?,,
,,,Мы уже были теперь довольно пьяны и говорили друг с
другом, взявшись за руки и уткнувшись лицами друг в друга, но
всё равно почти взывали, кричали, будто не могли докричаться
до другого берега,,, словно стояли мы не рядом, почти прижав
шись телами, а по разные стороны (реки или пропасти? – что
– Мне нечего открыть,,, Я ничего не знаю,,, Ни про себя, ни
– Всех как будто заколдовали, Ко мне подходили вовсе не
глупые, очень даже интеллигентные люди и утверждали, что
тот факт, что ты пел с Пиаф
, заметно отразился на твоём даль
– Я и в самом деле пел с ней, И с того самого дня, вернее,
ночи, мы продолжаем наш дуэт, Однажды я чуть не убил её, ког
– –ы делаешь мне больно, потому что издеваешься надо
– Когда я впервые увидел ваш рояль и вас самих, то подумал,
УАНОШ 5
«НПБОА ВКЖМПГ ЙКИБМА ©214©»
ГзЬЮЬ 1
ЖАЛПНОЖА, ИКМЖКВЖА Д ВНЁ ОАЖКБ,,,
Все утренние приготовления только подлили масла в
Я стоял в холле музыкального училища, отмытый, как
хрустальная ваза, из которой наконец-то выбросили старые цве
ты9 с уложенным, уже отросшим ёжиком на голове, надушенный
духами и облитый дезодорантами, Подкачала только японская
бритва, предназначенная для формирования двухдневной щети
И вот я стоял теперь, слишком щетинистый, но душистый,
словно приволокся на свидание, и (странное дело!) девочки те
перь охотнее смотрели в мою сторону и перешёптывались, сидя
на банкетках, расположенных вдоль стены коридороподобного
холла, и свидание с какой-нибудь из них было бы вполне воз
Почему я раньше недооценивал эту прекрасную силу, тая
Мои утренние приготовления и в самом деле подлили мас
ла в огонь, Если бы не эти приготовления, я преспокойно хлеб
нул бы с утра стаканчик белого сухого, выкурил бы сигаретку,
прочистил бы горло в разговоре по телефону, договорился бы с
Матальей Бреднис об обеде в ресторане и между опохмелкой и
Но сказалось позавчерашнее путешествие в зеленоградский
притон, Ведь, по сути дела, все эти одеколоны и прочая мура свя
заны с тем обещанием,,, До конца жизни,,, только нормальным
–акже сказался и факт, что шёл я на встречу не со студен
том музыкального училища, но с Ангелом, Ангелом с Золотой
Все эти твои бредовые видения,,, – подумалось мне теперь, –
Получается так, Пилорамов, что ты действительно уверовал, что
именно чистое искусство спасёт тебя от трясины, в которую ты
затягиваешься час за часом, день за днём?,, Пока ещё никто не
замечает, как от постоянных пьянок тебе стало тяжело петь, ник
то не знает, какую ты испытываешь боль, когда выдавливаешь
на концертах из горла звук, Васёна Пастернак окажется не такой
уж и дурой, когда в очень скором времени из горла у тебя во вре
,,,–ак что, ты приплёлся сюда, к этому мальчику, за помо
щью! –ам, в ресторане «Кронпринц», ты неистово уверовал, что
именно он обладает тем секретом чистоты, который ты потерял
давным-давно, ещё в Москве, когда бродил по замёрзшим, при
порошённым последним мартовским снегом бульварам,,, выро
нил этот секрет, как бутылку спирта «Powal» из-за пазухи,,, нет,
обошёлся с этим секретом ещё хуже, чем с бутылкой! –ы обосрал
свой секрет чистоты, изгадил и позволил излапать его, Вот поче
му тебе теперь так тревожно и одиноко, а в голову лезут всякие
мысли о грязи – потому что теперь, чтобы отмыться, Пилорамов,
–олько что закончилась пара,,, или как там у них это назы
вается, Мальчишки и девчонки высыпали в холл со всех этажей
по широкой винтовой лестнице, расположенной у самого входа,
левее, и по лестнице там, в другом конце, которой я не видел, Они
наполняли холл, весело переговариваясь, усаживаясь на банкет
ки, раскрывая или, наоборот, убирая в сумки учебники и нотные
партитуры, Кто-то тащил витиеватый кофр с трубою9 кто-то, в
Чтобы не бросаться в глаза, я отступил к стене, к той, что
была противоположна стене с банкетками, правее от входа, Здесь
висели различные стенды, сообщения, объявления и прочая сту
денческая дребедень, Одна табличка под стеклом в деревянной
Что там говорил Марк Портковский?,, Фортепиано,,, И в
самом деле, В списке под грозной, выведенной чёрным надписью
Диктор Кокошко
»,,, Далее, в графе задолженностей, то
есть не сданных Диктором экзаменов8 «
Специальность (саксо
Мимо продефилировал Парамошенька – любимый саксо
фонист Марка Портковского – не бог весть что, зато надёжно и
без трёпки «невров», В правой руке он нёс чемоданчик, держа
его, как и полагается по мнению Марка, за чёрную полирован
ную чемоданную ручку, Ну просто прелесть мальчик! Не маль
чик, а конфетка! Будто в отпуск собрался, в родное село, –олько
Невольно я поймал себя на том, что мыслю зло и, возмож
но, несправедливо, но ревностное отношение к Ангелу с Золотой
–рубою не позволяло мне в этот момент быть справедливым и
«Уж Парамошенька, верно, не состоит в списке не сдавших
экзамены9 более того, в группе он, как пить дать, активист и вы
полняет все общественные поручения, – вновь зло проговорил я,
сжав губы в улыбке, и процедил, ни к кому конкретно не обраща
Я же в этот момент «всегда готов» был смешать с грязью
этого, возможно, на самом деле прекрасного и послушного маль
чика только за то, что в разговоре, в ничего не значащем разгово
ре, Марк Портковский противопоставил его тому, кто так потряс
моё воображение тогда в «Кронпринце», Кто разбудил во мне
Не только не успел додумать, а на несколько мгновений во
обще перестал думать, В конце коридора, спустившись по зате
Я узнал его, хотя его образ сильно отличался от того – на ос
лепительной сцене, среди моря звуков, Я узнал его по длинным,
по плечи, каштановым волосам, худому силуэту, замаячившему,
в темноте, и,,, по ящику, который он нёс, сцепив руки в кольцо,
закрывая этим ящиком часть лица и комично выглядывая из-за
В зимних – не по сезону – ботинках, в голубых джинсах и в
чуть коротковатой по длине и в рукавах курточке, он шёл легко
И так вот, идя своей подпрыгивающей весёленькой похо
дочкой, он проявился из коридорной тьмы, поравнялся со мной
и, ничтоже сумняшеся, прошёл бы дальше, на выход, где ждали
его, наверное, друзья или подруги, если бы я не пересилил себя
Позволить ему сейчас пройти мимо – означало конец всей
истории, Ибо больше на поиски Ангела с Золотой –рубою я сюда
– Ну что, Диктор Кокошко, – произнёс я с расстановкой и
почему-то менторски-строго, – что же у вас, это самое, столько
и открыто, словно только что я поздравил его с вручением пре
Ответная улыбка тут же расплылась и на моём лице, потому
что смотрел на меня из-за чёрного коленкора вовсе не недосяга
емый ангел, а мальчишка, которого впервые я увидел на пеньке
в ресторане «Кронпринц», и улыбался он не святочной улыбкой
ангела, всезнающего и всевидящего со своей заоблачной выси, а
открытой, слегка глуповатой, а потому обезоруживающей улыб
кой сбежавшего с уроков озорника, –ёмные малиновые губы
открывали ряд мелких белых зубов и два удлинённых, словно у
А вот такой вот я,
– сказала мне улыбка, –
Завалил сессию,
Но вслух он ничего не сказал, Просто улыбнулся, позволяя
Ничего глупее я сказать не мог, но, как ни странно, глупость
эта оказалась как раз к месту, Зайчик щёлкнул своими зубками и
чем я узнал этот голос и обернулся, – Не может быть8 встрети
Моя улыбка, казалось, отделившись от лица (ибо лицо про
должало – теперь в тоске – смотреть на спасительные двери из
– Привет, Кокошко, – небрежно бросила она, едва удостоив
того взглядом, и тут же вновь обратилась ко мне8 – Ваше шоу
было вчера по телеку,,, Ну и потасовку вы там устроили,,, –ы сам-
– Не-а, – ответил почему-то Кокошко, хотя –атьяна явно
обращалась ко мне, и добавил, счастливо улыбаясь8 – у меня нет
–атьяна явно нервничает и не думает о том, что говорит, Дурий никак
не мог смотреть эту передачу по телевидению, Передача шла «живьём»
, –
– А мы как раз идём, – вновь встрял Кокошко, обнимая свой
«Он всё время молчит, Но если вдруг заговорит, то обяза
тельно невпопад, Как прекрасная Кларочка, –акова его особен
–атьяна тем временем смотрела на меня открытым и ясным
взглядом своих чёрны